Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Цифровая экономика: как дети зарабатывают больше родителей

В Хорошевской школе в Москве прошла Всероссийская викторина «Цифровая экономика. Поколение Z». Игру организовал telegram-канал о блокчейне и цифровой экономике @blockchainrf при поддержке гимназии «Хорошкола», QIWI, FMG group и цифрового издательства Planetpics. В состав жюри вошли глава Сбербанка Герман Греф, министр по делам Открытого правительства Михаил Абызов, президент InfoWatch Наталья Касперская, академик РАН Алексей Семенов, глава «Деловой России» Алексей Репик и замдиректора направления «Молодые профессионалы» АСИ Евгений Ковнир. В викторине соревновались две команды: «Синие» (Саша Тонов, Егор Уваров и Ерлан Амантаев) и «Красные» (Ярослав Орлов, Лев Чижов, Миша Румянцев и Гриша Соколов). Ребята ответили на шесть вопросов, связанных с криптовалютами, блокчейном и цифровой экономикой в целом. С отрывом в несколько баллов победила команда «Красных». Агата Коровина поговорила со всеми участниками викторины и узнала, какое состояние успели сколотить школьники, как блокчейн поможет проводить честные выборы и почему спекуляция — это основа основ.

Егор Уваров, 16 лет, Санкт-Петербург

Во время викторины было сложно сфокусироваться на ответе, собрать себя в кучу. Вот ты только начал говорить — и тут замечаешь, как на тебя смотрит Герман Греф, и ты такой: «Господи, он смотрит прямо на меня!» — и начисто забываешь, что хотел сказать. Но в целом получилось лучше, чем я ожидал.

Программированием я увлекаюсь в меньшей степени, чем классическими науками: в свободное время усиленно изучаю физику и биологию. Но все технологии, связанные с искусственным интеллектом, блокчейном, — выходят вперед. Блокчейн — это вообще отдельная тема. Он исключает человеческий фактор, поэтому его можно использовать везде, где человек кому-то не доверяет: при торговле, подписании договоров, заключении контрактов.

С блокчейном даже выборы не удастся сфальсифицировать. Если кто-то захочет подправить ответы или нарушить правила голосования, то все это сразу увидят. В будущем, я думаю, все выборы будут проходить только на блокчейне.

Еще я немного занимаюсь инвестициями в криптовалюту. Спекулирую. Спекуляция — это иногда простые перепродажи, а иногда какие-то незаконные махинации. Слава богу, пока не приходилось этим незаконным заниматься! Но вообще, спекуляция — это действительно вещь интересная… Бывают такие виды валют, токены, которые можно считать классическими акциями. С их помощью ты можешь управлять компанией и получать дивиденды. В общем, мчится вперед криптовалюта.

Моя глобальная цель — поддерживать научные проекты. В будущем хочу создать научный центр. В первую очередь я вкладывал бы деньги в разработку наноструктур и, конечно, искусственного интеллекта. Что самое интересное в искусственном интеллекте? Он должен решать вопросы, как человек. Человек принимает разумные и неразумные решения. И часто разумные он не принимает, а неразумные принимает. Когда в искусственный интеллект не будет зашита идея «поступай вот так», и он сам сможет совершать нелогичные поступки, а поступки, которые велят ему совершить, не побоюсь этого слова, чувства, тогда это будет хорошая претензия на искусственный интеллект. А если совместить получившийся искусственный интеллект и возможности обычных машин, то мы придем к тому самому идеалу, к которому так долго стремилось человечество. Все пытались улучшить человека, но не лучше ли создать нечто более совершенное, чем человек в обычном его понимании?

 

Ярослав Орлов, 16 лет, Воронеж

В начале февраля я думал, как бы подзаработать. И вот я нашел статью про криптовалюты. Начал смотреть, как это работает, что такое майнинг, почему эта система безопасна. Просто гуглил. Просматривал десятки сайтов, чтобы проверить информацию.

И вот в том же феврале вложил 1000 рублей. Прошло семь месяцев, сейчас у меня 127 000 рублей в криптовалютном эквиваленте.

Сейчас я вкладываю в очень перспективную криптовалюту — токены, которая если выстрелит, принесет очень большую прибыль.

За блокчейном будущее. Победа в викторине — это промежуточный этап, я бы и без победы продолжил этим заниматься. Я хочу стать блокчейн-специалистом, пока не знаю, в какой области, но я им стану.

Блокчейн — это последовательность блоков, которые между собой связаны. Если я удалю хотя бы один блок или изменю в нем один символ, ноль на единицу, то изменятся все остальные блоки. Это очень защищенная система. Когда сильные мира сего узнают о преимуществах блокчейна, смарт-контрактах, то они станут плавно на него переходить.

В Воронеже с блокчейном вообще никак. Я выкарабкался только благодаря своей обучаемости. Хотел подсадить своих друзей на это дело, но нет, никто не хочет. Ленятся. Мой отец боится того, что я торгую какими-то криптовалютами, он думает, что это нелегально и в доме живет малолетний преступник.

