Популярное

Псу под хвост: какие стереотипы о животных совершенно никуда не годятся

Пожалуй, стоит признать: стереотипы — неотъемлемая часть нашей жизни. Некоторые из них мы любим, с остальными ведем непримиримую борьбу. С одной стороны, они избавляют нас от необходимости излишне много размышлять, экономя ресурсы и энергию для более важных вещей, но с другой — формируют совершенно искаженную картину мира. Люди несколько тысячелетий живут бок о бок с представителями фауны и, разумеется, составили почти обо всех собственное мнение — жаль, не всегда верное.

Человеку с плохим аппетитом часто адресуют такой комплимент: «Ты ешь, как птичка». Если вы когда-нибудь говорили что-то подобное — прекращайте. В ходе эволюции у пернатых повысился уровень метаболизма, и подкожного жира они практически полностью лишены (конечно, речь не о домашних бройлерах или гусях, чья печень предназначена для гурманов). Чтобы не умереть от истощения, птицам необходимо есть мало, но очень часто. Рекордсмен по чревоугодию — самый маленький в мире представитель этого класса, колибри: масса нектара, который птаха выпивает за день, примерно в 3 раза превосходит ее собственный вес.

Чем крупнее птица, тем меньше она ест. Так, синицы потребляют в день примерно 35 % от своего веса, а вот крупные воро́ны — всего до 5 %. Наш желудок вмещает около 2 кг пережеванной пищи — для человека с массой тела 60 кг это приблизительно 3 %. Так что до синиц нам еще есть и есть. Кстати, милые доверчивые желтопузые птички на самом деле страшные охотники. Больше, чем бабочек и гусениц, они любят только своих собратьев по классу. Существуют многочисленные свидетельства нападений синичек на чаек и прочих чечеток.

Сестрички воробьев храбро атакуют других птиц, выклевывают им глаза, а затем добираются и до мозга.

Знатоки их так и называют — «зомби-синицы».

Какие еще маньяки выставляют напоказ свою притворную слабость и скрываются за милой внешностью? Белая шерстка, мягкие лапки, длинные ушки только прикрытие для расчетливого и кровожадного полярного зайца. Конечно, все мы слышали о «трусости» этих зверей, о том, как, чуть завидев опасность, они удирают что есть мочи. Но на самом деле бег зайца — это лишь инстинкт, такой же как отдергивание руки от горячей кастрюли. Его мозг немедленно реагирует на опасность, происходит всплеск адреналина — и вот, еще не успев понять, что к чему, заяц уже мчится, развивая скорость до 60 км/ч. Если же что-то угрожает не ему самому, а его возлюбленной или потомству — ушастый обязательно бросится на подмогу. Заяц вполне может помериться силами с некрупными хищниками (например, совой) и даже напасть на собаку или лису. Когти у него довольно крупные, а острые, годные для поедания дерева зубы годятся и для укусов.

К тому же зайцы умеют очень громко кричать, а эффект неожиданности тоже играет им на руку.

Кроме того, как вы уже поняли, далеко не безобидные ушастые существа могут употреблять в пищу и мясо. Делают они это не из-за большой к нему любви, а скорее из-за скудности рациона. При белковом голодании зайчишки нередко воруют из капканов птиц или вытаскивают из сетей рыбу.

В общем, ясно, что некоторые животные прикидываются совсем не теми, кем являются на самом деле. И очередное тому подтверждение — совы. Для начала забудьте, чему вас учили в школе, — эти птицы видят днем. Более того, некоторые из них даже охотиться предпочитают в светлое время суток. Конечно, к темноте их глаза приспособлены лучше, чем человеческие, из-за своего строения: они не шарообразные, а скорее похожи на колокольчик. В них очень много светочувствительных фоторецепторов — палочек, благодаря которым совы хорошо видят в сумерках. А вот в абсолютной темноте они ставят на свой острый слух: улавливают даже самые тихие звуки и бросаются на добычу. В общем, уши и глаза работают вместе — настолько вместе, что, заглянув в ухо «мудрой» птицы, можно рассмотреть заднюю часть совиного ока, причем во всех подробностях — благодаря опять-таки своей форме органы зрения глубоко уходят в череп.

Жаль, что такие красивые глазки оттесняют на периферию мозг. Да, мы вынуждены развеять очередной миф: совы на самом деле глупые.

