Популярное

Пьянка как бизнес и призвание. Как работают и сколько зарабатывают собутыльники по вызову

Пьющие в одиночку люди вызывают общественное неодобрение, и в этом есть резон: в компании становится веселее от меньшего количества алкоголя; спиртное используется как средство налаживания жизни в социуме, а не как ее замена; выпивание в одиночку чревато депрессивными симптомами — и утешить некому. Неудивительно, что сейчас, когда дружба становится все более виртуальной, а неврозы стучатся в каждый дом, платные собутыльники существуют. Удивительно, что это еще не индустрия.

Цены на услуги профессионального собутыльника начинаются от 300 рублей в регионах и доходят до 6000 (за три часа в праздники и выходные) в Москве. Заказчик также платит за выпивку и закуску, а если встреча намечена в бильярде или боулинге, то и за развлечения. О нюансах необычного заработка мы поговорили с двумя парнями-собутыльниками, девушкой и владельцем «синего» бизнеса.

Артем, 27 лет, менеджер по продажам в автостраховании

Подрабатывать собутыльником Артем начал четыре месяца назад. Увидел подобные объявления на «Авито» и рассудил, что справится не хуже. Ценник установил в 1500 рублей в первый час плюс 600 рублей каждый последующий. Это довольно смело для новичка: в Москве дороже просит только один «частник» и фирма, специально оказывающая такие услуги.

Артем решил, что встречаться с клиентами будет только в кафе и ресторанах, — из соображений безопасности, надеясь на помощь охраны в случае конфликта с заказчиком. Первые двое позвонивших звали в гостиницу, пришлось отказаться. Еще с тремя не удалось договориться по времени. В итоге первый выезд случился через месяц после публикации объявления.

— Мужчина, лет 45-47, сели в баре в центре, — вспоминает Артем. — Чем занимается — не сказал. Он вообще о себе не рассказывал особо, больше меня расспрашивал. Посидели часа три. На первый раз на двух тысячах сторговались.

Во время заказа Артем чаще молчит и выступает в роли слушателя, пока люди делятся проблемами на работе или в семье. Если нужно повести разговор самому, сворачивает на политику или автомобили.

Некоторые собутыльники на час, стараясь привлечь клиентов, дописывают в объявлениях «особые навыки» вроде умения спеть. Артем обходится разговорами.

Пока на его счету всего десять застолий по вызову. Из них в женской компании удалось посидеть лишь единожды.

— Лет 45 ей было, для своего возраста симпатичная, — рассказывает Артем. — Сидели в «Кофе Хаузе», она пила коктейли, я — пиво. Часа два говорили обо мне, спрашивала про работу. Я так понял, ей просто не с кем выпить было, или скрывает она это от коллег или еще кого. Потом она пыталась приставать. Но я отбился, сказал, что девушка есть.

Собутыльник уточняет, что здесь дело не принципа, а вкуса. Если заказчица приглянулась, и сама не возражает, то почему бы и нет.

В свободное время Артем выбирает слабоалкогольные напитки. На вызовах же соглашается и на нелюбимую водку, просит только больше запивки. Отравиться паленым спиртным не опасается вовсе, говорит, в заведения ходят приличные, там это вряд ли случится. Если заказчик оказывается выносливее, то Артем наливает себе меньше, а когда совсем устает, просит расчет. Пока все относятся с пониманием.

Друзьям о необычной подработке Артем рассказывать стесняется, но отмечает — долго так шабашить он не собирается.

— По образованию я, вообще-то, юрист, менеджером по продажам в автостраховании работаю вынужденно, — поясняет он. — Работа нормальная сама по себе, только платят немного. Вот как удастся найти место поденежнее, так и перестану ездить по барам.

 

Влада, 19 лет, учится на менеджера по туризму

Семья Влады переехала из Донецка в Россию в 2014 году, когда в городе началась гражданская война. Сначала остановились в Курске у родственников, получили гражданство. Потом перебрались на съемную квартиру в Москву.

Глава семейства работает в «Кока-Коле», мать и дочь могли позволить себе не трудиться. Влада работать особо и не собиралась, но «денежка нужна была».

