Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

«Окно Овертона» как инструмент конспирологических теорий. К истории использования понятия в российских реалиях

* «Окно Овертона» — это идея о «приемлемом» спектре мнений в общественной морали. Впервые об «окне» заговорили в 2014-м году, а в ушедшем 2017-м российские СМИ упомянули его более 1700 раз (по данным «Медиалогии»). К концепции «окна Овертона» обращались федеральные телеканалы и газеты с миллионными тиражами («Россия 24», «Российская газета»). Как полумифический термин превратился в главную теорию заговора постсоветской России?

Александра Намятова журналист

История «окна Овертона»

14 января 2014 года в тогда еще живом «Живом журнале» пользователь zuhel опубликовал пост «Технология уничтожения». В нем автор описал якобы существующую методику легализации в общественном сознании таких новых явлений, как однополые браки и права ЛГБТ на примере использования концепции «окна Овертона».

Эту теорию он объясняет при помощи гипотетической «легализации каннибализма»: автор описывает, как за 5 шагов можно превратить антиобщественное явление во вполне нормальное, приемлемое, популярное, общеизвестное и узаконенное.

По мнению написавшего пост под ником zuhel москвича Евгения Горжалцана, под видом такой легализации происходит «расчеловечение» общества. В комментарии для Republic Евгений отметил, что растабуирование социальных запретов, долгое время бывших неотменяемыми, влечет гибель общества.

Евгений Горжалцан — активист, борющийся за традиционные семейные ценности. В 2013 году присоединился к движению «Суть времени» (создатель — Сергей Кургинян) и его «дочке» «Родительскому всероссийскому сопротивлению». «Сопротивление» проявило оппозиционную по отношению к ювенальной юстиции и иным «западническим» явлениям позицию. А побывавший на Первом съезде родителей России Владимир Путин пообещал поддержать начинания активистов. К тому моменту Евгений, в 90-е годы бывший корреспондентом «Коммерсанта», спецкором «Аргументов и фактов» и копирайтером в BBDO, уже начал сотрудничество с Кургиняном.

Интересно, что, несмотря на одиночные упоминания «окна Овертона» в российских СМИ до 2014 года, волнения на эту тему в медийной сфере начались лишь после поста Горжалцана, в то время как на Западе идея Джозефа Овертона, представленного в многочисленных публикациях российских медиа, прижилась значительно раньше. В 2011-м Джо Картер, христианский консерватор из США, в своем материале рассказывал о подрыве культурных ценностей нации при помощи «окна Овертона». Картер аргументировал свое мнение примерами легализации абортов, однополых браков и безнаказанных разводов. Джо первым назвал теорию Овертона «окном»: Горжалцан скопировал многие постулаты, изложенные в материалах Картера, и взял на вооружение звучное название концепции. Евгений даже обсудил планируемый материал с верхушкой «Сути времени». И пост с изложением давно известных западному читателю пунктов теории Овертона действительно «выстрелил».

Количество упоминаний «окна Овертона» в российских СМИ выросло в геометрической прогрессии. В начале 2014-го технологию упоминают 62 раза, а в четвертом квартале того же года — уже 136 раз. Несколько авторов анонимных блогов клеймят «окно Овертона» как продолжение теории заговора под названием «план Даллеса».

Портал «Правда-ТВ» в том же 2014-м выпустил материал, в котором «окно» названо «не теорией, не изложением мыслей создателя, а фактически работающей технологией». Сам Овертон в публикациях СМИ практически не упоминается: говорят о Горжалцане, написавшем текст не про теорию «окна», но про «умирающее человечество». Некоторые порталы не утруждали себя изучением феномена и перепечатывали пост Евгения без купюр (как, например, сделали «Комсомольская правда», «Накануне.ру», КПРФ, Regnum).

На примере теории «окна Овертона» объясняли «гибель Европы», революцию на Украине и внутрисемейные конфликты по идеологическим убеждениям. Популярность концепции начала падать после первых мирных соглашений, принятых по вопросу Донбасса. В 2016 году теория дается в паре с осуждением неподобающего отношения к событиям Великой Отечественной войны, а в 2017-м ею оправдывают конфликт Михаила Саакашвили с руководящими кругами Украины, борьбу на выборах канцлера в Германии и решение немецкого Конституционного суда разрешить указывать в официальных документах третий, неопределенный пол.

Теория Овертона по праву может считаться универсальным инструментом трактовки и объяснения причин практически любого события. За несколько лет пришедшая с Запада концепция, оформленная и представленная в известном на сегодня виде Евгением Горжалцаном, укоренилась в общественном дискурсе. Российский индекс научного цитирования показывает, что на данный момент существует 295 работ, рассматривающих теорию Овертона в научном, исследовательском ключе.

