Как строить отношения, если у одного из вас (или у обоих) психическое расстройство

Личный опыт: я — коллектор!

Дмитрий Бабин коллектор

Да господа, я коллектор, и этого не стыжусь.

Как люди представляют себе коллектора? Разберем мысли человека, который с ним не сталкивался: исправно платит кредиты или вовсе не прибегал к подобным услугам, что в условиях России маловероятно, но всё же существует.

У таких людей сложилось представление, что коллектор — это человек, который выбивает долги, именно выбивает: приезжает к должнику, красит подъезды, бьет окна, разбивает лица должников.

Но всё это в прошлом, сейчас таким промышляют лишь некоторые конторы, услугами которых пользуются микрофинансовые организации и не самые престижные банки. Моя же работа заключается в звонках — бесконечных звонках, практически круглосуточно.

Звонки осуществляются системой, то есть компьютерной программой, весь процесс автоматизирован, специалисту остается лишь сказать «здравствуйте» и начать разговор. Перед тем как должник попадет к специалисту, ведется прозвон исключительно системой, чем-то похоже на автоответчик при заказе такси: пока не возьмешь трубку — он не заткнется. И звонить он может круглосуточно: люди часто жалуются, что им звонят в час ночи, в шесть утра. Приходится объяснять, что это невозможно, так как звонки ведутся лишь в отведенное для этого время.

Переговоры, естественно, осуществляются по определенным правилам, так называемым скриптам: на должника — один, на его родственников — другой, на знакомых — третий. Существуют также пособия по мотивации и возражениям должника, на этом нехитром наборе и строится каждый разговор. На основе личной информации, которую предоставляет в процессе разговора сам должник, строится определенная мотивация.

Например, если у должника есть дети, обязательно зачитывается возможная проверка органами опеки. Человек официально работает — значит, мы будем звонить и его работодателю.

Зачастую происходит так, что работодателю уже звонят либо его номера нет в базе, — а значит, по сути, произнесен текст, не имеющий реального смысла. Таких «мотиваций» довольно много.

Выездных групп в нашей организации нет, и угрозы приехать «на дом» направлены на то, чтобы заставить человека чего-то ждать, ввести его в вечный режим ожидания, пока он наконец не расплатится. Некоторые специалисты используют непрямые угрозы, говорят о том, что и с кем из его родственников может случиться, но обязательно по каким-либо обыденным причинам: жена будет поздно возвращаться домой одна, вдруг споткнется и сломает себе ногу, поскользнется, упадет и разобьет голову — что-то в подобном роде.

Теперь поговорим более конкретно, а именно о типах должников.

Как люди бывают разные, так и должники зачастую очень отличаются друг от друга, но их объединяет один немаловажный факт: задолженность по кредиту, займу, кредитной карте.

Самый приятный для работы тип — так называемые лояльные должники: зачастую это адекватные, интеллигентные люди, у которых что-то пошло не так в жизни. Например, попали в аварию, прогорел бизнес, умер муж/жена, то есть очень веские причины. С такими людьми приятно общаться, они понимают, что они должны и обязаны вернуть, а это самое главное.

Работа коллектора — убедить человека, что вернуть деньги он обязан, уже затем прописываются сроки и прочие аспекты. После того как человек это понимает, он начинает решать проблему, до этого момента он может ссылаться на что угодно: ждать суда, прихода домой приставов, коллекторов.

Самая популярная фраза должников — «Подавайте на меня в суд», в особенности смешат те, кто о суде и о том, как он проходит, не имеют ни малейшего представления. Они считают, что их позовут в суд, и судья будет слушать их слезливую историю. Вот только слушать их там никто никогда не будет.

Но продолжим о типах. Итак, лояльные: их мало, и они — как и все — врут, но причина их лжи зачастую рождается из непреодолимых обстоятельств.

Перейдем к следующему, назовем его принципиальные. Вот тут задача коллектора по убеждению человека превращается в практически невыполнимую миссию: зачастую у таких людей существует серьезное разногласие с кредитором, и они ждут суда. Многие из них адекватные, и они нормально с вами общаются, знают законы, свои права, у 90 % из них есть деньги, но они принципиально платить не пойдут. В 85 % подобных случаев такую ситуацию порождает сам банк.

