Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Лечи меня нежно: БДСМ как психотерапевтическая практика

Власть, боль и унижение обычно не считаются компонентами здоровых и гармоничных человеческих отношений — но БДСМ-культура много лет пытается доказать обратное. Как утверждал Мишель Фуко, садомазохизм — это особая разновидность творчества, способ по-новому осмыслить границы собственного тела и поведения. Конечная цель БДСМ — не страдание и угнетение, а свобода и удовольствие. В некоторых условиях такие отношения могут стать мощной формой психотерапии.

Отношение к БДСМ за последние несколько лет изменилось очень сильно. Как утверждают российские социологи, люди перестали воспринимать садомазохистские практики что-то жестокое, кровавое и маргинальное. Во многом за это ответственны фильм и книга «Пятьдесят оттенков серого». Но покупка кожаной плетки или наручников с розовым мехом, как и сюжеты произведений Э.Л. Джеймс, очень далеки от того, что подразумевают реальные БДСМ-отношения.

Долгое время психологи вслед за Фрейдом и Крафт-Эбингом считали садомазохизм патологией и девиацией. Затем волна критики обрушилась на БДСМ-сообщество со стороны радикального феминизма.

Как замечает Гейл Рубин, «почти любые сексуальные вариации оценивались в феминистской литературе как противоречащие феминизму». Идеалом были отношения, из которых полностью изгнано неравенство.

Девушки, которые держатся за руки и читают другу другу стихи — это хорошо. Плетки и удушение? Да вы что. Даже миссионерская позиция — это отображение патриархата.

Кому нравится БДСМ

Когда психологи начали изучать реальные БДСМ-сообщества, выяснилось много интересного. Согласно крупному голландскому исследованию, люди, практикующие БДСМ, психологически здоровее окружающих. Они более экстравертны, более открыты к получению нового опыта, менее невротичны и менее подвержены целому ряду психических расстройств — от депрессии до тревоги, паранойи и (сюрприз!) патологического садизма.

По разным подсчетам, к БДСМ склонны от 2% до 65% населения. Первая цифра относится к участию в реальных БДСМ-практиках, а вторая — к сексуальным фантазиям. В отличие от парафилий типа фетишизма, БДСМ одинаково привлекает как женщин, так и мужчин. За участием в БДСМ, как правило, не кроется опыт детских травм и насилия. БДСМ-практики не мешают, а в некоторых случаях даже помогают установить близкие и доверительные отношения между партнерами.

В чем-то критики, возможно, были правы. БДСМ — это не безобидный секс с добавлением модных девайсов, а особые отношения власти. Но эти отношения должны основываться на трех главных принципах БДСМ-культуры: добровольности, разумности и безопасности.

Садист, который действительно любит причинять людям страдания против их воли, в БДСМ-тусовке быстро бы заскучал.

Как устроены БДСМ-отношения

Психоаналитик Роберт Столлер, который одним из первых исследовал американское БДСМ-сообщество, писал:

«Точно также, как где-то внутри большинства умственно нормальных людей присутствует депрессия и паранойя, существуют садомазохистские состояния сознания».

По его мнению, власть в той или иной форме пронизывает все человеческие отношения. Культура БДСМ просто делает их более явными.

Исследователи выделяют четыре темы, вокруг которых строятся практики БДСМ:

  • Психологическое доминирование и подчинение — распределение ролей на «верхнего» и «нижнего», раба и Господина.
  • Причинение боли с помощью горячего воска, порки, электричества, острых предметов и т.п.
  • Физические ограничения — связывание, использование наручников, кляпов и повязок.
  • Психологическое унижение — ругательства, использование расовых и других стереотипов, обращение с человеком как с объектом и собственностью.

Но главный компонент всех отношений внутри БДСМ — договоренность и взаимное согласие. Перед началом каждого сеанса участники должны четко понять, что им делать разрешено, а что — нет. Для определения черты, которую нельзя пересекать, часто используются специальные опросники и подробные договоры. Любой из участников может использовать стоп-слово и мгновенно прервать взаимодействие, если что-то пойдет не так.

В БДСМ-отношения вступают добровольно. Именно это отличает игру в насилие и унижение от реального насилия и унижения.

Многие БДСМ-практики напрямую не связаны с сексом. Их целью является не оргазм, а особое психологическое состояние — ментальное поле, которое возникает между двумя или несколькими участниками сцены.

БДСМ и измененные состояния сознания

Тело не чувствует боли, становится легким и невесомым. Теряется ощущение времени. Исчезает внутренний монолог. Возникает чувство глубокого покоя и удовлетворения.

Примерно так участники БДСМ-сообщества описывают сабспейс — специфическое состояние сознания, которое иногда возникает в ходе сеанса у «нижнего» партнера. Чтобы войти в сабспейс, требуется интенсивное физическое воздействие — например, связывание и жесткая порка.

В результате приостанавливается активность коры головного мозга, в кровь выбрасывается огромное количество эндорфинов. Человек теряет ощущение собственного «я» и растворяется в волнах спокойствия и эйфории.

Как объясняет нейробиолог Гермес Солензол, у человека есть два способа избежать боли: сценарий «бей или беги» или использование внутренних обезболивающих — эндорфинов. Во время сеанса БДСМ человек не может и не хочет убежать; он связан и вынужден исполнять чужие приказы. Поэтому тело запускает второй сценарий. Похожие ощущения можно пережить во ходе глубокого массажа или сеанса телесно-ориентированной терапии — эротический контент для этого совсем необязателен.

