Это просто звери какие-то! Сексуальные извращенцы животного мира

Поделиться

В последнее время в мире постоянно меняется представление о нормах половых отношений. В отдельных обществах формируются различные взгляды на допустимое сексуальное поведение. Грубо говоря, мы, люди, сами определяем сексуальную норму. Однако социальные рамки ограничивают лишь человека, который балансирует на границе биологического и общественного начал. Животный мир более раскрепощен в своих взглядах. Для размножения и удовлетворения сексуального желания братья наши меньшие используют все приемлемые и неприемлемые способы.

Например, запрещенная (и поделом) педофилия у животных может выполнять достаточно важную функцию продолжения рода. Самки горностаев (Mustela erminea) достигают половой зрелости уже на втором месяце жизни, а самцы — только к году. Потомство появляется на свет в марте-июне, но и пик половой активности мужчин-горностаев приходится на это же время. Самки «прошлого» сезона не подходят для свиданий, ведь они уже либо беременны, либо нянчатся с детенышами. Молодые горячие горностаи под шквалом гормонов рыщут по норам и выискивают хоть кого-нибудь, дабы передать ценный груз (собственные гены). В ходе этого секс-приключения они обязательно натыкаются на молодых, недавно родившихся самочек и покрывают их. Оплодотворив вчерашних младенцев, горностай спешно убегает на поиски следующей норы разврата. Кстати, беременность у этих зверей длится четыре месяца, но в определенный момент детеныш «замирает», и поэтому, несмотря на весеннее оплодотворение, роды происходят только следующей весной, когда молодая самка окрепнет, а погода будет располагать к появлению потомства.

Промышляют совращением малолетних и милые, на первый взгляд, морские бобры, каланы (Enhydra lutris). Дальние родственники выдр, игривые и очень социальные животные не всегда могут правильно истолковать свои желания. Например, существует множество случаев изнасилования каланами детенышей. Детенышей тюленей, бельков. Сексуально неудовлетворенный морской бобр может напасть на белька и жестко удовлетворять свою похоть в течение нескольких часов.

Чаще всего белек в процессе погибает, но даже это не останавливает мохнатого Гумберта. Калан начинает таскать бездыханное тело с собой, чтобы в подходящие (и не очень) моменты вновь совокупляться с ним.

Не только тюлени страдают от сексуальных нравов каланов. Даже самки морских бобров не спешат вступить на путь размножения. Дело в том, что сексуальное поведение самцов очень агрессивно: во время ухаживания они нападают на своих избранниц, а в момент спаривания удерживают возлюбленную зубами за нос! Оставшиеся шрамы говорят о том, что самка теперь женщина, и, более того, кем-то оплодотворенная.

Если каланиха выказывает неудовольствие столь активным поведением, то самец может ее притопить (размножение происходит в воде), а увлекшись — и утопить. Но как и в случае с тюлененком, это не беда! Ведь мертвая самка — согласная на все самка! И ничуть не погрустневший самец продолжает спариваться с бездыханным телом, невзирая на запах.

Не будем далее порочить репутацию меховых поплавков, ведь некрофилы встречаются почти во всех классах животных. Амазонские лягушки (Rhinella proboscidea) отличаются тем, что в их популяции самцов примерно в десять раз больше, чем самок. Когда начинается сезон размножения, сразу все кавалеры под действием гормонов бросаются на немногочисленных дам и образуют кучеобразную оргию. Выживают сильнейшие, многие в этой схватке погибнут. В том числе и самки. Однако это не останавливает жаждущих потомства самцов: они обхватывают будущую мать своих детей за живот, выдавливают икру и оплодотворяют ее. Биологи назвали такое уникальное поведение «функциональной некрофилией».

А вот птицы не выдавливают яиц из бездыханных товарищей.

5 июня 1995 года был зафиксирован первый случай «гомосексуальной некрофилии у крякв».

Самец кряквы (Anas platyrhynchos) врезался в стекло Музея естественной истории в Роттердаме и трагически погиб. Тело его не осталось без дела, почти сразу же к нему подлетел другой селезень и надругался над бездыханным товарищем! Совокупление длилось 75 минут и стало самым длинным половым актом, когда-либо наблюдавшимся человеком. Описал это явление Киис Меликер, за что и получил в 2003 году Шнобелевскую премию. Сейчас тело жертвы выставлено в музее, и каждый год 5 июня в 17:55 на месте трагедии собираются люди, отмечающие День мертвой утки.

