Любовь по формуле: как математику можно применять к отношениям

8 оттенков кибербуллинга. Куда приводит интернет-вражда и что делать, если вы стали ее жертвой

Чем диссинг отличается от кетфишинга, и как кибербуллинг может повлиять на ваше здоровье? Может ли журналист делать свою бывшую девушку лирической героиней текста про секс с резиновой куклой? Журнал «Нож» рассказывает о том, как травля стала главным инструментом не только дворовых хулиганов, но и сетевых троллей.

Когда журналист издания «The Village» Кирилл Руков сдавал текст о своем походе в первый российский бордель резиновых кукол, он не подозревал, что тривиальное редакционное задание уже на следующий день превратится в тему для обсуждения в эфире федеральных телеканалов. Несмотря на то, что материал был опубликован анонимно, а откровенные подробности о личной жизни автора и его экс-партнерш оказались, по большей части, вымышленными, публикация возмутила бывшую девушку Рукова — Нину Абросимову. Абросимова деанонимизировала себя и автора, опубликовав в своих социальных сетях гневный пост с критикой текста. Обретя реальных героев, тема быстро стала вирусной, и к обсуждению подключились сетевые тролли, издевательски обсуждающие интимные подробности жизни героев публикации.

Когда речь заходит о кибербуллинге, главной группой риска традиционной считают детей и подростков. В России интернет-травля так или иначе коснулась каждого второго ребенка. Компания Microsoft в 2012 году выпустила исследование, согласно которому 49 % российских подростков от 8 до 17 лет так или иначе становились жертвой кибербуллинга. Согласно опросу, только в 11 % школ хоть как-то боролись с этим — интернет-угрозы до сих пор принято недооценивать. Однако сетевое насилие может травмировать жертву не меньше, чем физическое. «Постоянный доступ к современным технологиям дает обидчикам возможность травить жертву 24 часа в сутки, семь дней в неделю. Кроме того, анонимность позволяет агрессорам чувствовать себя менее уязвимыми и менее ответственными за свои действия. Поскольку эмоциональная реакция жертвы не видна, агрессор зачастую не осознает тот вред, который он наносит», — считает руководитель линии помощи «Дети онлайн», доктор психологических наук Галина Солдатова.

Однако взрослые тоже часто становятся мишенями интернет-преследователей, и защитить себя им порой так же сложно, как и юным жертвам. Кибербуллинг — термин не юридический, и доказать свою правоту жертве клеветы, фейков или сталкинга с точки зрения закона непросто. Поддержку оказывают волонтеры, которые консультируют, помогают общаться с сетевыми модераторами и правоохранителями, предоставляют психологическую поддержку. Самым известным сообществом таких волонтеров является группа Вконтакте «Анти-КиберМоббинг», где любой желающий может получить консультацию в режиме реального времени. «Было, например, обращение от девушки, которая стала „звездой Ютуба“ потому, что ее бывший возлюбленный начал снимать видеоролики, в которых оскорблял ее и всех женщин, воспитывающих детей после развода (так называемых РСП — „разведенок с прицепом“). На сегодняшний день ему заблокировали уже восемь каналов в YouTube (со средним числом подписчиков около двух тысяч зрителей и просмотрами более 60 тысяч под каждым видео). Материалы дела переданы в прокуратуру» — приводят пример активисты «АнтиКиберМоббинга».

Ученые предостерегают, что постоянное давление на психическое и физическое здоровье часто ведет за собой целый ряд негативных последствий для здоровья жертв кибертравли. Они замыкаются в себе, рискуют заполучить тяжелую форму депрессии, повышенную тревожность, бессонницу, головные боли, психосоматические проблемы. Идет влияние на образ «Я» жертвы, падает самооценка, появляются нарушения в развитии идентичности. Длительный стресс порождает чувство безнадежности и безысходности, что, в свою очередь, является благоприятной почвой для возникновения суицидальных наклонностей.

Интернет-насилие может не только снижать настроение, но и наносить психике непоправимый ущерб, лишать свободы творчества и самовыражения или же дискредитировать человека в глазах окружающих настолько, что его репутация и карьера испорчены. Есть случаи, когда агрессивные нападки заканчивались смертельным исходом.

Четырнадцатилетняя английская школьница Ханна Смит покончила с собой после того, как задала вопрос на сайте советов «Как справиться с проблемами кожи?» и стала получать агрессивные сообщения в твиттере. Еще одним нашумевшим случаем стала гибель Аманды Тодд (16-летняя канадка, которая повесилась в 2012 году после того, как стала жертвой травли 35-летнего незнакомца из Голландии. — Прим. ред.)

В 2012 году суд города Сочи признал виновной 31-летнюю Анну Симоненко, которая через соцсети довела до самоубийства своего знакомого, бывшего десантника. Женщину приговорили к двум годам заключения, также она должна выплатить родственникам погибшего компенсацию в размере 800 тысяч рублей.

Анна рассылала знакомым Владимира сообщение о его якобы нетрадиционной сексуальной ориентации, причем использовала для этого сразу несколько фальшивых аккаунтов. То же самое она публиковала на личной странице парня. Юноша в результате решил, что его честь опорочена, и единственный выход — самоубийство.

