«Мы не можем контролировать прошлое и законы природы, следовательно, свободы воли у нас нет». Интервью с аналитическим философом времени Джакомо Андреолетти

«Любимое слово нашего поколения — не „надо“, а „зачем?“». Как государство может помочь молодежи

Куда идти студентам, которые хотят участвовать в управлении своим городом? Чем ценности миллениалов и поколения Z отличаются от ценностей их отцов и дедов? Почему студенты боятся заводов? Что государство должно молодежи, а чего не должно? Отвечает Юлия Аблец — главная в Санкт-Петербурге по работе с молодежью и общественными организациями. С Юлией мы познакомились на конкурсе «Лидеры России», победительницей которого она стала в 2018 году.

— На конкурсе «Лидеры России» — жесткая конкуренция профессионалов, но вы вошли в число победителей. Что это за черты характера или навыки, которые помогают выбиться в лучшие из лучших?

— Самое важное — всегда помнить, что побеждаешь не ты, побеждает твоя команда. Задачи, которые сегодня встают перед нами, настолько сложны, что в одиночку их не решить. Но шансы на успех будут намного выше, если объединить усилия, энергию, интеллект, возможности и способности разных людей.

Сначала наблюдаешь за командой. Смотришь, как они взаимодействуют, что у кого лучше получается, разговариваешь с ними. Это тоже очень важно, и об этом часто забывают.

Многие руководители ломают голову: как же понять мотивацию человека? Да просто спросите у него. В большинстве случаев люди с готовностью говорят о себе.

Дальше открыто — это обязательное условие! — предлагаешь им роли. Помимо того, что у человека есть способности, он еще должен хотеть этим заниматься и чувствовать себя на своем месте.

И надо давать людям возможность ошибаться и пробовать снова.

Мне кажется, что важное качество современного лидера — это умение отходить на второй план.

Причем не формально, превращаясь в серого кардинала, который все контролирует из тени, а по-настоящему в какие-то моменты отходить в сторону, передавать полномочия управления тому, у кого это получается лучше в данный момент, и самому выполнять его поручения.

Пример: на прошлых «Лидерах России» команда, с которой мы проходили соревнования, строила деревянное сооружение. Я понимала, что в силу объективных причин вряд ли смогу управлять этим процессом, поэтому я просто молча взяла молоток и начала забивать гвозди, слушая команды ребят, которые понимали, как сейчас с точки зрения бережливого производства нужно организовать работу. Вот это важно помнить всем руководителям, это и в семье тоже очень важно — когда кто-то постоянно выступает первым номером, а кто-то вторым, вряд ли из этого получится что-то хорошее.

— После победы в прошлогоднем конкурсе «Лидеры России» вас назначили главой комитета по молодежной политике и взаимодействию с общественными организациями администрации Санкт-Петербурга. Как вы ощущаете себя в государственной структуре? Это более интересно, более сложно? Насколько это отличается от работы в частных компаниях?

— Для меня это очень серьезный вызов. Во-первых, вдохновляет масштаб: в Санкт-Петербурге 5,2 млн жителей, из них 1,1 млн — молодежь, те ребята, для которых я должна работать. Представляете, я каждый раз выхожу на улицу и понимаю, что на меня смотрят глаза человека, которому я должна создать условия и возможности для его реализации в жизни. Это и вдохновляет, и очень давит ответственностью, которая заставляет мозг в режиме 24/7 искать варианты: что же можно сделать, чтобы им помочь, поддержать?

Чем наше поколение и поколение тех, кто идет за нами, отличается от предыдущих поколений? Нам нужны смыслы. Наша деятельность должна быть очень осознанной.

Общаясь со своими родителями, с более старшим поколением, я часто слышу слово «надо»: «так надо было, время было непростое, страна восстанавливалась после Великой отечественной войны, были глобальные перестройки». И действительно, надо было поехать на БАМ, идти на производство, приходить на работу каждое утро. У них это «долженствование» превалирует.

