Psychoparty

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Порноэкономика: сколько денег делает порноиндустрия, кто главный порномагнат и почему мужчинам в ХХХ-фильмах так мало платят

В долине Сан-Фернандо в Калифорнии в порно работает больше 20 000 человек, но только пару сотен из них — звезды, которые могут генерировать приличный доход. Несмотря на то что в 2017 году пользователи заходили на Pornhub 28,5 млрд раз, для большинства актеров порно — просто рутинная работа с сомнительной репутацией, опасностью для здоровья и оплатой ниже среднего. Но для корпораций, владеющих миром порно, — это современный высокотехнологичный бизнес, с большим денежным оборотом и сложным маркетингом. Разбираемся, как устроена экономика удовольствий.

Про денежные потоки в мире порнографии ходит множество легенд: что каждую секунду люди тратят на интернет-порно 3000 долларов или что суммарный доход индустрии превышает доходы Microsoft, Google, Amazon, eBay, Yahoo, Apple и Netflix вместе взятых. В 2015 году CNBC отрапортовали, что годичный оборот в индустрии развлечений для взрослых — 15 млрд долларов.

На самом деле правды не знает никто: даже в легальном статусе в Америке порно существует в сумеречной зоне между законностью и уклонением от уплаты огромных налогов.

Но доподлинно известно одно: на рынке порнографии есть один монополист, которому принадлежит большая часть этих серых доходов. Это компания MindGeek.

Как задроты создали интернет-порно

История создания главной порноимперии современности началась, когда в 1995 году юный задрот Фабиан Тильман пришел на сходку местных компьютерных гиков.

Они принесли свои громадные компьютеры, установили на них Линукс и впервые вышли в интернет. Абсолютно все участники действа первым делом вбили в строку браузера один и тот же адрес — playboy.com.

Когда интернет появился у Фабиана дома, он днями напролет зависал в чат-румах. Среди них были особые форумы, где пользователи обменивались паролями от платных порносайтов, часто там можно было встретить и владельцев этих сайтов.

Порнография стала одним из основных двигателей прогресса в раннем интернете. Именно владельцы платных порносайтов одними из первых разработали софт для онлайн-оплаты кредитными картами, стали первопроходцами видеочатов и стриминга.

Фабиан быстро подружился с владельцами сайтов: он был программистом, а им всегда нужно было что-то подпилить. В конце 90-х Тильман разработал для них программу NATS: она позволяла отслеживать клики и активность посетителей на сайтах. Эта программа до сих пор активно используется в сетевой секс-индустрии. Тильману тогда она принесла стартовый капитал.

Как появился первый порномонополист

Большинство ранних онлайн-порнокомпаний зарабатывали деньги по стандартной схеме: раздавали какое-то количество своих материалов бесплатно, а чтобы получить больше, пользователю предлагали оплатить подписку на сайт. Когда появился YouTube, а вместе с ним множество копий, специализирующихся исключительно на бесплатном стриминге порно и эротики, платные сайты начали приходить в упадок, а их владельцы хотели поскорее от них избавиться. Никто не хотел покупать загнивающий бизнес, поэтому их отдавали практически за бесценок.

Тильман купил несколько мелких порносайтов и стриминговых сервисов в надежде, что сеть будет генерировать прибыль лучше, чем сайты по отдельности. Они действительно стали приносить прибыль, а Тильман продолжил скупать конкурентов.

В 2010 году он сорвал куш, приобретя компании Mansef и Interhub: им принадлежали и крупные порнопродакшены вроде Brazzers, и стремительно набирающий популярность Pornhub. Так на свет появилась компания Manwin, основной игрок на поле онлайн-порно с говорящим названием.

Manwin приносил стабильный и большой доход, но для расширения нужны были дополнительные средства. И тут Тильман столкнулся с глухой стеной: несмотря на очевидную рентабельность его бизнеса, никакие инвесторы не хотели вкладываться в порно. Не помогла и покупка playboy.com — компании с репутацией, на которую инвесторы спокойно давали деньги: порнография оставалась и до сих пор остается табуированной и проблемной темой для банков и финансистов.