— Я села и подумала, что я умею лучше всего, — рассказывает девушка. — А всякой дичи много мне попадалось на «Авито», в том числе и «собутыльник на час». И я подумала: почему бы и нет?

Подработка у тогда еще 17-летней Влады задалась с первого же вызова. 26-летний парень был в Москве проездом. Пили прямо на улице, потому что «он нормальный оказался». С тех пор прошло более двух лет, а заказчик и клиент продолжают общаться уже просто как друзья.

Большинство клиентов — обеспеченные мужчины за 30 — как разведенные, так и женатые. Встречи проходят в основном в кафе и ресторанах, хотя Влада готова пить и на улице, не опасаясь полиции. С девушкой (как и с парнями) заказчики говорят о собственных трудностях. Рассказы о чужих неприятностях ее не угнетают, она и сама нередко выговаривается в ответ.

Развлечь клиента Влада способна не только обычной беседой. Она знает 100 тостов про любовь, может станцевать гопак, умеет разговаривать на молдавском и украинском языках. При ценнике в 800 рублей за вечер (ближайшее по дешевизне предложение в Москве — 500 руб./ч) она почти всегда уезжает со встречи с чаевыми, а то и на заказанном для нее такси.

— Однажды мне 5,5 тысяч заплатили! Человек из Донецка оказался, песни с ним пели, — говорит Влада. — Цены я поднимать не думаю. Вы видели вообще остальных? Там одни мужчины и оплата почасовая и дорого выходит. Я знаю, что из всех выберут меня.

За полтора года работы собутыльницей девушку ни разу не пытались домогаться. Влада уверяет, что это благодаря ее системе фильтрации небезопасных клиентов: перед встречей она долго переписывается с заказчиком.

На случай серьеной опасности носит с собой настоящую «тревожную кнопку», которой ее оснастили друзья из полиции.

Однако к компаниям девушка выезжать все же опасается. И наоборот, подружку с собой за компанию не берет. Говорит, что вдвоем их могут принять за клофелинщиц (почему за клофелинщицу не могут принять ее одну, Влада пояснить затрудняется, считает, что просто не похожа).

Собутыльницу по вызову часто путают с девушкой по вызову. В переписке с клиентами все время приходится уточнять, что после пьянки продолжения не будет. Из-за постоянного опасения за честь и здоровье возлюбленной Владу перед самой свадьбой бросил жених. В итоге друзья и лояльная мама в курсе, кем она подрабатывает, а вот строгому отцу решили не говорить.

О своей работе она рассказывает с удовольствием и говорит, что она ей «строго по кайфу». Главным плюсом называет множество приятных и полезных знакомств, которые часто продолжаются и после заказа.

Сейчас Владе 19, она заканчивает учиться на менеджера по туризму. Работать по специальности не собирается, говорит, что не угадала с занятием. И вообще, профессиональное будущее свое представляет нечетко.

— Я последнее время все больше коплю, накопила уже себе на айфон, — говорит девушка. — Когда денег станет достаточно, по Транссибирской магистрали поеду. На поезде. Это моя мечта.

 

Алексей, 24 года, художник по свету

Алексей рос в благополучной московской семье. Окончил школу с углубленным изучением английского языка, затем — курсы художника по свету, затем — вуз по специальности «Международный менеджмент».

О необычном способе заработка прочитал четыре года назад у иностранного друга в фейсбуке. Тогда он только поступил на первый курс, и такая халтура показалась занятной, хоть в деньгах нужды и не было.

— Первым позвонил молодой человек лет 23, студент, — рассказывает Алексей. — Он тогда сильно забивал на институт, ссорился на этой почве с родителями.

Плюс он был геймером, особо без друзей, не с кем было поделиться. Выпили в баре, поговорили о его проблемах. Потом еще дважды меня вызывал, рассказывал, что дела пошли лучше.

Этого звонка пришлось ждать почти месяц после публикации объявления на «Авито». Зато потом клиенты стали обращаться регулярно — студент-геймер разрекламировал услугу однокурсникам, да и профессиональных собутыльников в 2014-м были единицы.