Начальная теория Овертона и ее переложения

Универсальная концепция внедрения любого явления в общество за пять шагов появилась в середине 1990-х годов. Сам Джозеф Овертон никогда не являлся социологом или научным сотрудником. Ультраправый республиканец и общественный деятель, он сформулировал теорию «окна возможностей влияния на общественное мнение», которую опубликовал на сайте Mackinac Center, республиканского think tank, где работал вице-президентом. Овертон делал упор на эвфемизмы и прикрытие реальных политических идей «красивой оберткой», которая будет благосклонно принята обществом.

Если присмотреться к докладу Овертона, окажется, что никаких научных подтекстов в работе нет. В 2014 году обнаружившие «окно Овертона» активисты «Сути времени» подали теорию как волшебную палочку, по мановению которой общество будет принимать и одобрять инцест, насилие и остальные антигуманные явления.

Сам Джозеф не приводил основанные на каннибализме примеры и стремился сделать инициативы республиканцев более понятными и интересными американскому обществу. Исходный текст Овертона, используемый различными политическими движениями, изменился практически до неузнаваемости и стал поводом для спекуляций общественным мнением. Безобидная на самом деле концепция превратилась в пугающую массы технологию, обрастающую новыми метафорами, якобы объясняющими суть изложенных постулатов.

Многие российские СМИ интерпретировали «окно Овертона» как покушение на общественную мораль. «Объявлена война против нравственности, общественных норм, традиционной семьи», — писала Елизавета Кваснюк, автор портала What is good. Никита Михалков, в передаче «Бесогон» прочитавший полный текст поста Горжалцана, обьявил «Окно Овертона» — антигуманным вмешательством в жизнь общества. В той же программе он призывал всеми силами защищаться от «технологий легализации греха». Вышеупомянутый коллега Михалкова из США, христианский фундаменталист Джо Картер, выпустил две статьи, повествующие об «Окне Овертона» как о «пошаговом внедрении антиобщественных явлений в любое общество». Первая называлась «Как уничтожить культуру за 5 простых шагов», вторая — «Как легализовать педофилию за 5 простых шагов». Не лишним будет напомнить, что в исконном «окне Овертона» ни о педофилии, ни об уничтожении культуры речь, естественно, не заходила.

В работах студентов различных экономических университетов (в пример взята работа студентки УрГЭУ А. Б. Горячевой) «окно Овертона» описывается как теория «зомбирования». «Отрицание [популяризированного политическими фигурами] явления провозглашается прямым отрицанием прав человека», — пишет Горячева, называющая прошедшее «пять этапов Овертона» общество «теряющим культурную ориентацию». Навязывание определенных идей обществу в эпоху информационных войн представляется достаточно выполнимым действием

Почему «окно Овертона» не работает

Политолог Екатерина Шульман называет теорию Овертона (в том виде, в котором концепция существует в обществе) разновидностью «магического мышления». Дело в том, что в современном социуме, перенасыщенном информацией, навязать что-то становится крайне сложно. Огромное обилие материалов самого разного направления делает задачу конспираторов чистой фантастикой. Однако это не мешает разного рода политикам и СМИ ради хайпа, кликбейта и мобилизации сторонников использовать заморские «ужастики» с пугающим энтузиазмом. «Люди, дергающие за ниточки», «план Даллеса» и прочий арсенал конспирологов до сих пор держится на плаву их стараниями.

Виктор Вахштайн, профессор социологии, называет «окно Овертона» паранойей, не имеющей ничего общего с реальной научной концепцией.

Изменить определенные общественные представления могут не политические, а культурные, при этом авторитетные элитные группы. Процесс изменения общественного укоренившегося мнения не проходит пять «быстрых» этапов, а занимает большое количество времени.

Против этого выступают придерживающиеся конспирологических теорий группы, считающие, что развитием общества обязательно руководит определенный правитель, которым и подготавливаются грядущие изменения. Убеждения конспирологов ставят под сомнение историки, отмечающие, что в прошлом любой страны можно найти явные примеры того, как общество подготавливало к изменениям самого себя. Примером служат декабристские движения в России, растянувшиеся на период в несколько десятилетий и во многом спровоцировавшие дальнейшие революционные настрои. Идеи декабристов передавались в кругу просвещенных деятелей XIX столетия, которые, придя к единому видению будущего государства, попытались изменить существовавшие тогда (как раз подчинявшиеся власти одного человека) политические реалии в сторону более гуманных. Историческими примерами ярче всего доказывается несостоятельность «теории заговора», в которую превратилась концепция Овертона спустя три десятилетия и тысячи редакций изначального текста.

Вы тоже можете писать в Клуб «Ножа»!
Попробуйте, это бесплатно и совершенно не страшно.