В 2011 году Тильману всё же удалось привлечь 362 млн инвестиций на очень невыгодных для него условиях, но Manwin взлетел: за 3 года количество его сотрудников увеличилось в 6 раз, с 200 до 1200.

Больше половины из них были технарями и программистами: ежедневное обслуживание мастурбирующих клиентов превратилось в очень сложную технологическую задачу — один только Pornhub к 2016 году стримил 75 Гб видео в секунду.

В 2013 году Тильман продал свою часть компании главным менеджерам Manwin — братьям Ферасу Антуну и Дэвиду Тасилло. Антун в свое время основал компанию Brazzers, изначально специализировавшуюся на производстве milf-порно, и владел одной из крупнейших компаний в сети по азартным играм. С тех пор порноимперия стала называться MindGeek, но основной принцип успеха остался прежним: они владеют и бесплатными порнотубами вроде Pornhub, YouPorn и Redtube — и они же крупнейшие производители контента и владельцы самой крупной сети платных сайтов.

Зачем порносайты собирают информацию о пользователях

По своей сути, MindGeek — еще одна громадная IT-корпорация, которая собирает цифровые отпечатки своих пользователей (время и место их логина, поисковые запросы и т. д.) и на их основании создает тоннели порнореальности, в конце которых пользователей ждут предложения, от которых они не смогут отказаться: платная подписка на другие сайты MindGeek, покупка эротических аксессуаров и многое другое.

Все фетиши и фантазии во вселенной порно разбиты на четкие категории, а названия порнороликов — просто салат из поисковых запросов. Так что айтишники и аналитики MindGeek могут с математической точностью понимать предпочтения своих пользователей.

Если какая-то эротическая тема набирает популярность у пользователей, другое отделение компании быстро снимает новый трендовый контент, бесплатно показывает его кусочки и затем продает платные подписки на сайты, где этот контент доступен в полном масштабе.

Как MindGeek удерживает монополию на интернет-порно

Компания внимательно следит, чтобы на бесплатных сайтах не появлялись полные версии их платных роликов, но зато с легкостью сливает полные ролики своих конкурентов, тем самым демотивируя пользователей платить их конкурентам за подписку. Пять лет такой подпольной работы привели к тому, что львиная доля конкурентов MindGeek начала банкротиться, и владельцы недавно процветавших порносайтов и студий продавали свои компании монополисту.

MindGeek по сей день продолжает топить мелких конкурентов таким пиратским способом. А так как порно — всё еще полулегальный бизнес, то производителям контента крайне сложно отстоять права на свою интеллектуальную собственность в суде.

Забавно, что когда-то Pornhub помогал увеличить трафик ThePirateBay — одному из крупнейших пиратских торрент-ресурсов, который аналогичным образом отбирает значительную часть доходов у корпораций, производящих кино, музыку, игры и прочий легальный контент. Но эти конкуренты ThePirateBay занимаются полностью легальным бизнесом, а потому подают сотни исков на интернет-пиратов и могут защитить большую часть своей прибыли.

Почему нельзя измерить прибыль порноиндустрии

Официально компания MindGeek зарегистрирована в Люксембурге, ее штаб-квартира находится в Монреале, а крупные офисы разбросаны по всему миру: в Дублине, Лондоне, Гамбурге, Бухаресте, на Кипре, в Майами, Сан-Диего и в Лос-Анджелесе.

Такой географический разброс, отделения в офшорных зонах, связи владельцев с индустрией азартных игр, армия финансистов и бухгалтеров делают финансовую систему MindGeek крайне непрозрачной и скрытной.

