Спецпроект

Как тратить деньги с умом и красиво?

Баги и фичи любви: в какие ловушки попадает влюбленный мозг

Влюбленность изменяет биохимические процессы в головном мозге — нейробиологи выяснили это давно. И дело не только в повышении уровня нейромедиатора дофамина, который триггерит центры удовольствия и вызывает эйфорию. Внезапные перемены происходят и в зонах мозга, управляющих когнитивными функциями: памятью, вниманием, аналитическими способностями. Поэтому влюбленные то наивны, как младенцы, то блещут знаниями, как мастера телевикторин. С проектом «Двор» объясняем, к каким когнитивным искажениям приводят нас страстные чувства.

Фича: влюбленный мозг лучше учится

Новые знания, навыки, опыт запечатлеваются в мозге человека благодаря установлению контактов между нейронами. Бодрость клеток и их способность к построению таких связей (их еще называют «синаптическими») поддерживают белки нейротрофины, среди которых есть и NGF — фактор роста нервов. По данным исследований, когда это вещество естественным образом синтезируется в оптимальных количествах, оно препятствует развитию нейродегенеративных заболеваний. А его искусственная стимуляция помогает восстанавливать умственные функции после инсульта и черепно-мозговых травм.

В начале 2000-х патоморфолог из Университета Павии Энцо Эмануэль, изучавший NGF, заподозрил, что количество этого белка может резко возрастать в пик романтической влюбленности. Чтобы проверить свою гипотезу, он провел эксперимент на 58 добровольцах, которых стрелы Амура поразили незадолго до того. В контрольной группе, аналогичной по численности, были в основном одинокие люди и те, кто уже не один год состоял в отношениях.

У всех участников исследования измеряли концентрацию NGF в плазме крови. Догадки Эмануэля подтвердились — уровень этого белка у недавно влюбившихся испытуемых, действительно, оказался значительно выше, чем у всех остальных. Внимательно изучив группу свежевлюбленных, исследователь выявил еще одну интересную закономерность: концентрация NGF была прямо пропорциональна силе страсти (ее оценивали с помощью опросника).

Ученые предположили, что этот нейротрофин, благотворно влияющий на когнитивные функции, может неплохо стимулировать умственные способности людей, испытывающих сильное влечение к кому-то.

Такая гипотеза противоречит распространенному мнению, что страстная любовь делает людей глупыми и рассеянными. Видимо, вся интеллектуальная мощь направляется на получение тех знаний, которые позволяют стать ближе к избраннику, впечатлить партнера и завоевать его сердце. Влюбленные знакомятся со знаковыми композициями чиптюн-музыкантов, или запоминают ключевые события времен правления китайской династии Цинь, или… в чём там еще разбирается объект страсти?

Остальное просто выпадает из фокуса внимания.

Так что утверждение «хочешь быстро выучить иностранный язык — влюбись в носителя» — дельный совет, и эффективность этого метода подтверждена наукой.

Баг: возлюбленный кажется божеством!

У любви нет статичного нейробиологического паттерна — на каждой стадии романтических отношений в мозге происходят разные биохимические изменения. Один из авторитетных исследователей этой темы профессор Мадридского университета Комплутенсе Карлос Йела Гарсия выделяет три ключевых периода: влюбленность, страстная любовь и дружба. Именно на первые два из них приходится самая горячая пора биохимических перестроек, когда дофаминовым фонтанам от встреч с объектом страсти сопутствует подавленная активность зон мозга, отвечающих за чувство тревоги и страха.

Так перед ликом своего избранника влюбленная превращается, пожалуй, в самое доверчивое существо во вселенной. А этот самый лик воспринимается не иначе как безупречный.

В социальной психологии подобное явление называется «эффектом ореола» (иногда — «галло-эффектом»). В 1920 году его описал американский исследователь и педагог Эдвард Торндайк в статье «Постоянная ошибка в психологических оценках». Влияние этого когнитивного искажения он проиллюстрировал примером из армейской жизни. Ученый заметил, что офицеры приписывали рядовым с опрятным внешним видом и гармоничным телосложением больше положительных качеств, в том числе интеллектуальных и моральных.

