Это не «Черное зеркало». Тест о новых технологиях

Глас трубный: что происходит с брасс-ансамблями в России

Ситуация с духовой музыкой в России не может не расстраивать честного христианина, ведь именно христианскому миру поручено славить Господа гласом трубным. Ясный и звонкий тембр этого инструмента доходит даже до медвежьего уха. Однако ни труба, ни другие медные ее собратья по брасс-секции пока не заслужили широкой народной любви. Что происходит с медными духовыми в России и каковы причины такого незавидного положения брасса?

Брасс-секция — это группа медных духовых инструментов, к которым относятся труба, тромбон, валторна, туба, саксофон и некоторые другие разновидности металлических инструментов. Современная поперечная флейта тоже сделана из металла, хотя ее исторического предка производят из дерева. Мягкий шелковый тембр флейты, в отличие от звонкой меди, имеет «деревянный оттенок», поэтому она является единственным металлическим исключением в группе деревянных духовых инструментов.

В выражении «огонь, вода и медные трубы» последние призваны испытывать человека славой: парадоксально, но к сегодняшнему дню сами инструменты этой славы не испытали. Кроме библейской миссии прославления у трубы есть и более мирская задача — призывать воинов на рать. Голос сражений, завоевавший себе место в симфоническом оркестре, до сих пор не вышел на равные позиции со сладкоголосыми любимчиками толпы — скрипками и флейтами. Чтобы понять, что происходит с брасс-ансамблями сегодня, мы посетили один из лучших и показательных концертов в жанре духовой музыки.

Брасс-ансамбль Дягилевского фестиваля. Источник

26 мая в органном зале Пермской краевой филармонии выступил брасс-ансамбль Дягилевского фестиваля. Концерт, как обозначил трубач и конферансье Павел Курдаков, являлся вечером Маттиаса Хёфса и его учеников: большая часть ансамблистов учились или учатся у маэстро в Высшей школе музыки Гамбурга. При полном зале на этом концерте фестиваля было меньше всего критиков и прочих селебрити музыкального мира. Кажется, что слушатели в основном состояли из приближенных к миру духовой музыки и случайных людей. Почему брасс-ансамбли до сих пор в слепом пятне?

Существуют меломаны, коллекционирующие записи струнных квартетов, несть числа любителей классической оперы, но, когда речь заходит о «медяшках» (так в просторечии называют медные духовые инструменты), количество знатоков и любителей резко уменьшается. Тромбон, а еще чаще туба выступают героями музыкальных мемов, а сами духовики нередко подвергаются остракизму и стереотипизации. Однако всерьез говорить об этой несправедливости не спешат. Впрочем, как и ходить на концерты брасс-ансамблей.

Один из многочисленных мемов о тубисте. Источник

Если вы не знаете, как проявить свой незаурядный вкус, обратите внимание на брасс-ансамбли: велика вероятность, что вы не найдете себе конкурента в обсуждении вопроса даже через шесть рукопожатий.

Вместо того чтобы обходить неудобные углы, стоит взглянуть проблеме в лицо и выяснить, почему меломаны до сих пор не освоили такое непаханое поле, как ансамблевая духовая музыка. Как так получилось и почему при высоком авторитете саксофона остальная медная секция всё еще курит в сторонке?

Медные духовые получили высокий статус в XX веке, вместе с расцветом джаза. Уличные диксиленд-оркестры использовали эти инструменты, потому что они были достаточно громкими и подходили для сопровождения похоронных или праздничных процессий.

В джазовом оркестре брасс-секция стала ключевой: именно по слаженной игре медных духовых оценивается уровень биг-бэнда.

Но что дозволено Юпитеру, не дозволено быку, и академическая музыка здесь вовсе не в роли Юпитера.

Квартет тромбонов Music Brass

В XIX веке возник симфонический оркестр, каким мы знаем его сегодня, — на его создание больше всего повлияли Бетховен, Берлиоз и Вагнер. Хотя тромбон уже использовали в своих операх Глюк и Моцарт, в оркестр на постоянной основе его взял Бетховен. С Пятой симфонии он начинает использовать его регулярно.

Три пьесы для квартета тромбонов, Людвиг ван Бетховен

Несмотря на то что медные духовые не так давно «вышли в свет», их репертуар не ограничивается последними эпохами. Переложения и аранжировки барокко для меди звучат не менее интересно, чем оригинал, в этом можно было убедиться и на концерте Дягилевского брасс-ансамбля. Интересной особенностью профессии является умение создавать переложения произведений, что в положительную сторону отличает духовиков от скрипачей, которым этот навык не требуется. В первом отделении концерта прозвучали талантливые аранжировки Маттиаса Хёфса и тромбониста Андрея Салтанова.

Аранжировка Андрея Салтанова для шестнадцати тромбонов

Еще в 1820-х годах дирижеры позволяли себе менять партии местами и отдавать музыку, предназначенную для духовых, другим инструментам. Это приводило в ярость Берлиоза, который нередко приходил со своими друзьями громить подобные постановки. Но такие акции прямого действия не давали результатов, пока сам Берлиоз не взялся за дело: ему принадлежат основные труды по оркестровке и дирижированию. Тромбон заиграл новыми красками и у Вагнера: теперь ему поручались лирические темы любви.

Отрывок из увертюры к опере «Тангейзер» Вагнера. Ведущая мелодия поручена секции тромбонов

Помимо прочего, он создал инструмент, который впоследствии назовут вагнеровской тубой (хотя правильнее классифицировать ее как валторну). К ее созданию приложил руку и Адольф Сакс — знаменитый создатель саксофона. На концерте ансамбля этот инструмент был представлен отдельно; поясняющие реплики Павла Курдакова об инструментах и композиторах легко и ненавязчиво добавляли мероприятию образовательную компоненту.

