Истории: Что нас раздражает
и как с этим бороться

Поделиться

Елена Серафимович попросила раздраженных читателей «Ножа» раскрыть душу и попытаться посмотреть на свои эмоции со стороны.

Андрей, 26, трейдер

Раздражает: внешний вид феминисток

— Нет, я, конечно, понимаю, что не все феминистки страшные, я ни в коем случае не сексист. Я абсолютно разделяю их позицию, что не нужно ставить чужое восприятие во главу угла и подстраиваться под мужское одобрительное мнение — носить мини-юбки, боевой раскас и кружавчики. Конечно, нужно выглядеть так, чтобы нравиться в первую очередь себе — я, например, ношу на работу сиреневые и розовые рубашки, потому что я в них выгляжу свежим, хотя жена и говорит, мол, я-то в курсе твоей ориентации, но другие люди могут разное думать.

феминистки

Меня здесь мучает вопрос: неужели феминисткам действительно нравятся стрижки «под горшок», потрескавшиеся губы, нелепая одежда, которая им не идет? Они правда считают, что волосатые ноги — это красиво? Потому что если да, то я удивлен и огорчен эстетическим чувством той части женщин, которая борется за правильные вещи. А если нет и они это делают назло мужикам, то разве это не проявление самой глубокой зависимости от их мнения, как в детстве, «спроси родителей и сделай наоборот»?

Я не борюсь со своим раздражением, оно мне жить не мешает, да и портреты Лены Данэм я вижу не так часто.

 

Диляра, 35, помощник нотариуса

Раздражают: мужские споры о политике

— Из-за этого я даже рассталась со своим гражданским мужем. У него было демонстративное кредо — банальная фраза, что если вы не интересуетесь политикой, то она заинтересуется вами. Достаточно было одной новости, чтобы он возмущался целый вечер. Я потом начала уходить в ванну и слушать там музыку, лишь бы этого не слышать. Это еще когда он один, а когда соберутся на барбекю такие же подорванные друзья! Я за девятичасовой рабочий день меньше уставала, чем за два часа такого «отдыха».

мужские-споры

Мне кажется, разговоры о политике — это еще хуже, чем женские разговоры о цвете лака для ногтей. Мы хотя бы этими лаками пользуемся, а мужчины выплеснут возмущение, покрасуются друг перед другом своим умом и правильной гражданской позицией, понастроят химер, как бы они обустроили Россиию, и ложаться спать довольными. А мы сиди и злись — на что они реально способны, кроме разговоров, и почему до сих пор не могут кран починить, если точно знают, как поднять экономику. Наверное, в своем мужском кругу они из-за всего этого друг друга больше уважают, но нормальные женщины таких балаболов презирают. Мой бывший никакой общественной работы сроду не выполнял, конечно, зачем — ведь круче в своей голове депутатами руководить.

Поборолась с раздражением я радикально — ушла от этого умственного импотента.

 

Георгий, 24, SMM-менеджер

Раздражает: когда креативность ассоциируют с наркотиками

— Дико бесят те, кто до сих пор употребляет выражание «что курил автор». Они пробовали когда-нибудь накуриться и что-нибудь придумывать, а потом сдать это начальнику? Вот пускай попробуют. Еще эта тема, когда человек не понимает современного искусства, то с важностью изрекает: наркоман какой-то рисовал! Хочется дать в глаз такому критику.

С раздражением не борюсь, потому что не знаю как.

 

Анна, 28, экономист

Раздражают: назойливые продавцы-консультанты

— Я слежу за новинками косметической отрасли, часто покупаю декоративную косметику просто чтобы расслабиться. Но получается это далеко не всегда, потому что мешают продавцы. Каждый раз, напоровшись на их фальшивое радушие, порчу себе настроение, а что делать — по интернету можно заказывать только то, чем уже пользовался, а я люблю новинки.