Последователи Торндайка экстраполировали его концепцию, в частности, на романтические отношения. Правило осталось прежним: чем симпатичнее нам человек, тем больше положительных качеств мы ему приписываем и меньше недостатков замечаем.

Усиливает этот эффект еще одна иллюзия восприятия — ошибка атрибуции, когда мы отождествляем чьи-либо действия с чертами личности, не задумываясь о других поступках и контексте происходящего. Например, если женщина купила шоколадку своему ребенку и порадовала его, значит она хорошая мать. Такое суждение ошибочно, ведь по этому поступку нельзя судить о ее родительских качествах.

Может быть, чуть раньше она отлупила малыша ремнем и выбросила все его игрушки, а теперь пытается загладить вину покупкой сладости.

Подробно этот эффект анализирует социальный психолог Ли Росс в своей работе 1977 года.

Находясь в романтических отношениях, влюбленные руководствуются такой же ложной логикой и не смеют даже усомниться в моральных качествах своих избранников: «Если мой партнер говорит, что верность — это хорошо, значит он никогда мне не изменит». Такое, конечно, возможно. Однако на всякий случай стоит задуматься, чего больше в этом утверждении — реальных характеристик любимого или собственных иллюзий и ожиданий, с ним связанных.

Фича для тех, кто за моногамию: взаимная страсть не позволяет отвлекаться на других

После первого секса пара обычно вступает в следующий этап отношений — в период страстной любви по классификации Карлоса Йелы Гарсии. В это время партнеры по-прежнему получают мощный дофаминовый заряд от общения друг с другом. Кроме того, в мозге повышается уровень вазопрессина и окситоцина — нейропептидов, которые участвуют в формировании привязанности и стремления к моногамии.

Оберегать верность пытается и наша психика.

Например, в этот период люди особенно подвержены такому когнитивному искажению, как эффект знакомства: мы автоматически расцениваем как наилучший выбор то, что уже давно и хорошо знаем.

Считается, что впервые это явление описал немецкий философ и экспериментальный психолог Густав Теодор Фехнер еще в 1870-х годах. А свое нынешнее название оно получило в трудах известного психолога Роберта Зайонца, который в 1960-х предложил современную интерпретацию феномена эффекта знакомства. Исследователь изучал влияние посторонних на поведение и самочувствие индивидуума. Он заметил, что любой новый стимул — будь то встреча с незнакомцем или непривычное блюдо в меню — первоначально вызывает реакцию страха и избегания. Но каждое последующее его воздействие возбуждает всё больший интерес, снижает тревожность — и человек уже начинает испытывать положительные эмоции и ждет этого стимула.

Грубо говоря, наш мозг слишком ленив и пуглив, чтобы идти на авантюры и заводить знакомства без особой нужды.

Поэтому ему куда проще убедить себя, что сделанный однажды выбор — лучший вариант из всех, которые можно представить.

Баг: отрицание или оправдание плохих поступков возлюбленного

Страстно влюбленный человек будет пытаться сохранить отношения во что бы то ни стало, даже если они причиняют ему боль. Так работает эффект позитивности. Это неоднозначная особенность нашего восприятия, которая проявляется в том, что мы начинаем выискивать плюсы даже в объективно паршивых обстоятельствах. Так психика защищает нас от разочарования и морального бессилия.

Пожалуй, один из самых страшных примеров действия этого эффекта — оправдание партнеров-абьюзеров. Нередко случается, что из-за страха потерять близкие отношения влюбленные в агрессоров люди терпят побои, находят в происходящем свою вину и считают, что заслужили наказание.

