Pushkin museum – mobile top
Pushkin museum

Тупость или расстройство обучения? Что такое дислексия и дисграфия

Даже взрослые могут иметь проблемы с чтением или письмом. И если кто-то старательно выводит на листе бумаги «карова», это еще не значит, что он тупой. Возможно, у него есть расстройство обучения — какая-нибудь там дислексия, как у какого-нибудь там Эйнштейна. Впрочем, в России подобные диагнозы многие считают выдумкой.

Дислексией называют расстройство способности читать, дисграфией — писать (в справочниках вы найдете более пространные толкования, но, памятуя о теме нашей статьи, мы предпочтем им минималистичные, оставив главное). Эти проблемы затрагивают миллионы людей, и все они сталкиваются с трудностями в процессе обучения, поскольку существующая система образования им не подходит.

На постсоветском пространстве такие диагнозы ставят редко: здесь бытует миф, что дети с дислексией и дисграфией просто умственно отсталые. В лучшем случае родители и преподаватели приписывают им лень и плохую дисциплину. Даже врачи позволяют себе некорректные заявления и могут, например, назвать ребенка с подозрением на расстройство обучения «дебилом» (автору этих строк доводилось слышать подобное в свой адрес). Потому часто у людей с такими проблемами формируется неправильное представление о себе.

Когда-то я учился с мальчиком, который в свои 15 лет с трудом читал по слогам, — над ним смеялись все, включая преподавателей. И никто даже не подумал, что ему требуется помощь. Неудивительно, что он вырос каким-то гопником.

Обычному человеку, который легко усваивает школьную программу, трудно поверить в то, что такая проблема реально существует, и представить ее масштабы. Она кажется чем-то далеким и почти иллюзорным. Но достаточно выйти на улицу и внимательнее взглянуть на тех, кого принято считать «асоциальными элементами», — и выяснится, что среди них немало людей с подобными расстройствами и неврологическими проблемами (например, СДВГ). Такие нарушения диагностируются у нас плохо, поэтому, как правило, все, кому они присущи, не понимают, что с ними происходит, и часто терпят неудачи в жизни. Виновата здесь и система образования, ориентированная только на «стандартных» детей, не имеющих никаких «отклонений». Школы равнодушно перемалывают тех, кто в эти стандарты не вписывается. Оказавшись неспособными получить даже базовое образование, некоторые люди попадают на дно социума.

Человек с расстройством обучения может иметь интеллект выше среднего и таланты, недоступные другим. Но если он не знает о своих особенностях и не понимает, как их можно корректировать и даже использовать себе на пользу, это чревато:

— ежедневными трудностями в учебе и работе;
сложностями во взаимодействии с социумом (окружающие могут считать таких людей умственно отсталыми);
— психологическими проблемами (регулярные неудачи формируют низкую самооценку и часто приводят к депрессии).

Перспективы таких людей зачастую далеко не радужны: проблемы в карьере, низкий уровень дохода и т. д. Поэтому важно, чтобы они узнавали о своих особенностях как можно раньше. И учились с ними работать.

Как выглядит дислексия

Для дислексии (от греч. dis — «утрата чего-либо, разлад» и lexis — «речь») характерны трудности с чтением даже простых и давно знакомых слов. На восприятие написанного текста таким людям требуется больше времени и усилий, чем другим. Они перемешивают буквы или читают их зеркально. Наблюдаются и проблемы с запоминанием: иногда дислексики не могут удержать в голове последовательности слов и чисел, которые только что видели в тексте.

Это расстройство обучения проявляется по-разному, но обязательно — в виде комплекса из нескольких симптомов. В раннем возрасте дислексию можно диагностировать, если ребенок:

1) читает или пишет слова задом наперед;
2) пропускает отдельные слова или места в тексте;
3) поздно начинает говорить и с трудом учит новую лексику;
4) делает повторяющиеся ошибки в произношении и на письме;
5) меняет буквенный порядок при чтении;
6) имеет проблемы с распознаванием букв и плохо сопоставляет их со звуками;
7) обладает слабо развитым для его возраста навыком чтения.

Со временем могут проявляться другие характерные особенности: человек с трудом формирует сложную речь, ему не даются новые языки, он плохо понимает шутки, основанные на игре слов. Взрослые дислексики часто избегают чтения и находят обходные пути, где злополучный навык не нужен. Многие при этом даже не догадываются, что у них есть какие-то проблемы.

Как выглядит дисграфия

Возможно, самый распространенный симптом дисграфии (от греч. dis — «утрата чего-либо, разлад» и grapho — «пишу») — плохой почерк. Также для людей с этим расстройством типичны ошибки, которые нельзя объяснить незнанием грамматики.