Стоит однако отметить, что в некоторых случаях жертвы кибербуллинга переходят в активную фазу защиты, проявляют агрессивное поведение, а это, в конечном итоге, превращает их в преследователей. Так, сотрудник Университета Хоэнхайм, немецкого города Штутгарт, Доктор Рут Фестл на основании результатов проведенного в 2013-2015 гг. исследования, утверждает, что однозначного типа жертвы кибербуллинга не существует. Более того, речь идет о том, что практически невозможно выделить явные различия между жертвой и агрессором. Около трети из 5656 опрошенных подростков признались, что будучи жертвой кибербуллинга, сами выступали агрессорами в Сети. Большей частью они использовали интернет с целью мести и нанесения удара своим обидчикам. Для них Интернет являлся простым и быстрым способом «дать сдачи». Похожие результаты были получены и в исследовании EU Kids Online. Из тех, кто занимается травлей за пределами сети («традиционный буллинг»), почти половина (47%) также подвергались травле офлайн, а 10% подвергались кибертравле. То есть 57% агрессоров сами становятся жертвами. 58% киберпреследователей сами подвергались травле, из них 40% — жертвы кибертравли. Следует, однако, обратить внимание на то, что, хотя большинство преследователей подвергалось травле, 40% преследователей не были жертвами травли. Другими словами роль жертвы — это не единственное объяснение.

В 2013 году Новая Зеландия приняла закон, предусматривающий уголовную ответственность за кибербуллинг. Теперь человек, виновный в пересылке запугивающих, расистских, сексистских или каких-либо других сообщений, приведших к «серьезным эмоциональным переживаниям», может получить до двух лет лишения свободы. Правительство Новой Зеландии также решило создать службу по рассмотрению жалоб, которые не смогли разрешить социальные сети, такие как Twitter или Facebook. Согласно одному из пунктов закона, сотрудники службы смогут удалять оскорбляющие сообщения в течение 48 часов с момента их обнаружения.

В российском законодательстве надежных способов защититься от кибербуллинга пока нет. Способы травить человека в интернете не исчерпываются статьями «Доведение до самоубийства«(ст. 110 УК РФ), «Клевета» (Ст. 128.1 УК РФ), Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью(ст. 119 УК РФ), «Оскорбление» (Ст. 5.61 КоАП РФ). Однако даже по этим преступлениям правоприменительная практика чаще всего ограничивается штрафом или предупреждением. Между тем, это вовсе не исчерпывающий список потенциальных опасностей.

Исследовательница кибербуллинга Нэнси Виллард выделяет следующие виды угроз:

Flaming ([флейминг], оскорбление). Унизительные или оскорбительные комментарии, вульгарные сообщения, замечания.

Harassment ([харасмент], домогательство). Кибер-атаки, осуществляемые целенаправленно и систематически от «фейков» или реальных знакомых жертвы.

Denigration ([денигрейшн], очернение, распространение слухов, клевета). Распространение информации, целью которой является выставление жертвы в максимально негативном свете.

Impersonation ([имперсонэйшн] использование фиктивного имени). Анонимные нападки, в которых намеренно скрывается реальная личность буллера.

Outing and Trickery ([аутинг и трикери] публичное разглашение личной информации). Распространение личных данный, например материального или финансового положения, интимных фото, рода деятельности с целью оскорблиния или шантажа, например, экс-партнера. В рунете получило популярность под названием «Порноместь».

Exclusion ([эксклюзия], социальная изоляция). При применении данного вида кибербуллинга жертва исключается из групповых переписок и бесед, что применяется как на уровне деловом, так и на неформальном.

Cybertalking ([кибертокинг] продолжительное домогательство и преследование). Травля длится долгое время, чаще на уровне сексуальном, что сопровождается различными угрозами и/или домогательствами.

Cyberthreats (открытая угроза физической расправы). Угрозы являются чаще косвенными, но встречаются случаи и прямых угроз убийства или причинения вреда.

Жертвой интернет-травли может стать каждый. Важно не реагировать ни на какие сообщения или посты, написанные о вас, как бы болезненны или неправдивы они ни были. Совет «Не кормить троллей» — все еще актуальный способ самозащиты.

Если вам угрожают, распространяют клевету или создают «фейки» от вашего имени, стоит сообщить об этом в полицию.
Предотвратите коммуникацию с хулиганами, заблокировав адрес электронной почты и скрыв контакт в социальных сетях. Сообщите об их активности интернет-провайдеру и в администрацию ресурсов, на которых происходит травля.

Если вы стали мишенью кибербуллинга, помните:

  • Не обвиняйте себя. Это не ваша ошибка. Не усиливайте стресс, перечитывая сообщения снова и снова. Не важно, что говорит хулиганы, вы не должны чувствовать стыд за то, кто вы и что вы переживаете. Это нападающий — человек с проблемой, а не вы.
  • Постарайтесь посмотреть на кибербуллинг с другой стороны. Хулиган — несчастный фрустрированный человек, который хочет контролировать ваши чувства, чтобы вы чувствовали себя настолько плохо, насколько это возможно. Не давайте им такого удовольствия.
  • Получите помощь. Поговорите с близкими людьми, психологом-консультантом или обратитесь на горячую линию психологической поддержки.
  • Научитесь бороться со стрессом. Это повысит вашу сопротивляемость и в интернете, и в реальной жизни.