Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Билингвизм: плюсы, минусы, подводные камни

Хотя феноменом билингвизма ученые заинтересовались не так давно, само явление существует уже много веков. Первые случаи двуязычия были зафиксированы еще в Античности — в речи детей из семей завоевателей и побежденных смешивались слова, которые они слышали от папы и от мамы. Многие поэты той эпохи владели несколькими языками: римские авторы Квинт Энний и Лукреций то и дело переходили на греческий в своих поэмах, а билингвизм Цицерона считается одним из важнейших факторов обогащения латыни.

В России XVIII–XIX веков в аристократической среде господствовало франко-русское двуязычие. Зачинщицей подобной традиции можно считать Екатерину II, воспитание которой было целиком возложено на французских учителей и вылилось в активную переписку с главными европейскими просветителями — Вольтером и Дидро. В XIX веке эстафету перехватили пленные французские гувернеры, привившие любовь к западной культуре будущим поэтам и декабристам. Мы видим, что билингвами становились и становятся в самых разных условиях и обстоятельствах, — но что их объединяет?

Кого можно считать билингвами

— Нет, я не билингв и говорю свободно не на всех языках, которые знаю.

— Я не считаю себя билингвом, потому что не умею писать на втором языке.

— Я не вырос в двуязычной среде, поэтому я не билингв.

— Я говорю по-испански с акцентом, поэтому меня вряд ли можно назвать билингвом.

Долгое время главным критерием билингвизма считалось свободное владение языками. Такой точки зрения придерживались не только обыватели, но и специалисты. Американский лингвист Леонард Блумфилд в 1933 году заявлял, что билингвом — «истинным», «настоящим», «правильным» — следует называть лишь того, кто с рождения учится общаться на двух языках. Все остальные — гораздо большее число людей, чем кажется на первый взгляд, — либо вовсе не относят себя к категории билингвов, либо делают это с массой оговорок, считая, что в их случае имеет место двуязычие особого рода. Они часто низко оценивают собственный уровень владения «слабым» языком или даже скрывают, что знают его. Если бы мы включили в эту группу только тех, кто без труда общается на двух языках, то оставили бы за бортом огромное количество людей, которые хоть и пользуются двумя языками в повседневной жизни, но не могут похвастаться свободным владением обоими.

Один из первых исследователей феномена двуязычия Уриель Вайнрайх учел это и вместе с канадским коллегой Уильямом Маккеем расширил границы понятия, предложив следующее определение: билингвизм  это попеременное использование двух и более языков.

Билингвами, таким образом, признавались и профессиональные переводчики, свободно владеющие двумя языками, и иммигранты, которые говорят на языке другой страны, но не способны читать или писать на нем. Более того, в эту же категорию попадали ребенок, использующий один язык для общения с родителями, а второй — с друзьями; ученый, пишущий и читающий статьи на неродном языке, но мало на нем говорящий; слабослышащий, который владеет и жестовым языком, и письменной формой обычного. Этих людей объединяет то, что все они используют второй язык на регулярной основе — и потому могут считаться билингвами.

Заимствования и особенности языковой картины

Когда билингвы контактируют друг с другом, они могут смешивать языки. Для каждого типа коммуникации выбирается какой-то один из них, а элементы второго добавляются при необходимости. Существуют разные способы таких вкраплений — например, переключение, когда фраза или целое предложение проговаривается на другом языке, а затем собеседник возвращается к исходному, или заимствование слов с их последующей морфологической и фонетической адаптацией. Так, билингв может сказать собеседнику: «Tu viens bruncher avec nous?» («Ты идешь с нами на бранч?») Здесь английское существительное brunch превращается во французский глагол bruncher.

Еще одна форма заимствования — расширение семантики однокоренного слова в другом языке. Французский глагол réaliser сейчас используется не только в значении ‘исполнить или сделать что-либо’, но и в заимствованном из английского ‘понять что-либо’ (realize). Этот семантический переход начался именно с билингвов, а теперь он довольно распространен у франкофонов с любым уровнем владения английским.

Билингвы заимствуют слова и значения по вполне определенной причине: им требуются фразы из той сферы жизни, в которой они привыкли общаться. Переехавшие в другую страну нередко оказываются в ситуации, когда им нужно говорить о новых реалиях и опыте на родном языке. Чаще всего в нем просто нет необходимого лексикона, поэтому и случаются заимствования: знакомые иностранные слова легче вставить в поток речи, чем мучительно подбирать не самые точные эквиваленты.

Такие заимствования обычно легко распознать — если слушатель тоже владеет двумя языками. Но иногда возникают проблемы. Это касается, например, имен собственных.

Билингвы не всегда понимают, стоит ли изменять имена при переходе с одного языка на другой: так ли уж нужно, чтобы Шарль становился Чарльзом, а Вильгельм  Гийомом?

Определенных правил на этот счет нет. С одной стороны, билингвы не желают выглядеть (а точнее, «звучать») высокомерно и используют естественное для того или иного языка произношение имени, особенно когда их слушают люди, только им и владеющие. С другой стороны, они желают сохранить оригинальный фонетический облик слова и при этом удостовериться, что собеседники понимают, о ком идет речь.