Другие распространенные симптомы (как и в случае с дислексией, ни один из них по отдельности не служит достаточным основанием для постановки диагноза):

1) непостоянство почерка (человек пишет то курсивом, то печатными буквами, то большими, то маленькими);
2) некоторые слова могут обрываться, сливаться с соседними или и вовсе «исчезать»;
3) буквы нередко пропускаются или путаются (особенно если они похожи по форме, как Р и Ь);
4) необычные движения и позиция тела при письме;
5) трудности с переписыванием текстов;
6) сложности с выражением собственных мыслей на бумаге.

Причины плохого почерка у дисграфиков точно не определены: возможно, виной всему слабо развитая мелкая моторика, возможно — нелюбовь к письму (как правило, людям не нравятся те занятия, в которых они слабы).

Проблемы с восприятием звуков и букв, характерные для дислексии, могут влиять и на письмо, из-за чего при разграничении двух диагнозов возникают сложности. Во-первых, нередко оба расстройства встречаются у одного и того же человека. Во-вторых, многое зависит от медицинских определений этих терминов — а они могут разниться от страны к стране, от системы к системе, от врача к врачу. Некоторые, например, называют дисграфией только проблемы, связанные с недостаточно развитой моторикой рук при письме.

О природе расстройств

Причины, приводящие к дислексии и дисграфии, пока окончательно не выявлены. Но большинство исследователей в числе двух главных называет особую структуру мозга и генетику.

«Расстройства обучения могут быть связаны с обстоятельствами появления ребенка на свет, генетическими факторами, а также с особенностями среды», — поясняет психолог Инна Пасечник.

Гипотезу о наследственной природе таких явлений подтверждает ряд фактов: братья и сестры в одной семье часто испытывают одинаковые проблемы с устной и письменной речью; около половины родителей дислексиков сами имеют аналогичные расстройства; у таких людей обнаружены специфические гены; найдены различия в структуре и активности мозга в зонах, ответственных за соотнесение звуков с буквами, а также распознавание написанных слов.

Дисграфия изучена хуже, но здесь тоже рассматриваются генетические факторы. Часто это расстройство связывают с проблемами в рабочей памяти.

Диагностика

В западных странах ребенка с подозрением на дислексию или дисграфию могут отправить к школьному психологу, неврологу или обычному педиатру. В России большинство специалистов не обучено работать с такими проблемами, но и у нас можно найти психологов, нейропсихологов и нейрофизиологов, которые занимаются этим вопросом.

«Лучше выявлять симптомы заранее. Хорошо, если еще перед школой ребенок пройдет диагностику у нейропсихолога. Расстройства обучения предсказуемы. Если мы в 6 лет обследуем человека, то сможем спрогнозировать его проблемы в школе», — считает Ирина Пасечник.

Сочетаемость

Как уже говорилось, дислексия и дисграфия нередко представляют собой комплексное расстройство, которому сопутствует и ряд других характерных проблем (на врачебном языке это называется «коморбидность»):

1) примерно 40 % людей с СДВГ (синдромом дефицита внимания и гиперактивности) — дислексики;

2) дискалькулия (трудности в изучении арифметики);

3) расстройства аутистического спектра.

Если говорить не о медицинских состояниях, то по каким-то причинам дисграфия и дислексия нередко сочетаются с амбидекстрией (когда человек одинаково хорошо владеет обеими руками) и гомосексуальностью. Согласно результатам исследования, 7,9 % мужчин-геев испытывают трудности с чтением (против 1–3 % в среднем по популяции).

Что поможет человеку с расстройствами обучения

В первую очередь необходимо научиться самоадвокации — способности отстаивать собственные интересы. Если вы оказались на новой работе или учебе, нужно уметь сообщать другим о своих особенностях и потребностях таким образом, чтобы достигать максимального взаимопонимания.

Например, на задания, для выполнения которых требуется применить навыки чтения и письма, человеку с дислексией и дисграфией должно выделяться больше времени. На учебе можно попросить у преподавателя его конспект. В образовательных учреждениях западных стран существуют специальные программы для людей с такими расстройствами.

При дисграфии может помочь развитие мелкой моторики. Также нужно тренироваться выражать свои мысли на бумаге и каждый раз проверять орфографию и синтаксис.

«Большинство людей, взрослея, адаптируется к тем дефицитам, которые у них есть. Если человек понимает, что у него что-то не получается, он учится делать это по-другому — например, использует только те слова, в написании которых уверен», — считает Ирина Пасечник.

С возрастом у нас снижается пластичность мозга. Поэтому, по словам Пасечник, коррекция расстройств обучения уже не будет такой эффективной, как в детстве, но всё же улучшения возможны. Психолог рекомендует активности вроде единоборств и йоги: «Такие занятия требуют сложной координации, благодаря чему развивают взаимодействие различных зон мозга и очень помогают не только телу, но и, как ни странно, голове».

