Партнерский материал

Как стать частью современного искусства

Безотходная смерть: 5 идей для завещания мертвого тела науке или искусству

Смерть неизбежна, но для вашего тела это всё еще не конец. Мы выбрали 5 небанальных вариантов, куда завещать свой труп. Он может стать провокационным предметом современного искусства, музейным экспонатом, цифровым аватаром для студентов-медиков, объектом экспериментом криминалистов — или драгоценным камнем. Recyclable!

Вариант 1. Переработать в роскошную нефть

Радикальный российский художник-концептуалист Андрей Молодкин предлагает стать черной кровью Земли — нефтью. Разрабатывая идею для своего художественного проекта с 2009 года, Молодкин заключает контракты о завещании и транспортировке останков под Тулузу, что под Францией. Там находится бывший сталелитейный завод, который при поддержке арт-организации A-Political превратился в полигон испытаний над современным искусством и телесностью.

На заводе творится невиданная алхимия: одно человеческое тело может быть переработано в два с половиной или три литра нефти золотисто-коричневого цвета.

Тело помещают в специальный герметизированный аппарат автоклав, где под воздействием высоких температур и давления выше атмосферного оно в течение двенадцати месяцев превращается в сакральную кровь позднего капитализма.

Позже нефть переливают в заранее заказанную скульптуру из синтетического волокна — она станет вместилищем загробной жизни. В наличии уже есть античный бюст, сердце, кисть с факелом свободы или скульптуры-слова вроде “Medvedev” и “democracy”, наполненные жидким золотом.

В 2009 году Молодкин уговорил завещать ему свои тела знакомую французскую порноактрису и военного корреспондента, которые из-за специфики работы вполне скоро могут оказаться в его автоклаве.

Будучи выкидышами неолиберальной экономики, почему бы не наследовать ее логике в выборе практики погребения и стать меновой стоимостью, частью серийного произведения с печатью промышленного товарного производства?

Кроме того, необязательно становиться содержимым скульптуры: можно переделать нефть в дизель и тривиально заправить им машину. А можно поступить более философски.

В интервью радио «Свобода» Молодкин говорил, что дизайнера одежды и мебели Рика Оуэнса переработают в дизельное топливо, на котором будет работать генератор, — и в полузаброшенном доме на окраине забытого Богом городка будет гореть одинокая лампочка.

Зачитывая свод правил футуристов «Манифесто», героиня Кейт Бланшетт была абсолютно права: человеческая жизнь ничем не важнее лампочки.

Вариант 2. Завещать в самый известный музей трупов

Немецкий медик-шоумен Гюнтер фон Хагенс, соблюдая традицию анатомов эпохи Возрождения, никогда не снимает черную шляпу на публике. Зато вот уже семнадцать лет успешно нарушает другое установление: в 2002 году он прилюдно осуществил вскрытие мертвого человеческого тела, нарушив 170-летний английский запрет.

Хагенс стал новым архитектором тела, каким в XVIII веке был Клементе Сусини — создатель «анатомических Венер» (скульптуры препарированных трупов для студентов-медиков).

Доктор фон Хагенс же показывает широкой общественности «пластиниты» — ассамбляжи из мышц и костей подлинных мертвецов без кожи.

Будучи ассистентом Анатомического института Гейдельбергского университета, фон Хагенс задумался, почему анатомические препараты помещаются в формальдегид, а не заполняются им. В 1977 году он изобрел инновационный метод бальзамирования, навечно уберегающий тело от распада — пластинацию.

Сначала кровь заменяют формальдегидом, после чего останки погружают в резервуар с ацетоном, который растворяет жир и вытесняет воду, содержащуюся в клетках. Далее ацетон вытесняется синтетическими полимерами и смолами, затвердевающими под действием ультрафиолета или тепла. После этого тело становится твердым и устойчивым к условиям среды.

С 1993 года каждый может завещать свое тело в созданный доктором Институт пластинации (договор уже подписали более 17 000 человек): после 1000–1500 часов работы ваш труп предстанет во всех смыслах голым на одной из выставок Body World в Лондоне, Токио или Амстердаме, которые посещают миллионы зрителей ежегодно.

Став плотью фантазии фон Хагенса, бескожее тело демонстрируется без прикрас: доктор против танатокосметики и бьютизации. Вы можете оказаться со вскрытой черепной коробкой за шахматным столом или располовиненным во время броска копья. Также мышцы вашего лица могут быть отделены от костей и, словно крылья бабочки — или, скорее, пятно Роршаха, — представлены распростертыми в противоположные стороны.

Лаборатория потратила четыре миллиона долларов на огромную холодильную камеру для консервации слона (он уже выставляется в Дублине) и жирафа, на спину которых вполне могут посадить чье-то везучее тело.

Благодаря этому способу ваше тело может превратиться в звезду мировой величины в корпореальном мире доктора, где мертвец становится предметом потребления развлекательной индустрии, а сам музей — социальным полем взаимодействия между мясными куклами и туристами.

Перефразируя анатома XVI века Везалия, мы вынули трупы из могил и вернули их в общество.

Доктор фон Хагенс, вопреки критике, вовсе не провокатор, но циник в изначальном смысле этого слова: реалист, осознающий конечность жизни. Скорее, он даже арт-куратор, онтологизирующий останки и дающий им возможность, предоставляемую только предметам высокого искусства: отправиться в вечность экспонатом под витриной.