 

Гриша Соколов, 14 лет, Москва

В Сети невероятно много полезной информации, ты можешь получить гигантское количество знаний по блокчейну и не только. Можно даже изучить программирование смарт-контрактов — это не так сложно.

Я так и начинал: просто серфил интернет, изучал, что было интересно, потом создавал, что хотел, — разные небольшие программки для себя.

Например, в этом году я создал свою первую простенькую нейронную сеть. Она распознает небольшие рисунки. Рисунки всего в 9 пикселей. Я закрашивал полностью и частично квадратики, и в 90 % нейросеть распознавала рисунок. Эту технологию можно широко использовать — она улучшит поиск в интернете.

Ты сможешь закинуть фотографию, и поисковик найдет тебе ее в картинках, на фейсбуке, на разных сайтах и даже среди видео на Ютубе. К этому все идет, и это замечательно. Человек сможет образовывать себя по одному скрину — он найдет всю необходимую информацию.

Сейчас для меня серьезная тема — это боты. Только надо понимать, что боты основаны не на нейронных сетях, там встроен простой алгоритм действий. То есть ты зашел, бот тебе говорит: «Здравствуйте, хотите пройти дальше? А теперь? Что выберете?» Он тебя ведет. А если говорить о серьезно работающих ботах на нейронных сетях, то этим занимаются — и у них хорошо получается — Microsoft и Google. Microsoft совсем недавно представил одну свою нейронную сеть, я с ней немного переписывался. Прикол был в том, что она реально очень быстро обучается. Ее речь с каждым разом все больше походит на речь обычного американца: появляются сокращения, жаргонизмы, современные слова.

Не стоит бояться, что нейросети нас поработят. Мы всегда сможем их отключить. Они будут умнее нас, но управлять ими будем мы. Сейчас у роботов разрабатываются эмоции, чтобы те могли сопереживать. Это очень интересные разработки, в будущем роботы смогут стать чуткими социальными работниками. Но у нас пока нет достаточно хороших роботов, в которых мы могли бы поместить нейронную сеть, да и нейронные сети еще долго обучать.

Чтобы такие технологии появились в России, мне кажется, нужно децентрализовать страну. Многие города сталкиваются с большими экономическими, стратегическими и технологическими проблемами только потому, что они не Москва и не Санкт-Петербург.

Во Владивостоке начали раздавать землю — это хороший пример развития. А вот смотришь на Сыктывкар и думаешь: «Ну как же так?» Но в первую очередь нужно проводить интернет, видимо, в некоторые районы вместе с электричеством.

 

Ерлан Амантаев, 16 лет, Оренбург

О биткоинах я впервые узнал в 15 лет, прошел год, и я увидел курс на биткоины: сначала один биткоин стоил 800 долларов, а потом 2000 долларов. Я заинтересовался. Следил, цены росли. «Ух, нужно внедряться», — подумал я. Тогда я начал смотреть видео на Ютубе, изучать, как работает система. В итоге решил вложить свои средства в это дело, все, что было, а было у меня 30 тысяч рублей. И жестко ушел в минус. Я еще ничего толком не знал, русскоязычных сервисов не было, я не понимал, где что нажимать, что это за плюс, что это за минус. Но потом за три месяца я сделал 150 тысяч рублей.

Сейчас я в биткоины не инвестирую, я инвестирую в другие криптовалюты, которые, возможно, повторят историю биткоинов. В 2013 году биткоин стоил около одного доллара. Сейчас есть тоже очень перспективные монеты, которые могут резко подняться. В общем, я спекулирую на рынке криптовалют: закупаю по низкой цене, а продаю по высокой. Классика. Сейчас я наращиваю темпы, то есть увеличиваю свой капитал.

Моя цель — купить Lexus. Также хочу стать финансово независимым человеком. А потом можно и яхту взять. Я с детства мечтал уплыть в океан на своей яхте, чтобы дни напролет лежать на ней, и все.

Надеюсь, когда мне надоест лежать на яхте, в России уже легализуют блокчейны. Тогда я буду продвигать свои гениальные идеи в сфере здравоохранения и недвижимости. Если реализую, то каждому человеку при рождении будет выдаваться браслет с уникальным сгенерированным кодом. Человек пойдет в больницу, отсканирует свой код, и врач увидит все данные пациента: медицинскую карту, паспорт, свидетельство о рождении и так далее. Многотомные архивы будут умещаться в одном файле.

А в недвижимости… Блокчейн прекрасно подходит для покупки и продажи квартир. Сейчас, чтобы оформить покупку квартиры, нужно где-то две недели. Если блокчейн внедрить в эту сферу, то это можно сделать за считаные минуты, конечно, если у тебя на счету есть несколько свободных миллионов.

 

Саша Тонов, 17 лет, Ярославль

Я стал изучать тему биткоинов и криптовалюты года два-три назад, когда о ней мало кто знал. Я увидел, что это очень перспективно. Блокчейн и криптовалюты могут сильно повлиять на нашу экономику.

