Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Кто такие коммьютеры и как сделать так, чтобы долгая дорога на работу не убивала

Commuters — так по-английски называют людей, которые тратят несколько часов в день на дорогу до работы/учебы и обратно. Феномен появился в XIX веке, с изобретением железной дороги, когда рабочие регулярно стали ездить в город на заработки. Во французском языке у такого человека более хлесткая характеристика: métro — boulot — dodo (метро — работа — сон), намекающая на отсутствие личной жизни и невыносимую рутинность. Как сделать, чтобы «эти 42 минуты под землей, сюда-туда, туда-сюда...» не сложились в годы, которые мы захотим навсегда забыть? Австралиец Дэвид Биссел, автор недавно вышедшей книги Transit Life How Commuting Is Transforming Our Cities («Транзитная жизнь: как комьютинг меняет наши города»), вопреки устоявшемуся мнению доказывает, что долгие поездки, напротив, могут идти на пользу.

Как становятся коммьютерами

Согласно рекрутинговым агентствам и сайту HeadHunter, соискатели в Москве и других городах-миллионниках считают нормальным добираться на работу не больше часа. Как правило, у нас в стране коммьютеры — это люди, которые тратят на дорогу в оба конца более двух часов в день, ведь даже если вы едете на собственном авто, это время действительно ощущается — и сильно изматывает.

Не берем экстремальные случаи: так, New Yorker писал про инженера Cisco Systems, который в день посвящал поездке на работу и обратно домой 7 часов, преодолевая 372 мили.

По статистике, количество коммьютеров растет с каждым годом, хотя крупные города стараются развивать спальные районы. Это, как правило, теперь средний класс: работу «попроще» легко найти рядом с домом, а топ-менеждеры в состоянии снять квартиру рядом с офисом.

Обычно люди готовы тратить на дорогу более двух часов в день ради «дома мечты» — отдельной, более просторной либо, напротив, бюджетной квартиры или своего дома за городом, или «работы мечты» — высокой зарплаты (хотя экономисты подсчитали, что она должна быть как минимум на 40 % выше, чтобы компенсировать мучения), либо престижа. Возможен и третий вариант: порой коммьютерами становятся из-за нежелания уходить из компании, где проработали несколько лет (например, после переезда).

Выбирающие такой образ жизни часто переоценивают его плюсы, которые кажутся весомыми и глобальными, и недооценивают минусы, которые представляются незначительными, но изматывают именно своей ежедневностью (ну подумаешь, на 30 минут дольше в метро, привыкну) — это называется парадоксом коммьютера.

Феномен коммьютера

Как шутит моя знакомая, лучше всего ездить на работу на лифте. У нее так и получилось: она живет в комплексе, на нижнем этаже которого находится ее офис. Но вот парадокс: как и все люди, которым до работы 10–20 минут пешком, она постоянно опаздывает. Как раз на эти 10–20 минут. Так что факт остается фактом: коммьютеры — очень дисциплинированные люди, у которых расписана каждая минута. В их голове каждое утро прокручивается одна и та же мантра: «В 4:30 — подъем, в 4:31 — умывание и макияж, ровно в 4:45 — завтрак, в 5:00, максимум минутой позже, — выехать, иначе попадешь в пробку на Ленинградке…»

Кто все эти люди

Олеся (35), директор по рекламе, уже почти 10 лет работает в самом центре Москвы, в ГУМе. Тем не менее дорога до офиса в один конец занимает от полутора часов: пару лет назад она переехала к бойфренду, так что теперь до Красной площади приходится добираться из окрестностей Реутова. Сначала на электричке, потом на метро с пересадкой, потом пешком. Иногда ездит на машине. Однако о своем выборе, говорит, не жалеет: «Не хочу возвращаться в многоквартирный дом к толпам соседей, шумному лифту и вечно занятой парковке. Дом за городом, свежий воздух, соседский котик, который заходит ко мне поесть и поиграть, — совсем другое дело». И ведь «есть же героические женщины, которые ездят еще дольше — 2,5 часа — я как-то разговорилась с такой в электричке».

