Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Книжки с картинками для взрослых: 7 философских комиксов, которые можно листать с серьезным забралом

Если вам всё еще кажется, что комиксы — только для детей, рассказываем, когда комикс стал серьезным искусством и как завоевал мир высокой литературы, а также какие самые интересные, мрачные, сложные, философские комиксы стоит почитать взрослым серьезным людям.

Периоду бронзового века комиксов, 1970-м годам, мы обязаны появлению нового типа комиксов — не для подростков, влюбленных в атлетичные торсы, туго затянутые в трико и плащ, а таких, в которых начали выкристаллизовываться серьезные «взрослые» темы. Конечно, комиксы тогда, да и сейчас, славили супергероя — американская массовая культура всегда строилась по принципам мифа. Но вместе с тем супергероике стала наступать на пятки авангардная индустрия: появились комиксы о чем угодно: социально-ангажированный комикс, сай-фай антиутопии, оккультные и хоррор-арки, психоделический трип, философские сюжеты, серии-пародии или попросту откровенный стеб над героями в прилипучих панталонах.

О комиксе как о самобытном институте можно говорить хотя бы потому, что у него есть собственная премия — премия Айснера, включающая 31 номинацию, будь то лучший сценарист или лучшая работа, основанная на реальных событиях. А еще графический роман постепенно просочился и в другие премии — например, в список лучших художественных книг Пулитцера, как это случилось с «Маусом» Арта Шпигельмана, повествующим о холокосте, антропоморфных мышах-евреях и злобных котиках-нацистах. И вот совсем недавно впервые за 50 лет существования Букеровской премии в лонглист этой литературной награды попал комикс — «Сабрина» Ника Дрнасо, где история об исчезнувшей девушке накладывается на критику опухших от лавинообразного контента и рекламы миллениалов.

Все это позволяет говорить о комиксе как о феномене, постепенно дрейфующем в противоположную от супергероики сторону. И вот 7 постмодернистких, замешанных на философии или попросту полных инъекции психоделики графических работ, в которых никогда не вступишь в паутину Питера Паркера и не натолкнешься на алые труселя Супермена.

«Метабароны», 1992

Алехандро Ходоровски, Хуан Хименес

Что это: Неудивительно, что известный чилийский режиссер, мастер раскладки карт Таро и психоартист Алехандро Ходоровски включил в эту сагу свои перекрученные на научно-фантастический манер психические искания. Это как приключения Конана-варвара с допотопным мечом, но в стиле киберодиссеи с лазерами, тайными орденами, заклинаниями, эросом, танатосом, ну и, конечно, историей о великой любви.

О чем: Этот комикс предлагает нам привести в порядок фамильное древо великого клана космических воинов Метаборонов. Исток клана начинается от прапрадеда, а вместе с ним — и повествование. Дальше можно прочитать о «межментальном» инцесте между первым и вторым поколением, метабароне Стальной Голове, искавшем органическую голову последнего поэта Земли, эро-магии и межгалактическом Эдиповом комплексе.

«Грязь», 2002

Грант Моррисон, Крис Уэстон

Что это: В этой серии Грант Моррисон открыл огонь по здравомыслию и традиционному нарративу из всех возможных орудий. Получился невыносимо глупый и красивый шизо-кибер-триллер о том, что в секретных ложах не всё так просто, наивные вы обыватели.

О чем: Грег Фили, души не чающий в своем котике и порно, оказывается лучшим агентом тайной психоорганизации под названием «Рука» (она же «Грязь»). Его память стерли, внедрив подставную маскировочную личность. Но он вновь нужен «Руке», поэтому, облачившись в комичный синий парик и кислотно-желтый костюм, Грег вынужден заново учиться палить по всевозможной хтони: гигантские летающие сперматозоиды или сумасшедший, решивший что Бог затаился в височной доле, поэтому весь мир нужно хирургически подвести к эпилептическому припадку. А еще здесь есть шимпанзе-коммунист Дмитрий-9, кричащий «Убить за Хрущева!», — и русал, очень похожий на Ричарда Никсона.

«Иерусалим», 2016

Алан Мур

Что это: Это 1300-страничный кирпич весом с упитанного щенка от мэтра комиксов, практикующего мага и бородатого чудака Алана Мура. Можно сказать, что это тот самый Великий Графический Роман, в котором автор взболтал все повествовательные техники ХХ столетия и выдал многослойную метаисторию об одном городишке, полном мифологических сюжетов, — что и роднит его с небесным Иерусалимом.