В сравнении с воро́нами или попугаями (это птицы с приблизительно равным объемом мозга) они хуже решают экспериментальные задачи и реже поддаются дрессировке. Так что совиная почта наверняка не лучшее решение. Правда, в своем быту большеглазые птицы ориентируются неплохо, ловят добычу и даже могут приманивать жертв.

Зайцы и совы, очевидно, работают с хорошими маркетологами, раз их выставляют в довольно выгодном свете. А ведь некоторые животные, действительно, страдают от людского мнения — например, летучие мыши.

Отряд рукокрылых, включающий в себя летучих мышей и крыланов, состоит из 1200 видов. Половина из них питается только насекомыми, одна пятая — фруктами и нектаром. Остальные придерживаются смешанного меню, могут ловить небольших рыб, амфибий, но не брезгуют и растениями. И только три вида, живущих в далекой Южной Америке, питаются кровью: два — птичьей и один — Desmodus rotundus, вампир обыкновенный, — специализируется на млекопитающих. Тем не менее эти не самые миловидные животные постоянно ассоциируются со всякой клыкастой кровососущей нечистью и темными силами. Вероятно, им стоит поблагодарить за это Брэма Стокера, ведь именно в его романе вампир впервые превратился в летучую мышь. Может, страх вызывает их способность летать? В любом случае не стоит бояться рукокрылых. Конечно, если вы не в южноамериканских тропиках.

В общем, мыши явно не в фаворитах. Обычным норушкам тоже достается. Например, поговаривают, что их боятся даже слоны. И снова — неправда. Байку эту рассказывали еще древнеримские философы, и можно догадаться, на чем она основана: при встрече с грызунами огромные звери замирают и не смеют шага вперед ступить.

На самом деле, как и все крупные животные, слоны знают, что при виде непонятного существа, пусть оно и размером с мышь, лучше сделать паузу и разобраться. Точно так же обладатели хобота останавливаются и при виде змей, крупных птиц и даже собак или кошек.

Но есть, есть ахиллесова пята даже у таких четырехметровых гигантов! Они, как и многие из нас, апифобы. Говоря по-русски — боятся пчел. Вроде бы их шкура достаточно толста, чтобы не пропустить жало, но беспощадные полосатые трудяжки покушаются на святое — глаза и внутреннюю часть хобота! Так что при звуке жужжания слоны начинают беспокоиться, мотать головой и топать ногами, чтобы укрыться (речь все еще про слона) в поднявшейся пыли. Меркантильные люди узнали об этой боязни и теперь стали использовать пчел (или аудиозапись их «ж-ж-ж») для охраны полей и садов.

Продолжаем тему неудачников. Это животное мы частенько вспоминаем, чтобы обозвать недалеких людей или просто наглецов, перегородивших всю парковку. А вот зря! Ученые доказали, что бараны не так уж и тупы. Ложные представления об их интеллекте основаны на склонности овечек слепо следовать за пастухом или его собаками и бездумно во всем подчиняться. Однако стоит дать им немного воли, усадить за выполнение заданий — и вуаля, они демонстрируют отменную обучаемость и сообразительность. Овцы умеют различать лица и эмоции, запоминать нужный цвет и форму. Причем таких результатов они достигают так же быстро, как и приматы, — примерно через семь тренировок.

Золотым рыбкам тяжелее в учении, но и они не так забывчивы, как нам кажется! Известный миф об их трехсекундной памяти также опровергнут.

Сомнения на этот счет были всегда: вряд ли рыбы смогли бы выжить в тяжелой эволюционной борьбе, если бы не запоминали тип необходимой им пищи или вид опасности. Так вот, оказалось, что аквариумные питомцы способны удерживать в своей рыбьей головушке информацию об определенных раздражителях до трех месяцев, идентифицировать цвета и проходить лабиринты. А еще отличать Баха от Стравинского, чем может похвастаться не каждый прямоходящий. Так что не стоит совсем уж пренебрежительно относиться к плавающим исполнительницам желаний. Кто знает, о чем они помнят до сих пор. И что они там задумали.

В общем, будьте хитрее, как лисы, не доверяйте народным мудростям, как овечки, с умом, как вороны, подходите ко всем утверждениям — и тогда-то кошки точно не будут скрести у вас на душе.