продавцы

Раздражает не только и не столько назойливость этих девушек (ее можно понять, наверняка они получают процент от продаж), сколько сочетание нахрапистости с некомпетентностью. Налетает она на меня, что подсказать, я задаю вопрос — и она при мне начинает читать упаковку продукта! Не знает, где маркировка срока годности, путается в переводе с английского элементарных терминов, на вопрос, чем отличается товар от аналога, заявляет, что «этот хороший, но и тот тоже хороший, по сути, они одинаковые». Другой вариант: парит заведомо плохой продукт, который в отзывах получил две-три звезды. Конечно, консультанты не все такие, а в корнерах люксового сегмента таких почти нет, но кому сейчас нужен люксовый сегмент, с таким долларом?

Я пытаюсь переводить свой опыт с этими незнайками в конструктив: звоню на горячие линии, пишу комментарии на сайтах. Скандалить на месте не хочется, хотя это и самый действенный способ — ну оштрафуют они ту несчастную девушку, кому от этого станет лучше? Я считаю, что виновато руководство магазинов и бренды, которые не учат сотрудников и не требуют от них, чтобы они знали больше, чем средненький бьюти-блогер.

 

Алиса, 31, историк

Раздражают: незнакомцы, которые набиваются
в друзья в соцсетях

— У меня интересная работа и большая сеть контактов ученых из разных стран. В свой фейсбук я выкладываю интересные ссылки на исследования, пишу, над чем сейчас работаю, рецензирую работы других (на английском). Мой друг и научный руководитель учил меня всегда излагать максимально просто и увлекательно, чтобы способствовать распространению научных знаний. Но эта привычка имеет и другую сторону: меня пачками пытаются добавить в друзья незнакомые люди, и каждый раз приходится тратить свое время на их страницы. Ну вдруг я пропущу какого-нибудь перспективного студента, которому действительно нужен мой совет, или обижу коллегу, чье имя забыла?

незнакомцы

Но чаще всего это: друзья друзей, которые никак не пересекаются со мной по интересам; неизвестные с пустыми профилями; жаждущие женского внимания индусы; русские, которые сообщают: «ваши статьи такие интересные, давайте дружить». Но, простите, зачем мне дружить с вами? Что такого интересного в вашей хронике, зачем мне ваши лайки, перепосты глупых шуток и фото детей, для чего мне отвлекаться на ваши бессмысленные сообщения? Есть кнопка подписки, почему ею не воспользоваться?

С раздражением от этого опыта борюсь так же, как и с любым раздражением: выполняю дыхательные упражнения и медитирую.

 

Юлия, 19, модель

Раздражает: когда ее пытаются тайком сфотографировать

— По роду деятельности меня фотографируют каждую неделю сотни раз, за свой внешний вид на снимках я не боюсь — получаюсь на них даже лучше, чем в зеркале. Но каждый раз выхожу из себя, когда замечаю, как меня кто-то тайком пытается щелкнуть на телефон. Знаете, есть эти люди, которые снимают других в метро и выкладывают в инстаграм потом? Они вообще не думают о приватной жизни других, о том, что им это может быть неприятно. Замечаю, как какой-то парень стремного вида разворачивает телефон под характерным углом, и хочется в паранджу завернуться от мыслей: что он сделает с моей фоткой, покажет друзьям как свою девушку, на стенку повесит или ночью с ней уединится и…

фотографировать

С раздражением я борюсь, представляя, как какой-нибудь придурок пойдет за мной и попытается познакомиться, а у меня в сумочке всегда лежит шокер. Своему парню говорю, что боюсь бродячих собак, но на самом деле как раз для такого случая.

 

Настя, 26, временно не работает

Раздражает: собственная трансформация
в стереотипную домохозяйку

— В августе у меня была свадьба, а в сентябре наша импортно-экспортная фирма, где я работала юристом, разорилась. Муж предложил мне подождать с поиском работы — он девелопер в российском отделении международной корпорации, и ему светили перспективы контракта в Канаде с оплаченным переездом для семьи. Я подумала: почему бы и нет, я росла без отца, с 17 лет тружусь, можно и отдохнуть несколько месяцев, расслаблюсь и буду вить гнездо. Но все оказалось не так, как я думала.