«Верхний» партнер тоже может войти в особое состояние сознания, которое называют топспейсом. Это похоже на состояние потока, которое описал психолог Михай Чиксентмихайи — человек полностью сосредотачивается на деятельности, растворяется в практике. Во время удачного сеанса оба партнера входят в очень плотный эмоциональный резонанс. «Верхний» реагирует на сигналы и ощущения «нижнего», весь мир за пределами сцены исчезает.

Такое взаимодействие само по себе может быть глубокой терапевтической практикой. Профессиональные «доминатрикс», которым платят деньги за то, чтобы они били и унижали клиента, описывают свои услуги именно так. Они называют себя специалистами по снятию стресса и восстановлению энергетического баланса.

Телесная и душевная боль может освободить вас от внутреннего напряжения и стресса. Опытная домина с терапевтическими знаниями и медицинским образованием поможет парам разобраться в конфликтах и выявить смысл, доселе скрытый, с помощью игры во власть и бессилие. Внутреннее удовлетворение и освобождение от комплексов на основе телесного наслаждения — не этого ли мы хотим всю жизнь?

— из рекламы услуг женщины-доминатрикс

Чем современные практики БДСМ отличаются от садомазохизма прошлого

Несмотря на роль договора и добровольного согласия, во время БДСМ-сеанса очень легко навредить партнеру физически и эмоционально — как говорил один киногерой, «с великой силой приходит великая ответственность». Поэтому в БДСМ партнеры должны очень глубоко узнать желания и потребности друг друга, что не всегда предполагается в «ванильных», то есть обычных сексуальных практиках.

В этом современный садомазохим отличается от тех отношений, которые практиковали его отцы-основатели — Захер-Мазох и Маркиз де Сад. БДСМ помещает насилие в игровой контекст, подчиняет его контролю через предварительный договор и стоп-слова.

БДСМ разрушает традиционные гендерные роли и стабильные иерархии. Женщина также часто бывает «верхней», как и «нижней», а золотое правило сцены гласит, что хороший «топ» сначала должен почувствовать себя в роли «саба».

Мишель Фуко, который кое-что знал о власти и был активным посетителем БДСМ-клубов Сан-Франциско, считал садомазохизм способом подорвать традиционные отношения власти. БДСМ, по его мнению — это «реальное создание новых возможностей удовольствия, о которых люди прежде и не догадывались».

Но кое-то из старых-добрых традиций французского либертинажа сохранилось и теперь. Как и произведения французского классика, БДСМ-культура ставит под сомнение идеалы Просвещения, согласно которым каждый из нас изначально свободен, благороден, не запятнан жестокостью и пороком.

Вместо этого идеала БДСМ-культура утверждает другой: жестокость и отношения власти нельзя преодолеть до конца, но можно творчески обыграть.

Психологическая безопасность в БДСМ

Некоторые сценарии БДСМ-игр затрагивают опасные и табуированные темы — инцест, изнасилование, рабство и сведение человека к пассивному объекту. Во всех этих практиках один человек получает тотальный контроль над другим через форму «согласованного несогласия». В БДСМ-сообществе такие сценарии практикуют редко и называют «игрой на грани».

Как указывает клинический психиатр Питер Левин, травма часто вызывает сильное стремление вновь пережить ситуацию, которая ее породила.

Некоторые вступают на территорию БДСМ-культуры, потому что не могут вырваться из порочного круга вины и самоуничижения. Но, как указывают сами участники субкультуры, БДСМ-сеансы не могут послужить заменой психотерапии — в таких случаях они только усугубляют ситуацию.

Принцип добровольного согласия, который считается основой БДСМ — понятие очень относительное. Для добровольного согласия необходима личностная устойчивость, которой обладают далеко не все люди. Иногда человек принимает чужую волю за собственные желания. Кстати, именно в такие отношения пытается затащить Анастейшу герой пресловутых «Пятидесяти оттенков».

Как замечает социолог Александр Кондаков, в бестселлере Э.Л. Джеймс нет садомазохизма как «совместной практики взаимного наслаждения от обмена властью друг с другом». В нем есть человек, который хочет обычных романтических отношений, и человек, который хочет полностью подчинить себе другого. Именно по этой причине роман встретил жесткую критику со стороны БДСМ-сообщества: нельзя силой вовлекать «ваниль» в садомазохистские отношения.

БДСМ как психодрама

Но в другой форме БДСМ может стать разновидностью психодраматического театра — способом прожить свои травмы, преодолеть внутренние конфликты и принять подавленные желания.

Смешайте фантазии о согласованном принуждении, страхе и ужасе, насилии и оскорблениях — и вы получите все необходимые компоненты для очень яркой сцены. Но в этот лабиринт следует входить с прочным ощущением собственного «я», с осознанием мотивов, подвигнувших вас на это, своих желаний, с пониманием всех присущих этому действию скрытых рисков.

— из книги «Библия БДСМ»

Голландский психолог Катерина-Ли Вейль описывает следующую историю. Джоан выросла в семье, где отец был «абсолютным диктатором». Все должны были выполнять его желания, ничьи другие потребности не принимались во внимание. Когда она выросла, первые ее отношения были именно такими. Она нашла партнера, который заменил ей отца — то есть также ее подавлял и игнорировал. Затем что-то изменилось. Она вступила в более равные и доверительные отношения с другим партнером — и уже вместе с ним открыла для себя БДСМ.

Эта практика стала для нее безопасным способом погрузиться в «ментальность жертвы» и выйти из нее целой. Во время БДСМ-сеанса она могла полностью отказаться от собственной воли, не чувствуя при этом вины и страдания.

Во всех остальных сферах жизни стала даже более уверенной и самостоятельной.

Это уже не было похоже на болезненное повторение детских травм. Потребность в психологическом мазохизме никуда не исчезла, но БДСМ-практики помогли преобразить ее во что-то творческое и новое.