Мы — а тем более, ребята еще моложе — мы совсем другие. Наше слово — не «надо», а «зачем?». И вот ответ на этот вопрос нужно помогать осознанности. Это такая мягкая поддержка через вопросы, через сомнения, через демонстрацию всего спектра возможностей.

 

— Можно пример проектов, через которые эта поддержка реализуется?

— Мы сейчас на старте множества проектов, но что точно будем делать — это создавать социальные лифты. Тут идея вот в чем. Существуют разные группы молодежи: это и школьники, и студенты, и уже работающие молодые люди. Последняя группа включает несколько крупных подгрупп: работающие на производстве, в управлении, науке, бизнесе, в области искусства или спорта. Так вот, моя задача — сделать так, чтобы в каждой из этих групп городской молодежи заработал социальный лифт.

Что такое социальный лифт? Это возможность сказать «я хочу этим заниматься» и быть услышанным в этот момент. Не просто заявить о себе в пустоту, но получить отклик.

Дальше — это возможность попробовать себя, проверить свои способности в деле.

Пример из моей жизни: я очень хочу петь. Я каждый раз об этом думаю, когда бываю в ресторане, в караоке. У меня большая семья, мы все собираемся в деревенском доме у бабушки, там часто поют, и мне тоже очень хочется запеть. Но моя мама говорит: «Лучше не надо. Принеси ноты, подирижируй, как-нибудь еще поучаствуй». Мама это делает очень мягко и мудро, и вот так же мягко и мудро на уровне государства мы должны подсказывать, помогать определять, к чему у человека есть способности, может ли он этим заниматься, получается ли это у него лучше, чем у других.

Дальше, когда человек уже заявил о своих желаниях и прошел отбор, государство должно дать ему поддержку в самореализации. Тут важный принцип: «не давать голодному рыбу, дать ему удочку».

Нужно помочь стать конкурентоспособным: дать необходимые знания, помочь с наставником, который скорректирует, направит, предостережет от ошибок. Даже просто по-человечески поддержит, «похлопает по плечу». Это ведь тоже важно, когда ты молод и тебе говорят: ты все правильно делаешь, двигайся дальше.

Такие мероприятия, на которых молодые люди пробуют себя, понимают, что это получается, и находят поддержку, в том числе финансовую, — они уже есть во многих сферах. Теперь наша задача — собрать их в систему, разложить в матрицу и понять, где есть пробелы, а где уже есть инструменты, которые нужно настроить.

Один из таких очевидных пробелов — возможность строить карьеру в управленческой сфере, и вот поэтому [ВРИО губернатора Санкт-Петербурга] Беглов объявил, что мы в Санкт-Петербурге будем запускать свой кадровый управленческий конкурс, который позволит молодежи с лидерским потенциалом проявить себя в госуправлении или найти работу на крупных предприятиях города.

Озвученная Бегловым формула для Санкт-Петербурга — 35 на 35. Это означает, что 35 % ключевых должностей в госуправлении должны быть заняты людьми 35 лет и моложе.

 

— Молодежь в управлении — это насколько молодые люди?

— В этом случае имеются в виду студенты и выпускники вузов определенным опытом организации и управления проектами. Но социальные лифты могут работать и для школьников, им ведь тоже нужна возможность поучаствовать в какой-то деятельности, понять, хотят они заниматься этим или нет.

Пример интересного проекта в этой области: «Неделя без турникетов». Организаторы договариваются с крупными компаниями (пищевая промышленность, автомобильная и так далее), чтобы на неделю турникеты открылись и ребята могли прийти на производство и посмотреть, что там вообще происходит, как это все работает. Мне кажется, это очень важная история — когда мы даем прямо руками это пощупать. И это тоже социальный лифт.

Недавно мы общались с Обуховским заводом — это одно из крупнейших оборонных предприятий Санкт-Петербурга, которое тоже участвует в подобных акциях.