домохозяйка

В офисе я постоянно была в центре событий, нужно было быстро решать вопросы, у меня была репутация цепкого специалиста, ориентированного на результат. Большие сделки мы праздновали всей фирмой, в общем, это была такая постоянная движуха. Дома же я столкнулась с тем, что мне не с кем поговорить, пока муж и все друзья на работе, и что я, со своей точки зрения, совершенно бесполезна. Ну приготовлю ужин по сложному рецепту — съедим точно так же, как если бы я потратила на него полчаса, невелика заслуга, больше продуктов порезать и дольше мешать. Мы оба в быту неприхотливы, а я и простые блюда умела делать вкусными. Расходы на домработницу мы сократили, я мою-подметаю, а в голову лезут дурные мысли. Типа: на что я молодость трачу, а может, я этого и достойна? Забросить домашнее хозяйство — с ума сойдешь от безделья. Вычищу тут все, устану — муж похвалит, а сам будет думать: «была энергичная деловая девушка, а стала клуша, то ли дело новая секретарша у шефа». Начала подмечать, когда он приходит позже, додумывать, ревновать. И понимаю, что это ерунда и сама все порчу, но не могу эти мысли прогнать. Приходит он домой, а я не знаю, о чем говорить: о том, что я три часа Вконтакте просидела, читая, чем занимаются знакомые, или как мне удалось стиральный порошок купить в два раза дешевле на распродаже? Пугает, что теперь кажутся важными мелочи, которых раньше я даже не замечала — он не разулся и наследил по чистому полу, забыл продукты купить или уже неделю не говорил, что любит меня. Переезд все откладывается, и я сама себе противна.

С раздражением не борюсь, потому что если бы не самокритика, я бы превратилась в карикатурную тупую домохозяйку. Думаю, мне нужно к психологу.

 

Стас, 27, предприниматель

Раздражает: как люди относятся к разбогатевшим знакомым

— Я бросил университет на третьем курсе и пошел в бизнес. Торговал разным — сахаром и овощами оптом, детским питанием, возил обувь из Турции. Хорошие деньги пошли, когда взялся за китайские планшеты и дешевые смартфоны, я первым просек спрос, нашел выгодные условия и застолбил нишу на рынке. Купил новую машину, переселил родителей из брежневки в нормальную квартиру, стал одеваться так, чтобы выглядеть как директор, а не обсос. Ну и началось.

богатство

Друзья по универу сначала шутили, типа, свой Ротенберг растет (я из еврейской семьи), потом, вижу, начали косо смотреть, да и понятно — они девушек в Макдональдс водят и по ночам за макаронами пишут никому не нужные кандидатские по особенностям рельефа Среднесибирского плоскогорья, а я на хонде без кредита езжу и не ною о том, как все плохо в стране, а думаю, как бизнес развивать. Дальше начали просить в долг. Я понимаю, что не вернут, скорее всего, но суммы не такие большие, да и не жалко мне. Часть должников начали меня избегать, а те, что вернули, даже как-то обозлились. Остался со мной единственный университетский товарищ, прирожденный ученый, ему на финансовые различия наплевать, и с ним всегда можно поговорить. Потом мать начала переживать по поводу того, что меня посадят, и всем родственникам и друзьям рассказала о своих страхах. Я понял, что если мою съемную хату обнесут, то это мать будет в ответе, выставила меня каким-то новым русским. Естественно, я работал в серой зоне и подмазывал таможню, бывало, но не совсем же я дурак — нанимал людей для этого, сам рисковал имуществом, но не свободой.

Было обидно видеть, как люди не ценят твои успехи, считают их случайными или думают, что только бедные могут ставить моральные ценности выше материальных. С раздражением как борюсь — давлю его в зародыше, повторяю себе, что это они не со зла, а скорее от глупости, лени и отсутствия веры в себя, которые им и так жизнь испортили.