Я с детства жил в среде предпринимателей, потому что мой папа предприниматель, и я всем этим пропитан. И да, я буду бизнесменом, который станет инвестировать в криптовалюту. На мой взгляд, это очень выгодно. Спекулирую уже сейчас. Обычное дело. Есть биржа, я захожу на биржу и перепродаю свою криптовалюту. Вчера, допустим, биткоин упал до трех тысяч долларов, и буквально за час-два у меня был доход в 100 долларов. Всего у меня там тысячи две долларов получилось заработать.

Единственное, мне сейчас нужно развивать креативное мышление. Игра мне это показала. В нашей команде с этим были проблемы, признаю. Возможно, мы взрослее, чем ребята из другой команды, мы уже думаем более стратегически.

Я в 15 лет мыслил совершенно иначе, чем сейчас. Покреативить в свои 17 практически не удается. Очень об этом сожалею.

Но есть много полезной литературы на эту тему и упражнений. Как минимум можно мечтать, что-то визуализировать… Да, я учусь мечтать. Я благодарен ребятам, они показали мне, над чем мне нужно поработать. Мы с ними сдружились еще за неделю до викторины. Очень здорово понимать, что есть люди, который разбираются в той же теме, в какой разбираешься ты, особенно когда они младше. И всем нам нужно объединяться. Возможно, вместе мы создадим нечто инновационное, например, банк нового поколения, который будет основан на блокчейне.

 

Лев Чижов, 13 лет, Санкт-Петербург

На викторину я попал, потому что меня Гриша уговорил участвовать. Просто тогда я перешел в новую школу, это очень сильная школа, и я не хотел ее пропускать. Я учусь в физическом классе. Там я далеко не самый умный.

Про криптовалюты узнал относительно недавно, где-то в марте или апреле. Сейчас я делаю свою криптовалюту, то есть пишу программу, которая будет работающим кодом криптовалюты. Ей люди смогут пользоваться. Свои деньги в криптовалюте я решил оставить на долгосрочное хранение. Так они во много раз вырастут в ближайшие несколько лет, и я ничем не буду рисковать.

Я больше интересуюсь нейронными сетями. Недавно написал свою нейронную сеть. Там есть входные значения от нуля до единицы и веса — просто числа. И вот эти входные значения перемножаются на веса. Это происходит на нескольких слоях, и есть специальная функция, которая все это регулирует. Ничего особенного, в общем.

Есть еще процесс обучения, который корректирует эти веса, чтобы они давали правильный ответ.

Я создал библиотеку языка программирования, на основе которой можно быстро создавать нейронные сети. С ее помощью я разработал проект распознавания рукописных цифр. Эта технология уже есть, но я просто на своей библиотеке делал, из любопытства.

Еще написал нейросеть, которая предсказывает, выживет ли человек, если он поплывет на «Титанике». Это достаточно часто встречающаяся тестовая задача для нейронных сетей. Дан возраст человека, его пол, класс, в котором он едет. Есть таблицы выживших на «Титанике», собственно, по ней моя нейросеть и училась. Свою библиотеку я хочу сейчас оптимизировать, потому что она работает слишком долго. На рукописных цифрах она обучалась где-то час.

Но свободного времени для программирования почти нет, все забирают физика и игра на гобое.

 

Миша Румянцев, 15 лет, Москва

В классе четвертом я увлекался созданием сайтов, в пятом я узнал о существовании криптовалюты, после чего стал этим делом интересоваться.

Этим летом я начал делать свой проект интернета вещей — умный дом. Думаю, об этой технологии уже многие знают — ты управляешь предметами в доме на расстоянии: кипятишь воду в чайнике, включаешь обогрев пола, свет и так далее. Это очень дорогая система, которая сегодня востребована. Я хочу ее разработать и продавать. Хочу, чтобы благодаря этой технологии обо мне все услышали. Надеюсь, потом пригласят в «Яндекс» или «Лабораторию Касперского».

Победа в викторине прибавила мне уверенности в себе, и у меня теперь есть возможность поступить в спецшколу, где я смогу улучшить свои навыки математики и физики. После обучения я хотел бы развивать технологии в России.

Интернет должен быть на каждой остановке, а интернет-вещи — во всех общественных местах. Например, в парках можно создать технологию, которая будет автоматически переворачивать лавочки после дождя, чтобы они всегда были сухими; автоматы с кофе и чаем тоже можно улучшить: убираем все кнопки, оставляем только окошко с выдачей напитка и загружаем программу в смартфон.

Это будет не только удобно, но и гигиенично. Вы же не знаете, кто трогал до вас кнопку автомата, и что этот человек трогал до этого. В итоге мы автоматизируем процессы и минимизируем рабочий штаб.

Москва и Санкт-Петербург — это единственные города в России, которые идут в ногу со временем. Остальные нужно улучшать. Мне кажется, это будет смыслом моей жизни.