И вот что выяснилось — часто подростки, которые приходят знакомиться с заводом, изначально думают о нем что-то типа: черные станки, засаленные спецовки, бородатый мужик ругается матом…

И им, конечно, не хочется туда, и родителям не хочется, они говорят: «Какой завод? Иди получай высшее образование, стань юристом»(еще одним из миллиона). А ребята приходят и видят, что все совсем не так: на заводе современнейшее оборудование, видят, как это работает — 3D-принтеры отдыхают. Станками управляют умнейшие ребята. Созданы прекрасные условия труда: отремонтированные цеха,у работников –чистая светлая форма.

А самое главное — это работа, которая дает тебе почувствовать результат. Ты запустил станок, он поработал, и вот готов механизм, который ты собрал. Не только дети, но и взрослые, которые туда приходят, постоянно говорят, как это круто и что им тоже хочется видеть осязаемые результаты своего труда.

 

— Я теперь тоже хочу на завод и найти себе применение в каком-то интересном проекте. Где мне найти информацию? У вас есть инстаграм, паблик?

— Я понимаю, о чем вы говорите, — у нас есть сайт, но информация там изложена довольно сухо и, наверное, скучновато для молодежи. Группы в соцсетях тоже не так много людей читает, как хотелось бы. Но мы уже планируем запустить портал, мобильное приложение и вести соцсети в несколько ином виде, чем сейчас. И я в своих личных аккаунтах обещаю больше писать о том, что у нас происходит.

 

— Какие методы управления, которые вы почерпнули из профессионального опыта в частном секторе, оказались полезны в сфере социальных и молодежных проектов?

— Важный навык — это умение работать с очень большими объемами информации, когда у тебя параллельно идут совершенно разные информационные потоки. Вот сейчас у меня каждый день идут потоки: от ребят, молодых жителей города, от правительства города, от моей команды, от федеральных органов власти.

И здесь я говорю большое спасибо моему опыту работы в продуктовой рознице — это одна из самых динамичных сфер.

Ты или продашь товар сегодня, или завтра он испортится, и его придется списывать с потерями для бизнеса. Поэтому розница, особенно продуктовая, учит тебя очень быстро думать, быстро принимать решения, советоваться с большим количеством людей.

Невозможно держать все в своей голове, но можно создать свою базу экспертов, список контактов: этот человек очень хорошо разбирается в этом вопросе, а тот вот в том.

Я вообще всем очень рекомендую приучить себя не стесняться и просить совета. Мы привыкли гордиться тем, что сами принимаем решения, но нет ничего страшного в том, чтобы обратиться к опытному специалисту, попросить: «Вы в этом разбираетесь в сто раз лучше меня, направьте меня, посоветуйте, как бы вы действовали в этой ситуации?».Я ни разу не сталкивалась с тем, чтобы кто-то отказался помочь.

Сейчас я точно так же прошу совета у экспертов из общественных организаций: кто-то из них разбирается в молодежных объединениях, кто-то в волонтерстве, в организации мероприятий. В марте мы проведем с ними серию стратегических сессий по разным направлениям, обсудим молодежное предпринимательство. Проводить этот мозговой штурм будут не чиновники, а сами молодые питерцы, у которых есть свой бизнес. Мы позовем комитета поддержки предпринимательства в качестве экспертов, но саму дорожную карту будет составлять молодежь.

 

— Откуда вы узнаете о нуждах молодежи? Проводятся какие-то опросы?

— Да, проводятся и опросы, и фокус-группы. Есть аналитический центр при правительстве СПб, который этим занимается. Я сейчас лично встречаюсь и с теми, кто изъявил желание пообщаться, и с теми, чье мнение по какому-то вопросу для меня важно. Это активисты НКО, студенты — вот буквально вчера я встречалась со студотрядами. Они до сих пор существуют и уверенно себя чувствуют.

Только в одном Санкт-Петербурге в студотрядах состоят 3 тысячи человек, и это ребята, которые хотят работать. Это колоссальная сила: мы можем летом взять 3 тысячи человек и, например, дорогу построить.

