Существует ли наше «я»: откуда взялась идея уничтожения эго и есть ли в ней научный смысл

Как правильно

Так ли полезно все натуральное и лайфхак от зверей, как упороться и забухать

Самые главные учителя древнего человека — животные. Люди копировали их повадки, строили такие же жилища и даже обматывались их шкурами. Частенько собиратели останавливали свой выбор на тех же ягодах и фруктах, которые ели животные. Это позволяло людям расширить свой рацион, но в то же время не отравиться. Но не все то, что едят братья наши меньшие, относится к вкусной и здоровой пище. Животное царство вовсе не против развлечься, с поправкой на свою звериность. Они уже давно проведали, что, укусив там, выпив сям и потершись здесь, можно обрести покой, умиротворение и впечатления на ближайшую неделю.

Ферментирование фруктов — прямой путь к виноделию. У кого могли научиться этому искусству древние греки? Представьте: сентябрь — пора урожая. Спелые яблоки осыпаются с деревьев и на теплой земле быстро киснут и начинают бродить. Стандартным продуктом брожения является этиловый спирт. Чем и пользуются дикие животные, особенно обитающие недалеко от человека и его угодий. К примеру, скучающие олени — особо частые посетители «пьяных садов». Сладковатый запах гниющих яблок расходится далеко от самой яблони. Под покровом ночи, когда любителей «напитков покрепче» не может никто спугнуть, олени приходят к деревьям и злоупотребляют плодами. На первый взгляд кажется, что это довольно безобидное увлечение. Тем не менее некоторые особи так перебирают, что оказываются в пикантных ситуациях. Один благонравный шведский олень увлекся — и начал тянуться за свежими яблочками. Он тянулся все выше и выше, пока не залез на дерево, застряв там. Вызволяли сохатого службы спасения.

Забродившими ягодами увлекаются и пернатые друзья. Зимний рацион свиристелей (Bombycilla garrulus) в основном состоит из оставшихся на ветках плодов рябины. Кстати, ее латинское название — Sorbus aukuparia, буквально «рябина птичья». Ягоды этого растения богаты крахмалом, который при заморозках распадается на глюкозу, фруктозу и другие сахара. При перепадах температуры (а они в европейской части России не редкость) ягоды оттаивают и могут начать бродить, оставаясь на ветках. В результате дерево превращается в самый настоящий бар. Свиристели, снегири и другие зимующие птицы летят к источнику еды, но в итоге получают потерю ориентации, головокружение и утреннюю головную боль. В особо тяжелых случаях пернатые падают на снег, а сердобольные обыватели принимают мертвецки пьяных красноголовых летунов за скоропостижно усопших.

Теперь вы знаете, что не нужно торопиться сжигать неподвижную тушку. Возможно, минералка поможет лучше.

Пока хохлатоголовые летуны валяются в сугробах, в далеких тропических лесах Юго-Восточной Азии небольшой грызун все никак не может напиться. Миниатюрные перьехвостые тупайи (Ptilocercus lowii) — древесные землеройки — пребывают в хроническом запое. Наблюдения за этими зверьками показали, что в их рационе значительную роль играет нектар цветущей бертамовой пальмы (Eugeissona tristis), содержащий от 0,8 % до 4 % алкоголя.

Землеройки в течение нескольких ночей навещают импровизированный бар и потребляют столько «огненной воды», сколько привело бы человека в отделение токсикологии.

Тупайи же вполне жизнерадостны и даже не думают страдать. Когда исследователи взяли их шерстинки на анализ, оказалось, что они вовсе не пьяные и уровень алкоголя в крови нисколько не повышен. Судя по всему, спирты перерабатываются в их организме очень быстро и никак не влияют на моторику или психику выпивох. Кстати, пальма выделяет такой интересный нектар не просто так: ползающие по стволу мелкие животные переносят на шкурке пыльцу и помогают в опылении растения.

