История бороды в Европе и России

Поделиться

Борода в древнем мире

У всех древних народов волосы были частью культовых верований. Отсечение волос на голове или теле имело мистическое значение: волосы стригли при инициации юношей, пряди волос были частью погребального обряда, а насильственное лишение волос — знак победы и унижения соперника: например, скальпирование у индейцев, принудительное бритье рабов в древнем Вавилоне.

Борода в традиционном обществе служила признаком красоты, мужества и благородства. У народов азиатского Востока борода однозначно трактовалась как атрибут мужской силы: так, в Месопотамии чиновники и солдаты обязаны были носить бороду. Сохраняла борода культовое значение и у северных европейцев.

Немецкие язычники клялись волосами и бородой; все боги скандивавов бородаты, при этом Один прозывался «пышноволосым», а Тор «пышнобородым».

Бороды побежденных собирали как знаки одержанных побед и превосходства. Гигант Рето в «Истории королей Британии» имел плащ, сотканный из бород убитых им королей.

В Древнем Египте ношение бороды было дозволено только фараону: остальные — от жрецов и чиновников до простолюдинов — брили лицо. В полисах Древней Греции борода была знаком принадлежности к государственной власти или философской школе, ассоциировалась с мужской силой и привлекательностью.

Первым известным историческим лицом, брившим бороду, был Александр Македонский. Существует легенда, что перед индийским походом Александр узнал, что тактика тамошних воинов заключается в том, чтобы хватать противника за бороду во время ближнего боя, и приказал своему войску сбрить бороды. Так, со времени Александра (IV в. до н. э.) в Средиземноморском мире господствовал обычай брить (или выщипывать) бороду. Бриться «до кожи» было необязательно, да и не все могли себе это позволить — можно было обстригать бороду ножницами, оставляя небольшую щетину.

 

Как брились?


В Древней Месопотамии применялась эпиляция с помощью глины или воска. В Древнем Египте, где бритье было насущной необходимостью из-за жары, применяли выщипывание и эпиляцию глиной, но отсюда же пошли первые бритвы. Бритвы —
медные, бронзовые и стальные — впоследствии используются в Греции и Древнем Риме.

 


Излишние волосы души моей

Со времен Александра мода на бритье бород появилась в Греции, затем ее переняли римляне, у которых бритое лицо стало обязательным признаком цивилизованного человека. И после падения Римской империи в V веке короли и правители Европы, подражая первым Каролингам и самому Карлу Великому, брили бороды и иногда носили усы. Согласно обряду коронации императоров первой половины XII века, они должны были «быть бриты», когда папа римский целует коронуемого в лоб, щеки и уста.

В древности и Средневековье бритье было медленной и болезненной процедурой, к тому же требовавшей средств. Вряд ли большинство простых мирян брились часто.

Тем не менее господствовали разные моды. Солдаты на средневековых миниатюрах изображаются безбородыми, особым образом были обриты факиры и комедианты.

К XII веку относят трактат Бурхарда Беллевосского «Апология бороды», в котором автор дает описание разных «стилей» бород и усов:

“barbae funiculatae” («как веревки»), “corniculatae” («маленькими рожками»), “furcate” («вилами», то есть разлапистые бороды), “calanistratae” (завитые с помощью железа, как волосы женщин)… Бороды заостренные, длинные, ниспадающие на живот и бороды «как птичьи хвосты».

В Англии в англосаксонскую эпоху (V–IX века) любой, кто отрезал человеку бороду, должен был заплатить вергельд в 20 шиллингов. В «Русской правде» (X–XI века) за вырванный клок бороды полагалась пеня в 12 гривен (тогда как за отсеченный палец на руке — всего 3 гривны). К русской бороде мы еще вернемся, но как же Европа в итоге осталась безбородой? Всему виной католические священники.

В XI веке мирянин, вступавший в монастырь, произносил обет: «Я предаю излишние волосы души моей на пострижение в жертву и волосы головы моей на бритье…» в качестве символа послушания. Действительно, духовенство и монахи в средневековой Европе все были бритыми.

Уже в XII–XIII веках моралисты и ханжи считали, что пышная борода указывает на греховность человека, а небольшая ухоженная бородка — на сладострастие.