О Ферасе Антуне и других владельцах корпорации практически ничего не известно: их фотографий нет в интернете, они не дают интервью и остаются вне поля зрения СМИ. Известно, что в 2015 году зарегистрированная прибыль компании составила 460 млн долларов, но финансовые аналитики не верят этим цифрам — порно по большей части существует в финансовом подполье. Выйти из него MindGeek’у мешает не только страсть к необлагаемым налогами деньгам, но и категорическое нежелание финансового мира вступать в прозрачные отношения с порногигантом.

Где, кто, как и почем снимают порно

В 1988 году в Калифорнии приняли закон, легализовавший производство порно: он опирался на поправку конституции о свободе слова. Согласно ему, платный секс — это проституция, однако если при этом включена камера, то процесс охраняется законом как реализация права на свободу слова и самовыражения. Для съемок в Калифорнии требуется особое платное разрешение на производство порно и наличие у всех актеров и актрис справки об отсутствии инфекций, передающихся половым путем. Некоторые компании, вроде Wicked, полностью страхуют свои съемки, но большинство считают это непозволительной роскошью. Ролики, конечно, снимают и в других штатах, где такого закона нет, но именно в Калифорнии производится львиная доля кино для взрослых.

С производственной точки зрения съемки порнографии почти ничем не отличаются от съемок обычного кино. Стандартная порнокоманда состоит из исполнителей, режиссера, продюсера съемки, художников по макияжу и команды оператора (часто эту роль выполняет режиссер).

Средняя зарплата съемочной команды — 150 долларов за один рабочий день. Гримеры получают от 100 до 150 долларов, но успевают поработать сразу на нескольких съемках за сутки. В зависимости от компании, на которую работают производители порно, зарплаты могут быть выше: на крупных производствах операторы получают 500–700 долларов, осветители — 350, звукорежиссеры — от 200 до 400, фотографы — 500 долларов в день. Режиссеры либо получают фиксированную оплату от компании, либо отвечают за весь бюджет съемки и забирают себе оставшиеся деньги (в среднем от нуля до 5000 долларов).

Аренда съемочных площадок может стоить от 200 до 1000 долларов в день. Это может быть номер в мотеле или частный дом, желательно — на вершине холма (для максимального количества света в кадре). Отдельные статьи бюджета — еда, гардероб, салфетки, секс-игрушки и другие мелочи.

Самые больше бюджеты обычно получают порнопародии вроде «Эдварда Руки-Пенисы» или «Бэтмена в Робине», для которых необходимо изготовление специальных костюмов и декораций. Такими фильмами в основном занимается компания Brazzers, принадлежащая MindGeek.

На другом краю бюджетного спектра — любители и полупрофессионалы, вооруженные телефонами и дешевыми камерами. В их случае производство порно может быть очень дешевым, но чтобы монетизировать такую продукцию — им нужно проявить мощную маркетинговую смекалку. Рынок инди-порно растет, но мелким игрокам сложно в одиночку преодолевать финансовые трудности: банки часто без предупреждения закрывают их счета, крупные краудфандинговые ресурсы отказываются обслуживать сборы денег на порно, а те, кто соглашается, забирают себе до 40 % собранных денег. Плюс для инди-производителей всегда существует угроза, что их материал в полном объеме попадет на бесплатные порнотубы — тогда у них просто разом исчезают все покупатели.

Зачем женщины трудоустраиваются в порно

Мотивация для прихода в индустрию порно может быть самой разной, и на этот счет существует целый ряд предрассудков и спекуляций. Ратующие за права человека считают, что порно унижает человеческое достоинство исполнителей; а основная мотивация порноактрис — бессознательная, связанная с детскими травмами и пережитым сексуальным насилием. Это общее место для разговоров о порно, однако из-за того, что в целом это всё еще табуированная тема, до сих пор нет внятных научных исследований, способных подтвердить или опровергнуть эту теорию.

Другая часть гуманистов ратует за права женщин свободно распоряжаться своим телом и считает, что производство секс-фильмов — проявление свободы слова (в этом они сходятся с законодателями Калифорнии). Такая точка зрения нормализует профессию порноисполнителей, однако пока не осуществлена полная легализация этого дела, она на руку только крупным порнокорпорациям.