Я сейчас прежде всего пытаюсь слушать, работать «на прием», не высказывая своего мнения. Важно не то, что я думаю, а что думают они.

 

— Есть какой-то проект, который вам предложили и вы сразу подумали: «это бомба»?

— Знаете, я не верю в «бомбы», я верю в очень большое количество маленьких, но очень важных дел.

Вот одно из таких дел: в Центральном районе Санкт-Петербурга есть группа ребят, активистов, которым не все равно, как живет их город, их двор и их дом. Например, они озаботились тем, что в историческом центре есть много таких серых, скучных «шкафов» — это конструкции, в которых прячется электрооборудование. И они предлагают сделать из них объекты стрит-арта с привязкой к историческим и культурным реалиям.Например, на Кузнечном переулке сделать изображение кузнеца, в местах Достоевского нарисовать героев его произведений. Они сами сделали готовые дизайн-макеты, и им даже не нужны деньги на это.

Мы с ними общались, и я говорю: «Ребята, вам же деньги нужны, да?», а они — «Нет, не надо, деньги мы сами соберем, есть куча людей, которые готовы помочь. Вы помогите нам организационно».

Как оказалось, это непростой процесс — есть, говоря чиновничьим языком, балансодержатель этого шкафа, тот, кто им владеет, имеет свое видение того, как он должен выглядеть. Есть комитет по градостроительству и архитектуре, который отслеживает культурный опыт города. Есть коммунальные службы, которым важно обеспечить безопасность.

Но мы уже на пути к победе по двум шкафам — когда сойдет снег, ребята их разрисуют, и мы вам их покажем. Вот из таких маленьких дел, в том числе на конкретных объектах, деталях городского ландшафта, и складывается общая победа– улучшается общее качество жизни людей и меняется атмосфера среди молодежи, у них появляется вера в себя, в том, что они смогут найти себе применение в городе.

 

— Вы занимаетесь не только молодежью, но и НКО: скажите, существуют ли в Санкт-Петербурге (или еще где-то в России) какие-то организации, которые учат НКО работать эффективнее?

— Есть несколько ресурсных центров — они помогают тем, кто хочет заниматься общественной деятельностью. Там рассказывают, как это правильно делать, как зарегистрироваться, как вести деятельность, реализовывать проекты.

Сам комитет по молодежной политике вместе с общественниками проводит семинары — открытые, туда может прийти кто угодно. На них мы рассказываем, какие вообще есть варианты господдержки, что нужно сделать, чтобы получить грант, какие типичные ошибки допускают.

У общественных организаций есть серьезная проблема — где им базироваться, им нужны помещения.

Причем у них нет каких-то особых требований, просто нужно помещение, где будет работать актив, храниться материалы, где детям подарки будут вручать. По закону, у них есть право арендовать помещения на льготных условиях, но административно этот процесс тоже не очень простой. И вот мы обратились к коллегам из комитета по управлению имуществом с просьбой тоже проводить семинары, где просто, по шагам раскладывать, что для этого нужно: делай раз, делай два, делай три. Повторюсь про принцип «удочка вместо рыбы»: мы не делаем этого за ребят, мы учим их, как сделать это самим.

 

— Получается, если я молодой активист и хочу что-то сделать в городе, мой первый шаг — прийти к вам и спросить, как именно? Как мне понять, куда идти — ведь за разные вещи отвечают разные органы власти, вот как в примере с теми же шкафами?

— В мобильном приложении, которое мы, надеюсь, запустим к концу года, мы хотим в формате онлайн-образования сделать мини-курсы в видеороликах: что делать, если ты видишь проблему в городе и готов не только рассказывать о ней, но и участвовать в ее решении. Эти модульные курсы будет разбиты по тематикам — допустим, вы хотите, заниматься сортировкой мусора- вот курс о том, как организовать процесс с минимальным сопротивлением.

А пока — приходите в комитет, мы открыты, или пишите мне в соцсетях, я очень стараюсь отвечать в течение 48 часов. Когда совсем много работы, то переадресовываю вопросы своей команде.