О чем: Здесь сотни персонажей, включая Джеймса Джойса и его дочь Лючию, Сэмюэла Беккета, проституток, ангелов, Оливера Кромвеля, Дьявола, Бога и самого Мура. В пространство комикса вплетена эпическая поэма, целая пьеса, увесистые шматы текста в стиле «Улисса» или искалеченный методом нарезок рассказ а-ля Уильям Берроуз. Или вот — повествование ребенка, подавившегося драже и видящего предсмертные галлюцинации длиной в 200 страниц. Но главное здесь — дом в Боро (родной городок сценариста), к которому привязана вся повествовательная канва, спрессовывающая сотни историй в единый палимпсест.

«П.С.: После смерти», 2016

Скотт Снайдер, Джефф Лемир

Что это: Этот комикс замечателен по двум причинам. Во-первых, это, кажется, первый раз, когда Скотт Снайдер перестал пичкать нас приключениями Бэтмена и низкопробными хоррор-комиксами, а вместо этого взял и написал очень личную историю с неожиданной развязкой. Во-вторых, это, кажется, первый раз, когда провинциально-уютный рисунок Лемира так холодит душу. «П.С.: После смерти» — это многослойный текст с легкой примесью сай-фай и тяжелым экскурсом в философские дискуссии о жизни, памяти и смерти — в стиле «Погребенного великана» Исигуро и Роберта Хайнлайна одновременно.

О чем: Ученые всё-таки докопались до гена, ответственного за бессмертие. Теперь человечество может бесконечно пить «Совиньон Блан» и ни о чем не переживать. Только все вынуждены жить в убежищах, ведь внизу, под горами, притаилась Смерть — мутировавший мох, пожравший все формы жизни. Есть еще одна проблема: объема памяти людям хватает на сто лет, поэтому все они буквально учатся жить заново. Но только не Джона — ведь он ведет дневник, в котором пишет о матери, умершей несколько столетий назад, или о девушке, которая его забывает, но с которой он сходится каждый век. А еще Джона уверен, что внизу есть жизнь. Но всё же он сомневается. Можно ли верить запискам; что он помнит сам, без их помощи и не бродит ли он кругами после каждой мнемонической отключки?

«Зеро», 2014

Алеш Кот, Йен Бертрам

Что это: Молодого чеха Алеша Кота называют самым самобытным сценаристом комикс-индустрии за последние пять лет. Он немного повпахивал на «Марвел», но быстро сбежал в издательство Image ради авторских проектов. Именно за эти проекты его обожают и ненавидят. Многие его работы напоминают многочасовые галлюциногенные лекции обо всем, что он знает о жизни или что попросту недавно прочитал: метафизика, пространственно-временной континуум, мифология, конспирологические заговоры — и никаких тебе игр мускулов и выкрутасов.

О чем: Агент Зеро рассказывает обо всем, что знает, пока одеяло повествования не перетягивает на себя сам Уильям Берроуз, пишущий альтернативную историю агента. И кто вообще двигает сюжет: Кот, Берроуз, сам Зеро или дергающаяся в последних конвульсиях рука мертвого Бога-инстектоида? Не очень понятно, зато здесь есть всё, что любят и Берроуз, и комиксист: насекомые, гипотеза о фаллических грибах, Танжер, тайные агенты и много наркоты.

«Архангел», 2016

Уильям Гибсон, Бутч Гайс, Алехандро Баррионуэво

Что это: Отец киберпанка Уильям Гибсон решился взяться не только за ручку, но и за карандаш. «Архангел» — его первый комикс. Временами он хромает, но в целом это любопытная поделка под сериал «По ту сторону» с Джей Кей Симмонсом.

О чем: Есть две практически идентичные версии Земли, только с небольшими хронологическими различиями. В первом мире недалекого будущего на согбенных спинах всех стран мира восседают ядерные короли — США. Во втором мире Гитлер еще не успел глотнуть цианиду, да и русские пока не вошли в Рейхстаг. Поэтому сопротивление первой Земли решает не допустить ошибок своего мира и засылает агента Пилота на Землю-2. Тот делает всё правильно: упраздняет возможность ядерной войны, но — простите, спойлер — вместо этого к власти через 70 лет придет Трамп.

«Токийский призрак», 2016

Шон Мерфи, Рик Ремендер, Мэтт Холлингсворт

Что это: «Токийский призрак» — это та самая территория надоевшей дискуссии «по какой антиутопии мы живем?». Здесь Оруэлл сталкивается с Хаксли, кнут с пряником, а всё дозволяющий интернет — с ярым неолуддизмом. Получается очень весело и кроваво.

О чем: Весь коллективный мозг западного мира жиреет от избыточного контента, люди застряли в электронных опиумных курильнях, в том числе и главный герой констебль Лед Дент — нанопорносериальный наркоман. Правда, ходят слухи, что в Японии (как ни парадоксально) существует запрет на компьютерные и киберпримочки, зато процветает жесткий тоталитаризм. Поэтому Дент отправляется в страну самураев — подальше от силикона и рекламы.