А теперь перейдем к экстратипу, назовем его просто «бомжи». Взыскать что-то с таких людей очень и очень сложно, стиль общения должен быть максимальным жестким.

Вообще, тенденция такова, что специалисты, общающиеся с должниками, как со скотом, взыскивают неплохие деньги.

Это самый ненавистный тип для коллектора, у таких людей нет денег, и в ближайшем будущем они не появятся. Убедить их в том, что в их случае еще есть выход, заканчивается ничем. Под этот тип попадают очень разные слои населения, зачастую женщины с детьми, при этом они обычно в декрете, детей в 90 % случаев как минимум двое. Декрет у них неоплачиваемый, потому что с работы их перед этим либо сократили, либо они сами уволились, на вопрос: «На что вы живете?» — отвечают: «На детское пособие». Думаю, каждый понимает, что в России оно не столь велико. Некоторым помогают родители, такие не платят никогда.

Сюда же попадают еще женщины от 60 и выше. Честно говоря, не припомню, чтобы общался с мужчиной данного типа. У таких что-то взыскать тоже практически нереально. Типичная история такова: бабуля берет кредит там, где дают, платит от силы год, затем у нее начинаются проблемы со здоровьем, и ее увольняют с работы (либо она уже не работала, живя на пенсию в РФ), либо заболевает, тратя всё на лекарства, может также заболеть или умереть ее муж. Убедить в чем-то этих людей невозможно, скорее получится довести до инсульта. Их позиция до боли проста: «Я платить не буду, делайте со мной что хотите, берите что хотите».

Есть и более непростые должники — это игроманы и сектанты. Я разговаривал с сыном должника, чей отец, мужчина в возрасте, попал в секту и нес туда буквально всё, попутно набирая кредиты. Общая сумма была около 2 млн рублей. Жил он после всего у сына, предварительно пролечившись в психушке, сын, естественно, сказал, что платить за него ничего не будет.

Некоторые должники считают, что если они более года не платят, но при этом отвечают на каждый звонок, будь он из банка или коллекторской службы, то им это каким-то образом зачтется. Но это не так.

От вас ждут только денег, никому не нужно ваше нытье. Разницы в том, что вы берете трубку и не платите и не берете трубку и не платите, нет никакой.

Самое любимое дело должников — это врать: врать, что заплатят, что будут стараться, искать деньги. Любимая их фраза при озвучивании даты и суммы платежа: «Я постараюсь».

Также должники любят себя хоронить: спрашиваешь человека — тебе отвечают: «Он умер», после бросают трубку. И представляются сестрой или братом, но в 70 % разговоров оказывается, что это и есть сам должник.

Чуть не забыл про самый веселый тип, их называют «отклоняшки» — это должники, которые либо просто тебя посылают куда подальше, либо хотят поговорить по душам, выпив при этом. Они также любят перезвонить на входящую линию и поматерить вас. Один неплательщик звонил и представлялся юристом должника, спрашивая, зачем мы ему звоним. «Юриста» обычно хватало минуты на полторы, далее начинался мат и оскорбления.

Ну и последний тип — это люди, которых мне по-настоящему жалко, — «ложники». Под эту категорию попадают те, чьи номера оказались в коллекторских службах без их ведома. Бывшие работодатели должников, коллеги по работе, знакомые, люди, купившие сим-карты с номерами должников. Особенно жаль тех, кто купил «счастливый» номер. Этим реально можно испоганить себе жизнь: звонки будут идти до тех пор, пока должник не отдаст деньги или банк окончательно не отзовет дело — никто никогда не будет проверять, на кого зарегистрирован номер спустя 2 года после выдачи кредита.

Дело в том, что номера людей, не знающих должника или не имеющих более с ним связи, удаляются из базы, но после определенного промежутка времени вносятся вновь!

Так называемая карточка должника в коллекторском агентстве находится какой-либо определенный срок, далее вновь возвращается в банк, и информация о деле в самом коллекторском агентстве о должнике и работе с ним стирается, после чего возвращается в своем первоначальном виде, то есть номера, которые были удалены при первой обработке как ложные, вновь заново прозваниваются, и это длится годами.

Вы тоже можете писать в Клуб «Ножа»!
Попробуйте, это бесплатно и совершенно не страшно.