Александр (31) уже 7 лет трудится в государственном конструкторском бюро в Московской области, поэтому в отличие от большинства коммьютеров ездит не в центр, а, наоборот, в пригород. Каждый день ведущий инженер встает в 6:15, чтобы совершить достойный героя марш-бросок: с северо-запада Москвы — «Щукинской» — на юго-восток, в Томилино, пригородный поселок около Люберец в 7 км от МКАД, что занимает обычно при лучшем раскладе полтора часа. Признает, что тяжело, но «многое изучил в отрасли, не хочется менять работу, а снимать нет смысла, когда ты москвич и есть свое жилье». Ездит обычно на автомобиле, потому что в отличие от общественного транспорта «можно импровизировать с маршрутом». И, как ни странно, не любит пятницу: «Пробки — просто катастрофические, приходится сидеть в офисе, ждать, перерабатывать». Раньше его офис располагался на Третьем транспортном кольце, но «высшее руководство приняло решение о переезде конструкторов ближе к опытному производству, что, я считаю, правильно».

Любовь Александровна (59) 3 дня в неделю ставит будильник на 5:05, быстро одевается, не завтракает — успевает только прихватить в дорогу термос с имбирным чаем и приготовленный с утра бутерброд с сыром. Дорога ей предстоит долгая: с юга Москвы, из Бирюлево, до города-спутника на севере столицы, Красногорска, — расстояние почти 50 км. Нет, она едет не на работу в офис, а «всего лишь сидеть с внуками», которых у нее трое. Нужно успеть к 7:30, чтобы проводить старшего в школу и посидеть с младшими близняшками хотя бы до семи, пока не вернется с работы зять. Полгода назад дочь Любови Александровны, как многодетная мать, получила по субсидии квартиру: и с Красногорском еще повезло, «было и подальше». И если раньше помогать бабушка бегала в дом через дорогу, то теперь приходится тратить в пути больше двух часов по формуле «автобус – метро – электричка – автобус». Обратно иногда позволяет себе «роскошь: взять от метро такси». И признается: в таком возрасте дорога изматывает еще сильнее, потому что «наматывать километры — дело молодых, они хоть знают, что бьются за лучшую жизнь».

Анна (40) два года ездила на учебу в Швейцарию из маленького городка в Германии, где жила вместе с мужем. «Некоторые сокурсники тоже добирались долго до места учебы, но я единственная приезжала из-за границы», — с гордостью вспоминает мать четверых детей. В один конец набегало 2,5 часа на поезде с пересадками, вставать приходилось в 5:30. Вскоре девушка получила права и стала преодолевать расстояние в 82 км за рулем — так было быстрее на полчаса. А значит, на час в день и почти на полдня в неделю: для коммьютера каждые пять минут на счету, ведь они складываются в часы, дни, недели, месяцы. Вот только ей, неопытному водителю, проезжать с десяток горных туннелей каждый раз было страшно. «Несомненно, назад ехать труднее. Утром выезжаешь с новыми ожиданиями, с интересом. Все люди вокруг бодрые. А вечером только одна мысль: как же еще далеко до дома…»

Минусы

Минусов коммьютинга много — и не все из них очевидны. В марте 2018 года в Германии исследователи из Научного института при страховой компании АОК, изучив данные более чем 13 млн человек, заключили, что долгие поездки от дома до работы приводят к выгоранию и подрывают продуктивность. В итоге коммьютеры на 15 % чаще своих ближе живущих к офису коллег не выходят на работу.

В 2016 году исследование феномена проводили ученые из Кембриджского университета на примере 34 тыс. человек, пишет BusinessInsider.

Выяснилось, что люди, которые добираются до работы меньше чем за полчаса, за год получают около недели чистого времени для продуктивной работы.

Сотрудники, которые тратят на дорогу час и более, его, наоборот, теряют. А еще они на 46 % чаще спят менее рекомендованных семи часов и на 21 % более склонны к полноте: и даже не столько потому, что мало двигаются, а потому, что едят полуфабрикаты. У живущих в браке риск развода повышается на 40 % — по понятным причинам.

Плюсы

Авторы более поздних исследований, напротив, заявляют, что дорога до работы может стать важным водоразделом между работой и личной жизнью. Прежде всего это касается людей, по пути привыкших планировать свой рабочий день. Дэвид Биссел в своей книге приводит в пример одну из женщин, которая поменяла работу и стала тратить на дорогу втрое меньше времени. Ей его явно не хватало: теперь, подъехав к дому, она ловила себя на том, что минут 10 сидела в машине, прокручивая в уме всё прошедшее за день. Другие респонденты с восторгом рассказывают о попутчиках, которые за годы поездок перезнакомились между собой и заботливо будят друг друга на нужных остановках.