Сегодня за час совместной выпивки Алексей берет 1000 рублей (начинал с 500). Среди его клиентов преобладают мужчины от 18 до 35 лет. На этот счет у профессионального собутыльника есть собственная теория:

— Во всем виноваты соцсети. У людей стало меньше реальных друзей, они больше общаются в Сети, чем в жизни.

При этом примерно треть заказчиков — не замкнутые или чем-то расстроенные, а вполне жизнерадостные люди. Некоторые из них находились в городе проездом и не имели знакомых, чтобы выпить в компании. Другие обращались к его услугам просто из любопытства.

Алексей заявляет, что способен в первые 20–30 минут нащупать общие темы для разговора и помочь собеседнику раскрыться. Детали техники рассказать отказался, но пояснил, что дело — в нескольких постоянных вопросах и темпе потребления алкоголя.

За четыре года оплачиваемого собутыльничества само собой прокачалось еще одно умение — ориентироваться в барах. Как правило, встреча с клиентом проходит в одном из мест, которые Алексей предлагает на выбор.

Ни один из вызовов еще ни разу не закончился дракой. Алексей говорит, что это потому, что он поддерживает физическую форму и ведет себя уверенно. Благодаря этому же, как он считает, несколько встреч с заказчицами закончились интимом.

За вечер ему удается заработать три-четыре тысячи рублей. Больше двух заказов в неделю собутыльник старается не брать — надо чтобы силы остались еще и на вечеринки с друзьями.

— Не знаю, сколько еще я буду так подрабатывать, — говорит Алексей. — Наверное, пока не надоест. Ну, или пока здоровье не перестанет позволять.

 

Дмитрий Борисов, 24 года, сммщик, криптоинвестор

Идея открыть «синий» бизнес пришла кировчанину Дмитрию Борисову два года назад за выпивкой в компании друзей. Имея опыт работы маркетологом, он быстро набросал полушуточную страницу сайта с краткой информацией об услуге. Владея несколькими местными пабликами в соцсети «ВКонтакте», распространил там объявление. Звонки пошли в тот же день.

— Сначала к клиентам выезжал я и мои друзья, — говорит Дмитрий. — Если у меня, к примеру, был друг алкоголик, я точно знал, что он согласится поездить по городу, побухать бесплатно, да еще деньги получить. Такие люди быстро находились.

На пятый день работы стало понятно, что нужны дополнительные люди со стороны.

В быстро разрастающемся деле Борисову помогали два друга. Первый, юрист, помог зарегистрировать ООО «Синяя молния». Второй, психолог, составил анкету для кандидатов в собутыльники и присутствовал на собеседованиях.

— После собеседования и заполнения анкеты мы делали вывод, стоит ли дальше иметь с человеком дело, — говорит Дмитрий. — После недели инструктажа кандидата ждал тест, хорошо ли он усвоил то, что говорил психолог. Только после этого мы его отправляли на пробные полубесплатные выезды — чаще всего с кем-то. Например, у нас брали двух парней, а мы говорим, вот, можем еще девочку направить, но она будет подешевле, потому что недавно работает.

Встречи с кандидатами в собутыльники проходили либо в кафе, либо дома у Борисова. Инструктаж вели в кабинете у психолога. Указания по большей части касались отработки конфликтных ситуаций. Особенно тщательно готовили девушек.

К удивлению Дмитрия, серьезных стычек или домогательств не случилось ни разу. Отчасти потому, что все звонки стекались к нему, и неадекватные заказчики отсеивались на первом этапе. Плюс все девушки возили с собой перцовые баллончики. Но главное — клиент перед пьянкой подписывал бумагу на бланке ООО о том, что претензий не имеет. Это настраивало на ответственный лад.

На сайте значилось, что услуга круглосуточная: Дмитрию часто звонили далеко за полночь. Возможность отоспаться давал свободный график: в то время он зарабатывал сммщиком на фрилансе. То, что фирма всегда на связи вкупе с ценником в 350 руб./ч, добавило популярности предприятию.

Еще одной фишкой компании стала специализация сотрудников. На «Синюю молнию» работали двое парней, способных прилично спеть под гитару, друзья Дмитрия. Репертуар отрабатывали заранее. Быстро выяснилось, что стоит учить Круга, Лепса и Розенбаума.