Преследовались и длинные волосы: «Христос и Его апостолы изображаются с длинными волосами не потому, что они носили их в действительности, но из соображений святости», — путано писал богослов XII века Петр Коместор (Едок). Крестоносцам епископы рекомендовали сбривать бороды, чтобы их нельзя было спутать в битве с бородатыми противниками.

Словом, бритое лицо стало явной принадлежностью высшего общества — и осталось ею в дальнейшем, в века Возрождения и Новое время. (Заметим, что европейские крестьяне и бедняки при этом носили бороды.) Элита же отпускала волосы и бороду в трауре, ссылке, отшельничестве. Ну а тем временем в России бороду носили все мужчины независимо от социального статуса.

Усы на Руси

Брились или нет восточные славяне в языческую эпоху — вопрос, на котором сломано не одно копьё. Не будем в него вдаваться — скорее всего, южные славяне брились, а северные — нет — чисто по климатическим причинам. Но в X веке между Западной и Восточной церковью по вопросу стрижки бород происходит серьезный раскол. Русь в этой ситуации — на стороне византийского христианства, где священники носили бороду.

«Не стригите головы вашей кругом, и не порти края бороды твоей» — это цитата из Библии (Левит, 19:27). В средневековой Руси этот принцип свято соблюдался.

Один из первых больших скандалов с бородой случился с Василием III, отцом Ивана Грозного. Чтобы понравиться Елене Глинской, будущей матери Ивана и литовской княжне, Василий сбрил, по западному обычаю, бороду. Когда бояре стали пытаться ему подражать, на них ополчилось духовенство, и мода не прижилась. Сам Иван Васильевич впоследствии запрещал брить бороды «и попу и мирским людем», а в 1551 году по его инициативе собрался церковный Стоглавый собор, который прямо табуировал брадобритие: «Безбородому невозможно в царствие небесное внити», — говорит Стоглав. Согласно его текстам, бритого даже нельзя отпевать.

Бородой на Руси гордились и клялись. Путешественник Адам Олеарий говорит о московских боярах, что «те из них, которые имеют большую бороду и толстое брюхо, пользуются большим уважением. Его царское величество (имеется в виду Михаил Федорович. — Прим. авт.) выставляет таких людей на торжественных аудиенциях, думая этим вселить в иноземцах большее к своей особе уваженье». Григорий Котошихин писал о времени царя Алексея Михайловича, что «иные бояре, брады свои уставя, ничего не отвещают, потому что царь жалует многих в бояре не по разуму их, а по великой породе». Именно при царе Алексее усилились гонения на бритых мужчин и даже у заслуженных бояр отнимались чины за подрезывание волос. Но почему это вообще началось?

Бритвенный станок цивилизации

Ксенофобия в России XVII века существовала не только на словах. Как писал историк Николай Костомаров, «все западные христиане являлись в понятии русского под именем немцев; их признавали некрещеными. По понятию строгого благочестия, не только дружба с немцами, но само прикосновенье к ним оскверняло православного. На этом основании, когда великие князья и цари принимали послов и допускали их к руке, то обмывали руку, чтобы стереть с нее оскверняющее прикосновение еретика». Вот так следовало, по идее, относиться к иностранцам. И царь Алексей Михайлович этот ритуал тоже соблюдал — а сам вовсю интересовался иностранными изобретениями, наукой и культурой, завел у себя придворный театр…

Да и вообще иноземцев кругом становилось все больше. Огромная торговля с Европой шла через Архангельск, где уже привычным делом стали межнациональные браки. Европейские военные (немцы и англичане в основном) обучали и тренировали русские полки. В Россию из Англии ехали купцы и медики.

Через западную моду и светские развлечения в Россию проникал и западный образ светского человека — бритого, то есть с «босым лицом».

В 1675 году выходит указ, чтобы придворные чины (стольники, стряпчие, дворяне и жильцы — придворная элита того времени) «иноземных немецких и иных извычаев не перенимали, волос у себя на голове не подстригали, а также платья, кафтанов и шапок у себя не носили и людям своим тоже носить не велели». Таким образом двор стареющего царя Алексея пытался защититься от «иноземщины» в царских покоях.