Нормализация порноиндустрии приводит к тому, что всё больше девушек относятся к участию в ней как к варианту кинокарьеры — в таком случае продюсеры с бóльшей легкостью манипулируют ими, часто подвергая их физическое и психическое здоровье опасности. Порно действительно похоже на мир большого кино в том смысле, что звездами хотят стать десятки тысяч людей, а на деле счастливый билет выпадает только некоторым. Победитель забирает в этой игре всё, а 99 % остается практически ни с чем: с очередной монотонной и низкооплачиваемой работой, которая не только вредна для здоровья, но при нынешнем раскладе еще и наносит им серьезный репутационный ущерб.

Крупные продюсеры говорят, что им проще иметь дело с людьми, которые приходят в порно с амбициями сделать карьеру, а не из-за того, что им нужно погасить кредит или оплатить учебу в колледже. И первые, и вторые приходят в индустрию в первую очередь за деньгами. И хотя нуждающиеся обходятся продюсерам дешевле, с ними сложнее работать: они постоянно колеблются и не уверены, чего на самом деле хотят. Мечтающие о карьере более сговорчивы, а если она у них действительно заладится — ещё и очень выгодные долгосрочные инвестиции: со временем порнозвезда становится настоящим маркетинговым брендом, а работодатели внимательно следят за показателями ее популярности в социальных сетях. Кроме того, что модели рекламируют товары своих работодателей, они также вынуждены отдавать своим агентам, работающим всё на те же корпорации, значительную часть прибыли.

Самые популярные поисковые запросы в порно — milf и teen. Некоторые критики индустрии сетуют, что девушкам в возрасте от 25 до 30 лет сложно найти работу: для них просто нет подходящей категории.

Оптимисты, наоборот, утверждают, что такой расклад обеспечивает девушкам стабильную карьеру: она приходит в индустрию в 20 и играет подростков, а ближе к 30 ей предложат роль milf, в которой она стабильно проработает до 35–37 лет.

Однако нужно помнить, что сейчас популярность исполнительницы длится в среднем от 6 месяцев до 2 лет. Рынок большой, и новички выстраиваются в очередь, чтобы попасть на экран — а зрителям при таком разнообразии всё время хочется чего-нибудь нового.

Сколько платят женщинам в порно

Некоторые инди-компании платят исполнителям фиксированную ставку вне зависимости от пола, опыта и того, что происходит на съемке. Кроме финансового равенства такая модель позволяет избежать насилия и неприятных моментов: актеры не следуют заранее прописанному сценарию и делают только то, что точно хотят делать. Но крупные компании используют нефиксированную ставку, зависящую от контракта, агентства, видов секса, опыта, возраста, расы и гендера исполнителей.

По разным оценкам, зарплата актрис в порноиндустрии не менялась за последние 7 лет (некоторые исследователи говорят, что и все 20). Порносъемки стали для исполнителей менее прибыльным делом: хотя зарплаты и держатся на стабильном уровне — они не учитывают инфляцию.

На момент, когда Тильман продавал Manwin, у него работало в 4 раза больше сотрудников, чем в Playboy во времена его расцвета. При этом Playboy платил своим моделям по 25 000 долларов, если они появлялись на развороте в журнале, а средняя ставка работниц порноиндустрии была и остается во много раз меньше.

В среднем по индустрии актрисы получают от 200 до 1200 долларов за съемку: 800 долларов — за лесбийскую сцену, 1000 — за гетеросексуальную, 1200 и больше — за анальную и минимум 4000 — за сцену с двойным проникновением. Что чем выше травмоопасность сцены, тем больше за нее платят, а чтобы завлечь актрису на съемки таких сцен, продюсеры предлагают повышенную оплату за первую анальную сцену, первую сцену с 3, 4 или 5 мужчинами — и т. д.

Цветные и толстые исполнители, карлики и пожилые женщины в среднем получают меньше своих белых, гетеросексуальных и конвенционально красивых коллег.