— Еще был человек, который любил байки-анекдоты травить, особенно когда пьяный, — говорит Дмитрий. — Его можно было просто заслушаться, сидишь — как телевизор смотришь. Тоже мой приятель. Тоже алкаш.

На пике славы контора насчитывала десяток постоянных собутыльников по вызову, половина из них — девушки. Однако дольше пары месяцев мало кто задерживался. Попробовать ради интереса желающих было много. Но когда у работника пять выездов за вечер и на четырех из них совсем уж напиваться нельзя, романтика процесса теряется.

Большая текучка была и в клиентуре. Дмитрий затрудняется объяснить, почему. Просто переставали люди звонить, и всё. Про некоторых было известно, что окончательно спились, и на вызов попросту отсутствуют деньги.

В «Синюю молнию» обращалось много одиночек — просто в поисках собеседника. Часто звонили подгулявшие компании, заказывали девушек. Офисные работники, средний класс попадались редко. А вот дамы за 30 звонили в изобилии.

— Один раз две 30-летние женщины заказали в сауну двух гитаристов, — рассказывает Борисов. — Они работали юристами в местной судебной инстанции. Потом эти парни мне такую инфу по нашей области рассказывали, что я за голову хватался. Реально жесткие инсайды.

Однажды звонила женщина совсем в годах. Сказала, что очень хочет в кино, а ни детей, ни внуков нет. И собутыльник с успехом разыграл ей сына, они продолжили общаться и потом.

Был случай, когда двух девчонок звали на природу с палатками на два дня. Одна отказалась, другая взяла с собой подругу, и они всей компанией без эксцессов отдохнули. Но на связь с шефом на всякий случай во время поездки девушки выходили регулярно.

Наконец, на счету сотрудницы «Синей молнии» имеется спасенная жизнь. Пожилой человек по приезде девушки объявил, что выпить собирается перед суицидом. Собутыльница вспомнила уроки психолога и смогла его переубедить.

…Бизнес Дмитрия Борисова закрылся в конце 2017-го, просуществовав без малого год. За вычетом налогов и гонораров сотрудникам (50 % с заказа) в месяц удавалось заработать от 80 000 до 100 000 рублей, что более чем солидно для Кирова.

— Вообще, специфика работы такая, что от нее быстро устаешь, — говорит Дмитрий. — Когда наши люди перестали хотеть выезжать на заказы, я понял, что надо закрываться. Это круто, конечно, но это не то, чем я хочу заниматься.

Борисов продал несколько пабликов во «ВКонтакте», переехал в другой город, создал телеграм-канал, вложился в криптовалюту.

— Криптовалюта в отличие от собутыльника по вызову — более приземленный бизнес, — уверен Дмитрий. — И не такой опасный с точки зрения моральных издержек.

***

Расцвет бизнеса собутыльников в России пришелся на конец 2016-го — середину 2017-го. Тогда в Сети было много частных объявлений, о необычной услуге писали СМИ, множа ее адептов. На данный момент объявлений по всей России насчитывается чуть более двух десятков, а единственная столичная фирма, оказывающая подобные услуги, с журналистами разговаривать отказывается.

Комментарий психолога

Андрей Жиляев, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии института психологии имени Выготского РГГУ

Это абсолютный суррогат, некий эрзац того, что существовало у нас всю жизнь, во всяком случае, в обозримом прошлом. Это те самые кухонные разговоры, которые и порицались как формат общения, и поощрялись, но не исчезали. То есть потребность в собеседнике существует, и глобальной новизны здесь нет.

Любая проблема, которая выражена в словах, перестает в такой степени невротизировать, фрустрировать человека. Это необходимо.

Но это создает иллюзию общения, общением, по сути, не являясь. Это то же самое, что платный секс. Он создает иллюзию отношений, не становясь ими. Плюс здесь в том, что человек зачастую не доходит до края экзальтации своих депрессивных, тревожных переживаний, и таким образом он может как-то сбросить основное напряжение. Опять-таки за счет иллюзии, созданной им. Но лучше уж так, чем никак.