Вариант 3. Отдать в нарезку и оцифровку

Команда Виктора Шпитцера и Дэвида Уитлока из Центра симуляции человека при Университете Колорадо выиграла грант в 720 000 долларов: им поручили создать диджитал-версию «Анатомии Грэя» ХХI века.

Изначально в Университет Колорадо доставили два анонимных тела мужчины и женщины (позже журналистами было установлено, что мужчиной был Джозеф Пол Джерниган, приговоренный штатом Техас к смертной казни путем летальной инъекции). Одно из тел разрезали на 2000 кусочков, а другое — на 5000 шириной 0,33 мм. После был долгий процесс фотосъемки каждого слайса, оцифровывание изображения и сборка этих изображений в диджитал-модель.

Теперь студенты могут изучать конкретный участок топографии тела: как в нем анатомические структуры встраиваются друг в друга — а могут исследовать его целиком.

Позже, в 2000 году, в Университет Колорадо позвонила пожилая женщина Сьюзен Поттер, которая была на конференции Visible Human Project, посвященной диджитализации трупов. Поттер хотела завещать свое тело университету и уверяла докторов, что умрет через год (в итоге прожила еще пятнадцать). Шпитцер долго не соглашался, ведь им нужны были тела здоровых людей, пока он не пришел к логичному выводу: студенты-медики учатся лечить больных.

Труп Портер поместили в ванну с поливиниловым спиртом, чтобы оно затвердело, — кроме того, спирт защищает тело от обморожения в холодильной камере, где его морозят для дополнительной жесткости.

После с помощью автоматизированной поперечной пилы из твердосплавной стали Портер «разделали» на четыре блока. Разрезание на слайсы заняло 60 рабочих дней: ее разрезали на 27 000 кусочков толщиной с волосок (63 микрона).

После каждого среза камера фотографирует сверху то золото надпочечников, то алеющее сердце, а после снимки комбинируют в цифрового аватара мисс Портер. Сегодня студенты могут рассматривать виртуальный труп от макушки до пят как книгу-кинеограф и учиться на нем искусству аутопсии. А еще аватар Портер может отвечать на вопросы, словно Сири.

Вариант 4. Позволить гнить на благо криминалистике

В США существует шесть так называемых ферм тел (еще одна есть в Австралии). Туда можно завещать свои останки, чтобы они разлагались под открытым небом и помогали судебным антропологам, коронерам и энтомологам установить по степени окоченения или разложения, как давно погиб человек.

Любопытно, что на ферме тел «имитируют сюжеты» сериалов вроде «C.S.I.: Место преступления» и «Кости»: тела здесь обмотаны пленкой, покоятся в болотистых топях, под водой, закопаны и содержатся в экосистемах с различными показателями температуры и влажности. Некоторые трупы помещают в клетки, защищающие от грифов, другие — намеренно подвергаются воздействию падальщиков.

Главная задача таких ферм — научить криминалистов определять, как давно умер человек, судя по степени охлаждения, окоченения и концентрации трупных пятен, появляющихся из-за накопления крови под действием силы тяжести.

Кроме того, приблизительное время смерти можно установить по внутренней трупной экосистеме: анаэробные микроорганизмы и бактерии начинают размножаться гораздо быстрее после того, как отказывает иммунная система.

Также на ферме тел изучают стадии поедания трупа насекомыми-некрофагами. Существуют шесть фаз, когда насекомые одного вида сменяют другой: одни откладывают личинки в тканях, другие перемалывают кости в костную пыльцу и т. д. Благодаря определению вида некрофага судебные энтомологи могут установить, как давно умер человек.

На данный момент в Центр судебной антропологии Университета штата Теннесси ежегодно поступает около 100 тел, а в списке доноров числится более 3000 человек.

На ферму Техаса собираются отправиться приблизительно 300 ныне живущих людей, зарегистрировавших себя как доноров.

Вариант 5. Сверкать как бриллиант

Швейцарская ювелирная компания LONITE создает так называемые мемориальные (или кремационные) бриллианты.

Дело в том, что человеческое тело, помимо прочих химических элементов, отчасти состоит из углерода. Из него же полностью состоит бриллиант. Чтобы превратить одно в другое нужно всего лишь 10 граммов волос покойного или 200 граммов его праха.

В начале LONITE измеряют, достаточно ли углерода в волосах или прахе. Затем материал перемалывается в порошок, специальное оборудование для удаления примесей определяет, где углерод, а где другие элементы, после чего центрифуга отделяет всё ненужное. Очищенный порошок помещают в герметичный контейнер, который нагревается до экстремальных температур, удаляя кислород и вводя специальный газ, защищающий будущий драгоценный камень от окисления. Затем углерод помещают во влажную среду в мензурке, где удаляются тяжелые металлы и добавляются специальные реагенты, позволяющие улучшить чистоту углерода до 99,99 %.

Теперь самый долгий процесс: извлеченный углерод помещают в коробочку-цилиндр из чешуйчатого графита, а тот, в свою очередь, — в две полусферы, называемые БАРС (Беспрессовая аппаратура высокого давления «Разрезная сфера»). Зазор между полусферами заполняется гидравлическим маслом под давлением.

Под прессом и при воздействии экстремального нагрева углерод превращают в бриллиант. В зависимости от цвета и размера бриллиант может выращиваться от двух недель до нескольких месяцев.

В процессе огранки бриллианту придают желаемую форму — и всё, вы готовы украсить собой шею молодой вдовы.