Но уже в 1681 году царь Федор приказывает дворянам и приказным (чиновникам) носить короткие «европейские» кафтаны. Кстати, символично, что сам Федор — царь без бороды (по возрасту; она просто не успела вырасти, Федор Алексеевич скончался в 21 год). В Москве начинают брить бороду, что вызывает протест традиционалистов. В качестве последнего средства патриарх Адриан издает специальное послание, в котором убеждает в неизбежности адских кар за брадобритие… Но Адриан был последним патриархом досинодального периода — вскоре институт патриаршества будет отменен Петром Первым. Как, кстати, и бороды.

Царь-брадобрийца

Раз уже выходили царские указы, запрещавшие ходить в иноземном платье при дворе, значит, петровские новации имели хоть какую-то, да почву. Все равно первый день брадобрития был шокирующим. Вернувшись из Великого посольства в европейские земли, царь собрал придворных в Преображенском дворце, ласково говорил с ними, рассказывал о походе — и собственноручно обрезал бороду то одному, то другому царедворцу. То же повторилось и на следующих пирах — у Шеина, у Лефорта… Уже через несколько пиров высшее общество поняло, к чему клонит царь, и начало примерять немецкое платье.

Петр знал, как сторонится русский бритого иностранца в кафтане и треуголке. По его замыслу, для того, чтобы Россия научилась торговать с Европой, русские дельцы должны были стать похожими на европейцев — сначала внешне, а там и все остальное подтянется.

С 1700 года сначала все правительственные чины, дворяне и чиновники, а затем и «все вообще» люди, кроме духовенства, извозчиков и пахотных крестьян, должны были начать носить немецкое платье. А в 1705 году повелено: «Всякого чина людям, кроме церковного (попов и дьяконов), брить бороды и усы». С того, кто не хотел подчиняться, брали ежегодный налог: с чиновников и состоятельных горожан («торговых и посадских») по 60 рублей, с богатых купцов — по 100, с горожан победнее — по 30 рублей, а с крестьян, входящих с бородой в город, каждый раз по 2 деньги (1 копейка).

У городских ворот стояли специальные досмотрщики, другие разыскивали бородачей по улицам и площадям. Особенно тяжко приходилось староверам, которые бороду сбрить просто не могли. В 1722 году было приказано, чтобы носящие бороды платили по 50 рублей в год и «чтобы оные бородачи и раскольщики никакого иного платья не носили, как старое, а именно: зипун со стоячим клееным козырем, ферязи и однорядку с лежачим ожерельем» — в общем, карикатурный «староверский» костюм. Пришедшим в государственное учреждение бородачу не в таком платье отказывали в принятии документов и взыскивали с него штраф. Тому, кто приведет к воеводе одетого «не по форме» бородача, полагалась половина такого штрафа. А в 1724 году царь еще повелел и «женам бородачевым» носить шапки с рогами. Разумеется, такие дикие меры дополнительно способствовали переходу многих раскольников на нелегальное положение.

Можно себе представить, какое — при хаосе в тогдашних государственных учреждениях, неопределенности в порядке взимания «бородовых» денег и пошлин — открывалось поле для злоупотреблений!

«Бедный промышленник из купечества или из крестьян везет в город: харч, бревна, дрова, уголья или какой-нибудь другой товар; у городских ворот: стой! а борода? И вот летит алтын и копейка в карманы заставных — не хочет платить, отправляют в воеводскую канцелярию, а оттуда в тюрьму — и долго, долго просидит в ней: откуда бедному взять 50 рублей? В воеводской канцелярии в Петербурге в 1723 году накопилось так много бородачей из бедных торговцев и промышленников, приехавших в город с самыми ничтожными товарами, что по указу Сената велено выбрить им бороды и выпустить на поруки…»

Г. Есипов. «Русская борода и немецкое платье»

Бритое лицо и немецкое платье стало «пропуском» в новое общество: хочешь жить в городе и зарабатывать — брейся и одевайся по-европейски.

Кстати, умелых брадобреев в то время в России почти не было — поэтому Петр распорядился отправить нескольких московских цирюльников на обучение в Европу, откуда они вернулись, нося гордое звание «барбиров». Получается, что первые барбершопы в России появились еще в начале XVIII века.