Физическая активность действительно может быть полезна. Дислексию часто связывают с мозжечком — областью мозга, как раз отвечающей за координацию движений. В Великобритании в рамках исследования провели эксперимент, в ходе которого участники (дети) на протяжении месяцев выполняли простые физические упражнения. В результате испытуемые улучшили не только моторные навыки, но и языковые способности и добились прогресса в чтении.

Некоторые ученые, например профессор Йельского университета Салли Шайвитц, считают, что физические упражнения не способны вылечить дислексию, но помогают людям с такой проблемой чувствовать себя увереннее и бороться с тревогой.

Самое главное при наличии расстройств обучения — сделать ставку на свои сильные стороны. В чем же нужно искать плюсы и как их использовать?

Преимущества дислексии

Для вида Homo sapiens чтение — относительно недавнее изобретение (появилось вместе с письменностью примерно в IV тысячелетии до н. э.). В ходе этого занятия наше мышление «переключается» в специальный режим работы. Если взрослых, далеких от литературы, учить читать, их мозг меняется особым образом. Это показывает исследование Станислава Диана, известного французского нейробиолога. В ходе эксперимента испытуемые теряли способность обрабатывать определенные виды визуальной информации — например, они стали хуже воспринимать лица и шахматные доски.

Навык чтения конкурирует с другими нашими умениями, то есть имеет свою цену: вы сильны либо в одном, либо в другом.

Знаменитый художник Мариц Эшер — автор многочисленных визуальных парадоксов. Он изображал «невозможные фигуры» — представляющие собой оптическую иллюзию трехмерные объекты, которые не могут существовать в реальности. Его известная литография «Водопад», например, имеет структуру треугольника Пенроуза.

Группа психологов изучала способность людей распознавать такие фигуры. Оказалось, что дислексики справлялись заметно лучше других. Исследователи предположили, что так происходит потому, что они склонны обрабатывать визуально-пространственную информацию не локально (часть за частью), а целиком и сразу (холистически).

Так что в мифах, выставляющих людей с расстройствами обучения в выгодном свете, есть изрядная доля правды. Например, в англоязычном интернете гуляет утка, что больше 50 % сотрудников NASA — дислексики. «Это не так, — отвечает NASA в твиттере, — но они [дислексики] суперумные».

Люди, испытывающие проблемы с чтением, в самом деле имеют некоторые «козыри» в таких науках, как астрофизика.

Исследователи обнаружили связь между этим расстройством и способностью работать с информацией, полезной в астрономии. Например, дислексики превзошли других в поиске черных дыр!

В другом исследовании его авторы сравнивали способность студентов запоминать размытые изображения, похожие на рентгеновские снимки, — и дислексики снова отличились. Так что их таланты могут пригодиться в медицине и во многих других областях.

Ричард Роджерс, знаменитый архитектор и один из создателей Центра Помпиду, — дислексик. По его собственному признанию, он не умел читать до 11 лет, был не в состоянии учить стихи и делать домашнюю работу. Его называли тупицей. Еще будучи ребенком, Роджерс хотел сброситься с крыши.

«Дислексия, однако, помогла мне осознать, что на слова людей, говоривших: „Ты не можешь сделать это!“ — не стоило обращать внимания. Я не воспринимаю „не“ слишком серьезно», — рассказал Ричард.

Он считает, что дислексия позволяет шире смотреть на вещи, забывать «нормальные» способы работы и переворачивать всё с ног на голову.

Внимание людей с расстройством чтения, действительно, распределено шире «нормы». Например, на коктейльной вечеринке «обычный» человек будет фокусироваться на «центральных» звуках, а дислексик — на тех, что находятся на периферии.

Хотя вопрос и недостаточно изучен, понятно, что это расстройство ассоциировано с особенностями в работе мозга: дислексия позволяет лучше видеть картину в целом, а не частности, обнаруживать нечто исключительное и нетривиальное, а не банальное и лежащее на поверхности.

Поэтому такие люди чаще склонны с нестандартному мышлению. Американский профессор Томас Уэст в своей книге объясняет, что «мышление вне коробки» (out-of-the-box thinking) всегда отличало дислексиков.

Когда мы называем какие-то особенности расстройством, то должны помнить, что это определение условно. Одна и та же черта может быть и «нарушением», и преимуществом — всё зависит от контекста и конкретных задач. Дислексия не помешала молекулярному биологу Кэрол Грейдер и биофизику Жаку Дюбоше стать лауреатами Нобелевской премии. Так что никто не должен чувствовать ограничений в учебе или карьере.

Многие «расстройства» — это нормальная составляющая нейроразнообразия. Наши особенности и отличия служат движущей силой прогресса, и, если бы у всех были одинаковые мозги, человечество остановилось бы в своем развитии.

Люди бывают разные — и общество нуждается в каждом из них.

Skoltech