Алкоголь не единственное спасение от жестокости этого мира. Ведь существуют еще и наркотики! Нет, животные не оставляют следов на белых дорожках — они придумывают свои способы получить удовольствие. Черные лемуры (Eulemur macaco), хвостатые жители Мадагаскара, предпочитают наркотиками натираться. В минуты грусти они хватают красных многоножек и надкусывают их. Как и любое приличное насекомое, лемурья жертва пытается защитить себя и выделяет токсичные вещества, в составе которых есть, например, цианид. Многих животных, желающих полакомиться многоножкой, это останавливает, но не догадливых лемуров. Они знают, что есть это вонючее существо не стоит, а вот попробовать вмазать его в шерсть — почему бы и нет? Защитное вещество многоножек помогает лемурам сполна: оно убивает паразитов, живущих в шерсти, а также погружает и без того широкоглазых приматов в наркотическое состояние — у них начинается обильное слюноотделение, временное оцепенение и затем расслабление.

Не беспокойтесь о многоножках, они обычно не особо страдают и с чистой совестью уползают от упоротых лемуров.

Но все ухищрения зверей меркнут перед цивилизацией беспозвоночных. Моллюски беззубки за дозу играют роль инкубатора. Пресноводная рыба горчак (Rhodeus sericeus) придумала гениальный способ защиты своей икры, который всех устраивает. Вместо того чтобы десантировать будущее потомство на растения или песок, самка горчака мечет икру прямо в мантийную полость двустворчатого моллюска беззубки. Казалось бы, при чем тут наркомания? А дело в том, что яйцеклетки горчака имеют крючки, чтобы цепляться за жабры беззубки. Процедура эта довольно болезненная, и, дабы смягчить моллюскову участь, яйцеклетки выделяют опиоидные пептиды — природные анальгетики.

Такие опиоиды очень нравятся беззубкам, поэтому при нересте горчаков они сами раскрывают сифон — вход во внутренний мир моллюска — перед самкой, лишь бы насладиться волшебными днями прихода.

Маленькие горчаки спокойно развиваются в телах своих суррогатных матерей и даже вылупляются там. Первый месяц они питаются планктоном, которым моллюск щедро делится с молодью, а затем покидают ясли тем же путем, что и вошли, — через сифон беззубки.

Немного другое вещество выделяют иглобрюхие рыбы. Для своей защиты они используют тетродотоксин — сильнейший нервно-паралитический яд. Он быстро всасывается в кровь, провоцирует зуд слизистых, тошноту, рвоту. Даже сравнительно небольшой концентрации вещества хватает, чтобы вызвать паралич дыхательных мышц — и смерть. Тем не менее отдельные смельчаки все еще рискуют заказывать в ресторанах рыбу фугу, богатую этим ядом.

Дельфины не прочь изобразить из себя жертву, поэтому они намеренно ищут опасных рыб. В 2013 году на BBC показали сюжет, когда целая группа дельфинов собралась вокруг иглобрюхих рыб, причем их поведение отличалось от обычного. Они покусывали опасную игрушку, а затем передавали ее следующему «сорыбнику». Вероятно, небольшие количества яда, которые выделяла испуганная жертва, играли роль легкого наркотика для участников импровизированного притона. С другой стороны, дельфины вообще часто забавляются с живыми игрушками, крабами, рыбами и осьминогами. Иглобрюхие, если вы помните, представляют собой идеальный шар даже не в вакууме. Так что, может быть, дельфины всего лишь невинно играли в «носбол», а трип был побочным эффектом.

Ягуары же не хотят заигрывать с наркотиками, но не прочь извлечь из них пользу. Тропические кошки должны быть изобретательными и ловкими в охоте. Они залегают в засаду у мест водопоя или кормления, а затем резко набрасываются на жертву. Чтобы успешно схватить будущую еду, ягуару нужно слышать чуть лучше, видеть чуть дальше и быть чуть быстрее, чем тот, кого он собирается съесть. Для этого кошки придумали употреблять «охотничьи добавки» — листья лозы духов (Banisteriopsis caapi).

Лоза духов — или аяуаска — содержит большое количество алкалоидов, что делает ее идеальным растением для любителей наркотического транса.

Состояние ягуаров, перебравших с духами, чем-то похоже на поведение кошек под валерьянкой: они тоже катаются по земле и прыгают на все, что движется. Отличная стратегия для охоты, не правда ли?

Теперь вы знаете, как развлечь себя суровой сибирской зимой или оказавшись наедине с иглобрюхой рыбой. Ешьте натуральное — живите весело.