 

— Какими вопросами сейчас озабочена питерская молодежь, какого рода проекты вам предлагают чаще всего?

— Спектр очень широкий, конечно, но есть наиболее популярные направления. Во-первых, это вопросы о возможности реализации в жизни– молодые люди хотят быть востребованными в своей стране, в своем городе, не только зарабатывать, но и ощущать смысл. Вторая важная история — благоустройство города, молодежи важна комфортная городская среда, и ребята хотят в этом участвовать. Вот сейчас выпало очень много снега, мы все, чиновники, пошли его убирать (я после нашего интервью тоже пойду), и многие молодые питерцы тоже вышли и расчистили участки. Со сложными ситуациями можно справиться только всем вместе.

И третий тренд — ребята интересуются политикой, и мы это тоже поддерживаем. В городе есть уже три Школы молодого депутата, скоро они будут во всех районах.

Муниципальным депутатом можно стать с 18 лет. Всем, кто видит свою реализацию в этой сфере, мы рассказываем о том, как строить избирательную кампанию и обеспечивать ее финансирование, о законодательстве, о том, как общаться с горожанами, как решать конфликтные ситуации.

И если после этого человек решает, что ему дальше интересно работать в этой сфере — мы продолжим его поддерживать информационно.

 

— Во власти и в бизнесе, в том числе и среди молодых управленцев, довольно мало женщин. Как вы считаете, почему так и нужно ли исправлять ситуацию?

— Здесь два момента. Во-первых, я считаю, что не нужно никого насильно никуда тащить. Если женщине комфортно быть женой и мамой, нужно дать ей такую возможность. Но если женщина принимает решение, строить карьеру, ей, конечно, нужно помогать в этом, гендерные проблемы у нас в стране еще существуют. Но я убеждена, что это должен быть не какой-то защитный колпак над девушками — скорее, важно рассказывать им истории тех очень успешных женщин, которых у нас в стране достаточно много, чтобы у них был пример, как те справлялись со сложностями.

 

— В одном из интервью вы упомянули свой урок лидерства в сочинской школе и то, что лидерство — это постоянная работа над собой. Поделитесь, как именно вы создаете лучшую версию себя?

— Стараюсь не лениться. Мы все от природы ленивые, не надо этого стесняться. Нужно себя постоянно заставлять думать. Мозг— физическая субстанция, которой нужно постоянно работать. Если твой мозг постоянно работает, то он, как и тело, каждый день становится чуть лучше, чуть быстрее.

Дальше — нужно ставить перед собой амбициозные цели. Они могут казаться очень высокими и страшными, но тут есть хороший прием, он называется «слона нужно есть по частям». Разбивая цели на этапы, нужно последовательно двигаться вперед.

Третье — не нужно стесняться просить помощи, экспертизы других людей. Мы сильны теми, кто нас окружает. И если вы окружены сильными и мудрыми людьми, вы учитесь у них, перенимаете их опыт, перенимаете их успех и сами становитесь сильнее.

И еще, мне кажется, важно учиться и учить не только на историях успеха. В одной статье в зарубежном издании я когда-то прочла о том, как школьникам, наоборот, рассказывают истории неудач.

Мы ведь ребят не готовим к неудаче, и бывает, что когда не получается с первого раза, они сдаются. Но вот тот же Сергей Павлович Королев — он далеко не сразу ракету создал. Важно знать, что успех не всегда приходит сразу, важно быть готовым к падению, анализировать неудачи, учиться на ошибках, не теряя мотивации и надежды. И общественникам тоже важно об этом говорить: «Ребята, даже если у вас есть, с вашей точки зрения, шикарный проект, вы принесли его в госорганы или к спонсору, рассказали о нем, но  вас не поддержали, то это не значит, что проект плохой. Продолжайте, если вы в него верите, будьте настойчивыми, будьте гибкими, ищите разные варианты реализации, думайте, как трансформировать идею. Неудача — это тоже часть успеха».