День каминг-аута: 5 писателей, чьи жизни изменила гомосексуальность

Поделиться

11 октября в тридцатый раз проходит Международный день каминг-аута, посвященный добровольному признанию своей нетрадиционной ориентации. Егор Михайлов рассказывает о пяти писателях, сексуальность которых оказала большое влияние на их жизнь и творчество.

Оскар Уайльд

Ирландский остряк, щеголь и возмутитель спокойствия Оскар Уайльд — кажется, первый писатель, чье имя приходит в голову при разговоре о гомосексуалах в литературе. Но в жизни его были не только прекрасные юноши, чьим обществом Уайльд так наслаждался. В юности он был влюблен в красавицу Флоренс Бэлком и провел с ней «два сладких года — прекраснейших года моей юности».

Невесту увел из-под носа Уайльда приятель Брэм Стокер, будущий автор «Дракулы».

В 1884 году Уайльд сделал предложение адвокатской дочери Констанс Ллойд. У них родились два сына, и внешне чета Уайльдов выглядела вполне счастливой, но вскоре супруг начал отдаляться от жены и детей, чаще ночуя в гостиницах, чем дома. Окончательно жизнь Уайльда полетела под откос после знакомства со златокудрым юношей Альфредом Дугласом. Дуглас не скрывал своей ориентации, что в викторианские времена было не то чтобы уму непостижимо, но очень уж дерзко. Его отец, маркиз Куинсберри, шантажировал Уайльда и даже грозился пристрелить. В конце концов он публично назвал писателя «сомдомитом» (именно так, с ошибкой); Уайльд обвинил маркиза в клевете и решил сам выступить в суде, защищая себя красноречием.

Остроумные ответы, колкости, ссылки на Шекспира и Платона не помогли. Уайльд был признан виновным в «грубой непристойности» и приговорен к каторге. Друзья — в том числе Стокер — отвернулись от него, жена уехала, сменив фамилию, писатель остался совсем один. Последние три года жизни он провел в Париже — в нищете и под чужим именем, умирая от острого менингита. Два года, проведенные в тюрьмах, отразились в последнем шедевре Уайльда — «Балладе Редингской тюрьмы»

Морис Сендак

Морис Сендак — один из главных детских писателей США. Его главной работой стала книга «Там, где живут чудовища», которая с неизменным успехом переиздается уже больше полувека. Сын российской эмигрантки Сары Шиндлер в России почти не известен, зато на родине по популярности сравним, наверное, с Корнеем Чуковским.

Когда Сендаку было 39, он перенес инфаркт. Он так и не рассказал об этом своим родителям, боясь их тревожить. Не рассказал он им и о том, что был геем.

«Я лишь хотел казаться гетеросексуальным, чтобы мои родители были счастливы. Они никогда, никогда, никогда не знали об этом», — признался Сендак в интервью The New York Times. Не знали они и о том, что пятьдесят лет своей жизни он прожил в счастливом партнерстве с психоаналитиком Юджином Глинном.

Брет Истон Эллис

Автор «Американского психопата», «Гламорамы» и «Законов привлекательности» никогда не скрывал своих близких отношений с мужчинами. Самым известным его любовником был скульптор Майкл Уэйд Каплан, с которым они не расставались на протяжении шести лет. В 2004 году, когда Эллис отправился в Лос-Анджелес встречать Рождество в компании матери и сестер и дописывать свой новый роман «Лунный парк», у тридцатилетнего Каплана случился инфаркт. Смерть друга подкосила писателя. Он не приехал на похороны и вообще не мог заставить себя выйти из комнаты. Следующие полтора года Эллис провел в Лос-Анджелесе, живя то у матери, то у друзей, то в гостиницах.

«Я решил написать эту книгу еще до того, как познакомился с Майком, и наши отношения никак на нее не повлияли. Но заканчивая „Лунный парк“, я всё время думал о его смерти. Наверняка это внесло в роман эмоциональную напряженность и печаль», — рассказывал Эллис о человеке, которому посвятил свою книгу.

Впрочем, от любого ярлыка — «гей», «гетеросексуал», «бисексуал» — писатель уклоняется, считая сферу личной жизни очень неловкой темой для обсуждения на публике.

«Я не против, чтобы люди считали меня кем угодно, — признавался Эллис в одном из интервью, — лишь бы не плохим писателем».

Чак Паланик

Чак Паланик — международный человек-загадка, который постоянно водит своих читателей за нос, исследует в романах темные уголки души и не боится провоцировать общественность. Тем удивительнее, что свою гомосексуальность он умудрялся скрывать до последнего. И весьма успешно: многие поклонники были уверены, что он женат.

Лишь десять лет назад Чак проговорился: он уже двадцать лет живет со своим партнером в бывшем церковном подворье под Ванкувером (не канадским мегаполисом, а одноименным американским городочком). Они познакомились, когда Паланик работал механиком в компании Freightliner, производившей тягачи, а в свободное время писал «Бойцовский клуб».

В остальном Паланик предельно скрытен, и новых подробностей от него, кажется, можно ждать еще лет двадцать. Тем не менее еще одну подробность писатель выдал: они с партнером не собираются заводить детей. Причина очень проста: «Я читаю кучу биографий, и писатели всегда оказываются ужасными родителями. Курт Воннегут, Норман Мейлер, Уильям Берроуз — господи боже мой! Все они были самовлюбленными эгоистами, и все их дети страдали от этого».

Патриция Хайсмит

Томас Рипли, изысканный и немного манерный психопат, женат, но супруга Элоиза его не слишком интересует. Зато между ним и молодым миллионером Дикки Гринлифом искрит так, что впору вызывать пожарных. Впрочем, Патриция Хайсмит, автор романов о Рипли, утверждала, что он скорее асексуал: «Я склонна считать, что его потребности в сексе скромны. Он не силен в проявлении эмоций, возможно, в нем присутствует некая гомосексуальность, хотя у него никогда не было никаких сексуальных контактов с мужчинами. Он просто равнодушен к сексу».

Насчет своей ориентации Хайсмит широко не распространялась, но и скрывать ее считала лицемерием. Мэриджейн Микер, своей подруге и любовнице, Патриция признавалась: мужчины ей нравятся больше женщин, но только не в постели.

В поразительно откровенном письме отчиму Хайсмит говорила, что секс с мужчинами похож на чистку лица стальной щеткой для кастрюль: «Если тебе неприятно читать эти слова, то могу заверить, что в постели это еще неприятнее».

Впрочем, женщинам с ней тоже было нелегко: Хайсмит легко влюблялась, но страсть каждый раз быстро угасала. Среди любовниц Хайсмит были художница Аллела Корнелл, социолог Эллен Блюменталь Хилл, ради встреч с которой писательница моталась через Атлантический океан, и даже супруга британского издателя, печатавшего «Незнакомцев в поезде». Самую меткую — хотя и не слишком лестную — характеристику Хайсмит дала сценаристка Филлис Наж: «Горька правда в том, что Пэт была лесбиянкой, которая не любила общество других женщин».

Читать избранные статьи на Ноже