Репетиция квартета вагнеровских туб

Принято считать, что эпоха современной академической музыки начинается с Камерной симфонии Шёнберга, в которой каждый инструмент получает право на собственную мелодию. С этих пор инструменты всё меньше используются как часть своей секции, появилась альтернатива привычной «игре строем», и вместо создания отдельных спецэффектов каждый из них отныне имеет право на свою песню. Тем не менее более ранняя классическая музыка всё еще доминирует, а традиционный романтический оркестр используется и в эстрадных оркестрах, и в киномузыке. По поводу применения тромбонов в качестве спецэффектов существует немало юмористических видео. Впрочем, это скорее грустно, чем весело.

Концерт глазами тромбониста
Второй фортепианный концерт Рахманинова глазами тромбониста

В XX веке для каждого инструмента создается свой репертуар — они могут как играть самостоятельно, так и солировать под аккомпанемент других инструментов. Если раньше туба выполняла только второстепенную роль, а низким медным доставалась в основном поддерживающая басовая линия, то сейчас все они могут быть в центре внимания.

Неоклассицист Пауль Хиндемит в первой половине XX века сочиняет концерты и сонаты почти для всех инструментов, и туба в их числе.

Эта инициатива не нова — в начале эпохи барокко тем же самым занимался Антонио Вивальди. Однако инструменты тех времен сильно отличались от нынешних, а некоторых модификаций духовых еще не существовало.

Соната для тубы и фортепиано Пауля Хиндемита
Концерт для фагота ми минор Антонио Вивальди

Что же происходит с брасс-секцией сегодня? Получив высокое положение в джазовом оркестре, медные инструменты тем не менее до сих пор остаются на обочине большой музыкальной жизни. И если широким массам известно имя Луи Армстронга, то назвать хотя бы одного знаменитого тромбониста или валторниста уже не так легко. Необходимо создавать условия для того, чтобы духовая музыка развивалась и находила пути к своему слушателю, поэтому включение концерта медных духовых в программу можно назвать правильной активистской позицией фестиваля.

Оркестр тромбониста Гленна Миллера
Концерт валторниста и мультиинструменталиста Аркадия Шилклопера

Еще одна широкая область применения медных духовых — киномузыка. Родом из эстрады и джаза, она предъявляет к духовикам высокие требования в плане ритмической организации, однако в России это как будто бы неизвестно. Каждый академический духовой концерт, включающий популярную киномузыку, снижает уровень мероприятия, и концерт 26 мая не стал исключением. Но можно ли ожидать чего-то иного в стране, где топовые академические пианисты позволяют себе «джазовые» бисы любительского уровня?

BRASSmafia исполняет произведения Энтони ди Лоренцо

Впрочем, проблема не только в предложении, но и в спросе. С джазом в России всё очень неровно: столичные бэнды не могут похвастаться такой слаженностью брасс-секции и качеством свинга, как, например, сибирские или питерские. Неизбалованный хорошим исполнением потребитель довольствуется игрой вразнобой, лишь бы музыка была понятной.

Спрос рождает предложение, и вместо того чтобы создавать свою аудиторию, духовые ансамбли подстраиваются под интересы толпы, даже если не могут в силу специфики своего образования исполнять ходовой репертуар на должном уровне. Именно поэтому на концерте Дягилевского брасс-ансамбля стоячие овации после популярных номеров только усугубляли ощущение глубокой музыкальной провинции, к которой относится не только Пермь, но и Россия вообще. Справедливости ради стоит заметить, что и европейские джазовые оркестры не всегда могут сравниться по уровню с американскими, да и отсутствием понимания специфики эстрадно-джазовой музыки грешат не только у нас.

Snarky Puppy, Metropole Orkest — Gretel

Труба является христианским сакральным инструментом, но эта история настолько непопулярна, что сегодня отдается эхом разве что в фестивалях вроде «Спасской башни». Военные оркестры — то, с чем профессиональный музыкант хочет ассоциироваться в последнюю очередь.

Но наследование сакрального титула трубы идет именно по этой военной линии. В XX веке с этим феноменом работал Родион Щедрин: в его хоровой опере «Боярыня Морозова» трубный тембр олицетворяет карающую власть.

Такой же подтекст вкладывает в медный тембр Шостакович, используя его как образ бюрократической или, по другой версии, фашистской машины.

Марш из Седьмой симфонии Шостаковича

Кажется, что военный флер не покидает медные духовые, хотя джаз должен был сместить этот акцент. Если бы только российский военный репертуар был более восприимчив к современным тенденциям и джаз в нашей стране освободился бы от репутации «музыки вражеской державы», можно было бы ожидать развития субкультурного направления военной музыки.

Шоу американского военного оркестра

Отсутствие развития хоровых и военных оркестров указывает на невысокие притязания нынешней власти в области искусства. Впрочем, неумение использовать сильнейший пропагандистский инструмент играет на руку оппозиционно настроенному большинству. А что касается религиозной оптики, можно сказать, что «священная труба должна зазвучать только в руках у достойного».

Дождемся ли мы нового золотого века трубы? Когда и в связи с чем это произойдет? Можно написать массу альтернативных исторических фантазий на этот счет, но из мертвой точки сложно увидеть какую-то перспективу. Остается надеяться, что модные музыкальные критики когда-нибудь перестанут хмуриться при упоминании брасс-концертов, а слушательский интерес будет подстегивать исполнителей повышать свой профессиональный уровень. Пока что с большинства концертов духовой музыки хочется только уйти «в небо по трубе».

А вот еще что интересно