«Отмена» бороды далась далеко не просто, но дело было сделано, и вся верхушка общества после Петровской эпохи бород уже не носила. А вот среди пашенного крестьянства уважением к бороде по-прежнему было столь сильным, что брить бороду не осмеливались даже… женщины. О курьезном случае в 1741 году сообщали «Санкт-Петербургские ведомости»:

«В 1739 г. была привезена в Академию наук из Московской губернии „мужицкая жена“ Аксинья Иванова, 45 лет, как замечательный раритет. У нее с двадцатилетнего возраста стала расти мужская борода, с усами, и достигла 4–5 дюймов длины. В академии с нее списали „живописным художеством“ портрет… Росту своих волос не противилась, и как стрижением, так и вырыванием препятствовать оному не хотела, но за грех сие почитала. А и муж ее того делать ей не советовал».

«Высочайше утвержденные усы»

Индустрия взимания «бородовых» денег породила огромное количество злоупотреблений — а главное, оставалась доходной статьей государства. Поэтому после смерти Петра борода на лица русских мещан не вернулась. В 1762 году Екатерина II, только вступив на престол, выпустила указ о разрешении бежавшим за границу раскольникам вернуться в Россию — и велела не преследовать их за ношение бород. Екатерина также отменила бородовую пошлину для гражданских, а военным по-прежнему строго наказывали бриться.

К началу XIX века бритье сделалось для высших сословий в России уже общим местом.

Отпускание дворянином бороды могло означать какое-то несчастье или желание посвятить себя духовной жизни. Александр I говорил, что в случае проигрыша войны Наполеону отрастит бороду и уйдет в Сибирь.

Однако влияние французских мод постепенно возвращает бороды на лица молодых российских дворян — вместе с цилиндрами и стеклышками в глазу. «Борода все еще в большой моде. Да, борода! Кто хочет одеваться совершенно по-парижски, тот должен носить бороду…» — читаем в 1834 году.

Вообще в эпоху Николая I ношение усов и бороды в обществе не приветствовалось и считалось признаком вольнодумства или фатовства. Даже Пушкин, отпустив бороду, вынужден был скрываться от глаз светского общества: «Он никуда не показывался, потому что ехал с бородой, в которой ему хотелось показаться жене».

Сам Николай до восшествия на престол и в первые годы брился начисто; но потом на его верхней губе вскочила досадная бородавка, а Николай I очень щепетильно относился к своему внешнему виду. На престоле оказался первый со времен Петра Великого усач.

С 1832 года воинским чинам было разрешено носить усы и баки (но не бороды). Для гражданских чинов все оставалось строго. 30 марта и 2 апреля 1837 года вышли указы, напоминавшие о строгом запрете носить усы и бороды всем гражданским чинам и чинам придворного ведомства. В указе от 2 апреля говорилось: «император… изволил заметить, что многие гражданские чиновники, в особенности вне столицы, дозволяют себе носить усы и не брить бороды… подражая французским модам». Император находил это «совершенно неприличным» и повелел «всем начальникам гражданского ведомства строго смотреть, чтобы их подчиненные ни бороды, ни усов не носили, ибо сии последние принадлежат одному военному мундиру».

Как пишет А. Фаресов, «один только профессор батальной живописи Богдан Павлович Виллевальде носил „высочайше утвержденные усы“, как он выражался, на том основании, что император Николай Павлович очень часто посещал мастерскую художника, очень любил последнего и, в виде исключения, позволил ему носить усы». В 1848 году, однако, усы разрешили носить также чиновникам одного гражданского ведомства — Корпуса путей сообщения.

В 1850-е годы усы и бакенбарды стали модным аксессуаром викторианского мужчины — возможно, после Крымской (Восточной) войны, откуда британские офицеры возвратились порядком заросшими. Со временем и в России наступило послабление законодательства по этому вопросу: Александр II, сам носивший пышные бакенбарды, в 1874 году разрешил военным носить бороды во всех войсках, кроме гвардии, свиты императора и высших военных и морских чинов. А в 1881 году бородатый царь Александр III «вернул» бороды и гражданским чиновникам. Бороду носили и многие члены царской семьи рубежа веков — Константин Константинович, Николай Михайлович, Сергей Александрович и сам Николай II.

В Советской России законов о растительности на лице уже не было. Борода, конечно, могла восприниматься как характерный атрибут геологов, художников, диссидентов, но денег за ее наличие никто брать не пытался. Обязательным бритье бороды осталось только в армии.