Однако подобные интерлингвистические скачки́ могут иметь и отрицательные последствия. Любой, кто когда-либо учил иностранный язык, сталкивался с «ложными друзьями переводчика». Вы видите в тексте слово со знакомым корнем и думаете, что уже знаете перевод, но на самом деле у него совершенно другое значение. К примеру, французское librairie и испанское librería означают ‘книжный магазин’, а английское library — ‘библиотеку’. Поэтому билингвам приходится думать дважды, прежде чем использовать то или иное слово.

Тем же, кто умеет писать на двух языках, нужно быть очень осторожными с орфографией. Франко-английские билингвы вынуждены останавливаться всякий раз, когда хотят написать «адрес» (англ. address и франц. adress) или «ритм» (англ. rhythm и франц. rythme). Неудивительно, что главным подарком для билингвов стало появление программ для проверки орфографии.

Мифы о билингвизме

Несмотря на то, что двуязычие распространено в самых разных странах, у людей, как правило, складываются одни и те же ложные представления о нем. Так, например, очень часто встречается ошибочное мнение, что билингвизм — редкое явление.

На самом деле около половины населения планеты в повседневной жизни использует два языка и более.

Крайне популярен и другой миф — что билингвы владеют обоими языками одинаково хорошо. В реальности же они учат их для разных целей и используют в разных сферах жизни. Часто при переезде в другую страну в детстве ребенок в общении с родственниками продолжает говорить на родном языке, но вынужден быстро усваивать и второй, местный, чтобы не изолироваться от школьного коллектива. Нередко один из языков начинает доминировать или становится основным в конкретные моменты жизни. Действия, связанные с базовыми навыками: счет, запоминание телефонных номеров и даже чтение молитвы — обычно производятся с использованием только одного языка. Выполнение арифметических операций на другом языке может занять существенно больше времени.

Блестящие переводческие способности билингвов — еще одно частое заблуждение. Если это не является их профессией, они редко могут выполнить быстрый и точный перевод. Безусловно, билингвы без труда справятся с элементарными фразами — но не со специальными терминами, для работы с которыми требуется предварительная подготовка.

Наконец, многие считают, что хорошее владение двумя языками означает отсутствие акцента. Это далеко не так. Акцент связан, скорее, со спецификой произношения в определенных частях страны или мира и не делает кого-то «более/менее билингвальным».

Кроме распространенных мифов и догадок, существуют и определенные стандарты для двуязычных граждан — свои в разных частях света. Например, в Европе к этому явлению относятся благосклонно, но к такому работнику или ученику предъявляют высокие требования. Так, билингв должен владеть обоими языками в совершенстве, не иметь акцента и буквально расти в двуязычном окружении с рождения. Поэтому европейцев, причисляющих себя к билингвам, намного меньше, чем американцев, у которых английский часто идет в паре с языками бывших британских колоний или коренных народов Северной Америки.

Преимущества

Знание языков способствует развитию гибкости мышления, внимания и более четкому пониманию разницы культур. Монолингвальность многих частей США, Австралии и Британии, где популярность иностранных языков продолжает падать, противоречит интернациональным тенденциям. Билингвизм и мультиязычность завоевывают целые страны. В Марокко многие учителя легко переключаются между диалектным арабским, его более официальным собратом, целой охапкой берберских наречий и французским. Только в Индии сейчас говорят на 461 языке, а в Папуа — Новой Гвинее — на 836. В скандинавских странах и Нидерландах английский, как правило, изучают с младенчества. Ливийцы то и дело вплетают в речь пассажи на английском и французском.

Так было не всегда.

Еще в 1970-х годах в Британии к билингвизму у маленьких детей относились крайне отрицательно: считалось, что он мешает их интеллектуальному развитию и усвоению языка.

Родители опасались, что дети, которые росли в двуязычной среде, будут путать языки. На самом же деле они чаще всего усваивали навыки лингвистической адаптации: при общении с монолингвами не задействовали второй язык, а разговаривая с такими же, как они, могли переключаться с одного на другой.

Сегодня мнение ученых радикально изменилось. Исследования отдела теоретической и прикладной лингвистики Кембриджского университета показали, что дети-билингвы обладают разительными преимуществами в том, что касается социального взаимодействия, гибкости мышления и понимания строения языка. Психологи Эллен Биалисток и Мишель Мартин Ри также заметили улучшение когнитивных способностей. В своей работе, в которой они изучали детей дошкольного возраста, исследователи пришли к выводу, что билингвы превосходят монолингвов в выполнении заданий со смешанной визуальной и вербальной информацией. Их способности развиваются активнее, когда мозг запускает высшие когнитивные процессы для решения задач, развития памяти и мыслительной деятельности.

В другом исследовании Биалисток вместе с коллегами проследила влияние билингвизма на людей с болезнью Альцгеймера и установила, что двуязычные пациенты лучше справляются с последствиями заболевания, а первые симптомы у них проявились на 4,5 года позже. Когнитивная многозадачность, подкрепленная мышлением на двух языках, в некотором роде сработала как защита от Альцгеймера.

Несмотря на все преимущества в когнитивном развитии и бо́льшую вовлеченность билингвов в жизнь двух и более культур, многие из них предпочитают не распространяться о своем двуязычии. Они стесняются ограниченного словаря или акцента в речи, ведь сложившееся мнение о совершенном владении языками сложно разрушить. Билингвы — особенные люди: их поведение порой очень специфично, и они иногда похожи на чудаков с несколькими очками на носу, но каждые из них позволяют им взглянуть на мир несколько иначе.

Получите первый бесплатный урок по английскому от Skyeng