Биссел размышляет, что у творческих людей рутинные поездки развивают наблюдательность и литературный талант: вот первые лучи восходящего солнца, играющие на стекле электрички, вот знакомая девушка в красном шарфе, которая всё время садится напротив со стаканчиком ароматного кофе, вот приятная прохлада сиденья еще пустого вагона метро…

Как бороться с усталостью коммьютера

Если «поэтический» метод Бисселла вас не впечатлил, а без коммьютинга жизнь пока не представляется возможной, есть много других способов бороться с выгоранием, вызванным долгой дорогой.

  • В идеале — договориться работать хотя бы день-два удаленно или согласовать гибкий график. Поверьте, даже один день многое сможет изменить.
  • Нет ничего лучше для обучения, чем регулярный час утром или вечером. Давно мечтали выучить итальянский, подтянуть английский или прослушать курс по рекламе или истории Древней Греции? Сейчас выходит множество подкастов и курсов специально для тех, кто в дороге. Лучше выбирать так, чтобы 1–2 урока уложились в вашу поездку.
  • Если возможно, лучше ездить на работу на машине — причем за рулем. Даже если личное авто кажется роскошью, попробуйте каршеринг. Во-первых, даже в пробке есть эффект личного пространства — это не в час пик в метро или в поезде, когда приходится локтями и спиной отвоевывать свои квадратные сантиметры. Во-вторых, вождение — хоть какое-то переключение от работы. Кстати, интересно, что если коммьютеры добираются на автомобиле в качестве пассажира, то из-за невозможности контролировать ситуацию обычно чувствуют себя более подавленно, чем водители. «Наверное, многим из нас приходилось сталкиваться с всепоглощающим чувством беспомощности в дороге, когда поезд задерживается или машина попадает в пробку, и с этим ничего нельзя поделать», — пишет в своей книге «Час пик, или Как 500 млн человек выносят ежедневную дорогу до работы и обратно» Иэн Гейтли.
  • Лучше ездить на работу за город, чем наоборот. Те, кто добирается в пригород или сельскую местность, переносят дорогу гораздо легче. Во-первых, потому что пробок в обратную сторону почти нет, во-вторых, подсознательно такая поездка воспринимается организмом как вылазка на природу.
  • Старайтесь хотя бы раз-два в месяц добираться до дороги разными способами. Конечно, «короткий» и оптимальный путь всегда лучше. Но что, если вместо привычного метро, где вы всегда заходите во вторую дверь первого вагона, безошибочно до прибытия поезда определяя ее по потертостям на платформе, или стараетесь зайти на станцию ровно в 19:03, потому что в это время ходит новая электричка, потратить вечером на 20 минут больше, зато добраться по схеме МЦК + автобус или автобус + трамвай, например? Прочь за рамки рутины: такая дорога будет восприниматься, скорее, как путешествие: новые виды из окна и открытия точно обеспечены.
  • Найти попутчиков — ведь депрессия в поезде чаще всего возникает из-за недостатка социальных контактов. Парадокс: будучи буквально окружены людьми, которые находятся от нас на расстоянии меньше метра, мы обычно не можем даже дольше определенного времени встречаться взглядами с незнакомцем, потому что это воспринимается как агрессия, невежливость или настойчивость. Это, правда, совет не для тех, у кого интересные коллеги на работе, которые еще и живут примерно в вашем направлении. Иначе рискуете час в день проводить за сплетнями и обсуждениями сослуживцев, начальника или преподавателей.
  • Научитесь медитировать в общественном транспорте — хотя это непросто. Что касается знаменитой привычки коммьютеров засыпать в любых позах, то здесь английская газета предлагает целую инструкцию, как выработать привычку дремать, не погружаясь в глубокий сон. Оказывается, надо лишь настроить свои биологические часы: для этого нужно садиться в транспорт примерно всегда в одно и то же время и ставить будильник минут за 5–10 до своей остановки. Организм очень быстро привыкнет уже через несколько дней.