Так уж сложилось, что самые кошмарные вещи творят самые милые создания. Пингвины, эти неуклюжие жирные существа, на самом деле таят множество скелетов в своих пингвиньих шкафах. В 1910 году началась известная антарктическая экспедиция Скотта, в которой принял участие врач Джордж Мюррей Левик. Он так вдохновился увиденным, что написал небольшую книгу заметок, которую по вполне понятным причинам не опубликовали. Назывался этот великий труд «Сексуальное поведение пингвинов Адели». В нем было все то, о чем приличные британцы в начале XX века предпочитали молчать. Симпатичные создания, пингвины Адели (Pygoscelis adeliae), развлекались так, что даже бумага покраснела: некрофилия, киднеппинг, проституция и изнасилования. Доктор Левик сообщал, что наблюдал несколько случаев спаривания самцов пингвина с самками, умершими в прошлом году. Конечно, в Антарктике тела хорошо сохраняются, но все-таки это странно.

Спаривание пингвина с мертвой самкой не имело никаких оправданий: самец делал это не в сезон размножения и вполне осознавал, что его пассия мертва. Доктор Левик писал, что все это свидетельствует лишь о «крайней испорченности птицы».

К счастью (или несчастью), доктор Левик не дожил до момента, когда появилось другое описание сексуального поведения пингвинов. Как известно, черно-белые хулиганы откладывают яйца в уютные каменные гнезда. Но вот беда, камней не так уж и много, и, чтобы раздобыть подходящий, нужно потратить много энергии и сил. Самки, часто уже беременные, находят одинокого самца, который только планирует семью. Будущие отцы, грезящие о создании домашнего очага, набирают себе лучшие булыжники из лучших. Самка, положившая глаз на его камешки, подходит и встает в позу для спаривания. Пингвина не нужно долго упрашивать — он быстро седлает коварную развратницу и делает то, чему его научила природа. После сеанса самка встает, отряхивается и… возвращается к своему обычному партнеру. Но не одна, а с подарочком — булыжником от благодарного простофили. Максимальное число камней, собранных таким образом пингвинихой (только за время наблюдений!), составило 62! Пока что это единственный пример секса за строительные материалы, в основном животные продаются за еду. Но не судите всех пингвинов! Ночных бабочек у них не так уж и много, речь идет о 5–7 % от всей стаи. Остальные же очень верны и, раз выбрав партнера, уже никогда ему не изменяют.

На «выгодный» секс согласны и паучихи вида Pisaura mirabilis. Перед спариванием самец приносит своей избраннице подарок, завернутый в красивую упаковку из паутины. Путь к половым органам паучихи лежит через желудок: если верить исследованию, самки предпочитают съедобные подношения, пусть даже и небольшого размера. Однако не все пауки готовы делиться своим законно добытым мамонтом, поэтому делают ставку на размер. Они подбирают травинки, семечки или даже собственные испражнения и красиво заворачивают все это в кокон. Важно как можно лучше «упаковать» подарок, ведь от этого будет зависеть продолжительность спаривания. Пока заинтересованная девушка радостно рвет обертку, самец спешно заталкивает сперму в семяприемники.

Если подарок съедобный, то у самца появляется бонус во времени, ведь спариваться можно и пока избранница ест. Если же паучиха обнаруживает фекалии вместо конфетки, она обиженно вскидывается и убегает от обманувшего ее негодяя.

Если беспозвоночные пауки готовы спариваться за блага первой ступени пирамиды Маслоу, то более развитые приматы — за высокие мотивы. Например, карликовые шимпанзе, или бонобо (Pan paniscus), практикуют занятия сексом для предотвращения конфликтов. Девиз бонобо: в любой непонятной ситуации — соблазняй. Обезьяны могут предложить интимную близость, чтобы избежать территориальной борьбы, битвы за пищу, за место для детенышей или при взаимной неприязни. Бонобо действительно хороши в этом и считаются самыми развитыми животными в области секса. Они практикуют генитальное, оральное, мануальное, гомосексуальное и групповое соитие, индивидуальную, взаимную и групповую мастурбацию, фехтование мужскими половыми органами, поцелуи и массаж. К тому же это одно из двух животных в мире, которые могут спариваться лицом к лицу (первое — человек, но об очередности можно и поспорить).

В то время, пока любвеобильные обезьяны наслаждаются своими возможностями, у рукокрылых оральный секс играет важную роль для продолжения рода и является «систематизирующим признаком»: увидев, кто именно занимает активную позицию, вы вполне можете определить вид животного.

У фруктовых летучих мышей только самки вылизывают половые органы самца до начала размножения, продлевая этим половой акт в два раза и более. Увеличение продолжительности спаривания необходимо для более эффективной передачи спермы и успешного размножения.

А вот у летучих лисиц  — самцы. Делают они это не ради удовольствия дамы, а чтобы слизать сперму, вероятно оставшуюся после предыдущих спариваний. Так лисы борются с конкуренцией и заодно развлекают озабоченных ученых.

А особо отличившиеся эгоисты оральным сексом занимаются сами с собой — благо анатомия тела это позволяет.

Вместо заключения хотелось бы пожелать, чтобы вы не были животными, а если сильно хочется — будьте как бонобо.

Читать избранные статьи на Ноже