Похожим образом проявляется еще одно искажение — эффект склонности к подтверждению своей точки зрения. Он настраивает восприятие человека на выборочную работу: влюбленный замечает лишь то, что его не огорчает и убеждает в безупречности партнера, а также отношений с ним. Всё остальное попадает в слепое пятно.

Впервые об этом когнитивном баге рассказал английский психолог Питер Уэйсон, пионер в области изучения последовательных ошибок в суждениях. Позже социальные психологи проверяли, как такое отклонение проявляется в разных смоделированных ситуациях, и пришли к выводу, что особенно подвержены ему люди, находящиеся в состоянии эмоциональной перегрузки из-за перманентных страданий в отношениях или по каким-либо иным причинам.

Баг: сложно решиться на расставание

Даже когда влюбленный разочаровывается в своем партнере, перестает слепнуть от его ореола и начинает критически оценивать поступки, иллюзии не отступают — порвать отношения мешает эффект неприятия потери.

Впервые о нем рассказали известные когнитивные психологи Амос Тверски и Даниэль Канеман в 1979 году. Упрощенно этот эффект можно описать так: люди предпочитают избегать потерь, даже если им сулят эквивалентный выигрыш. Позже теорию Тверски и Канемана многократно проверяли в своих экспериментах поведенческие экономисты и психологи, изучающие межличностные отношения. А в 2016 году международный коллектив нейробиологов продемонстрировал биохимические подтверждения эффекта.

Иногда не дает решиться на расставание и другая когнитивная ловушка — так называемый IKEA-эффект.

В 2011 году психолог из Гарвардской школы бизнеса Майкл Нортон вместе со своими коллегами провел эксперимент, показавший, что люди больше любят и выше оценивают вещи, которые целиком собрали собственными руками. Этот же эффект действует и в любовных делах — пары иногда не завершают изжившие себя отношения под таким предлогом: «Мы много вложили в них, они очень ценны для нас, нельзя просто взять и всё закончить».

Впрочем, этот эффект проявляется только в том случае, если и сборка стеллажей, и создание романтических отношений не сопровождались муками и всё прошло гладко, без прищемленных пальцев и разбитых сердец.

Фича: прикосновения возлюбленного снимают боль

Если чувства партнеров искренни, их пребывание рядом друг с другом помогает легче переносить физический дискомфорт.

Обезболивающий эффект любви давно и с разных сторон изучает коллектив неврологов и когнитивистов Хайфского университета. За основу своих изысканий они взяли концепцию поведенческой синхронизации людей, когда партнеры на прогулке копируют походку друг друга или перенимают привычки, жесты и мимику «второй половинки» за время долгого совместного проживания. Израильские ученые предположили, что подобные процессы могут протекать и на физиологическом уровне. Проверили они это, поставив эксперимент с моделированием чувства боли.

В нем приняли участие 22 гетеросексуальные пары в возрасте от 23 до 32 лет. Исследователи измеряли частоту их дыхания и сердцебиения в нескольких ситуациях. Женщин при этом подвергали легкой тепловой боли без повреждения тканей.

Пока партнеры находились в разных комнатах, их ритмы не совпадали. Но когда они оказывались в одном помещении, спустя некоторое время наступала синхронизация, независимо от того, был между ними тактильный контакт или нет.

Если женщина ощущала боль, а мужчина в это время не прикасался к ней — физиологические параметры рассинхронизировались. Однако как только он брал ее за руку — их сердца вновь бились в унисон. Но важно другое: у женщины почти пропадали болевые ощущения!

Тот же научный коллектив в ходе другого своего исследования сделал следующее наблюдение: чем больше сочувствия мужчина испытывает к своей возлюбленной, тем лучше действует такая «анестезия».

Выходит, эмпатия, прикосновения и физиологическая синхронизация жизненных ритмов влюбленных — это способ в некотором смысле разделить боль пополам и сделать ее менее интенсивной. Сколь универсально это полезное искажение, пока сложно судить, ведь ни в одном эксперименте не было гомосексуальных пар, а физическому воздействию подвергались только женщины.