Если порноактриса трижды в месяц снимается в парной гетеросексуальной сцене с анальным сексом, за год она в среднем получит 40 000 долларов. Это чуть ниже средней американской зарплаты, но в 6 раз меньше зарплаты, скажем, хирурга или анестезиолога. Но эта сумма в 6 раз больше средней зарплаты по России, поэтому девушкам из Восточной Европы такая карьера кажется привлекательной, даже если им платят меньше, чем их американским коллегам.

Девушкам из стран Латинской Америки или Азии платят значительно меньше. На контрасте с зарплатами в неразвитых экономиках их стран, американские гонорары кажутся нереально высокими — но при этом именно девушки из таких неблагополучных стран чаще всего оказываются втянутыми в бизнес не по своей воле.

Почему мужчинам в порно мало платят

Один из самых часто задаваемых вопросов насчет порно: почему при таком обилии актрис в большинстве сцен снимаются одни и те же мужские исполнители? Дело в стабильности. Порноактер должен поддерживать хорошую физическую форму, у него должна быть стабильная эрекция и способность сосредоточенно совокупляться в окружении камер и целой команды других мужчин.

Для поддержания стояка актеры принимают таблетки, наносят на член специальные мази и даже делают специальные инъекции в пенис. Большинство из них скрывают, что пользуются этими средствами из-за угрозы своему мачистскому статусу, но некоторые говорят об этой проблеме открыто, когда сталкиваются с угрозой перманентной импотенции в результате медикаментозного воздействия.

Из-за того, что набор актеров в порно ограничен, они чаще своих женских коллег могут найти работу и снимаются в большем количестве фильмов.

И тем не менее порно остается единственной крупной индустрией, в которой мужчины зарабатывают значительно меньше женщин.

Средняя зарплата порноисполнителя — от 200 до 600 долларов за съемку в зависимости от телосложения и размера пениса. Актеры, участвующие в гетеросексуальных актах, получают чуть меньше (200–400 долларов), чем предоставляющие свой анус для пенетрации транс-женщинам или цис-женщинам (400–500). Меньше всех получают мужчины, которым в кадре делают только минет, и при этом они могут кончить — такие зарабатывают по 50 долларов за съемку. Некоторые гей-звезды могут получать вплоть до 5000 долларов за сцену, но в среднем зарабатывают от 500 до 1000 долларов за день.

Как подрабатывают порноактеры

По приблизительным подсчетам (в мире порноэкономики нет точной статистики) исполнители зарабатывают от 20 до 30 % своего дохода не на съемках, в том числе на стриптизе, персонализированных секс-игрушках и платных подписках на их личные сайты.

Многие порноактрисы предоставляют эскорт-услуги, которые приносят им вплоть но 1500 долларов в час. Некоторые и приходят в порно для того, чтобы раскрутить свое имя в сфере эскорта.

Однако все помнят, что если во время платного секса камера не включена, такие услуги по большей части незаконны. Порнозвезды, подписавшие контракты с крупными продюсерскими компаниями, превращаются в бренд, и не имеют права открыто нарушать закон, занимаясь эскортом. Зато они обязаны поддерживать позитивный имидж порностудии-хозяина, сниматься в определенном количестве фильмов в год, промотировать компанию, раздавая автографы, участвуя в съездах, выставках и других публичных мероприятиях. Например, ночной клуб и компания Brazzers объединяются, чтобы пропиарить заведение: они договариваются, что порнозвезда посетит клуб и проведет там какое-то время — за такое появление платят до 20 000 долларов. Большая часть идет звезде, а всё остальное — ее менеджеру, то есть в конечном счете компании MindGeek.

Почему порно будет легализовано

Порноиндустрия — это одновременно мир шоу-бизнеса и высоких технологий. Гонорары порноисполнителей — «современных гладиаторов», как их называет режиссер Стивен Содерберг, — значительно уступают их коллегам из мира мейнстримового кино. Иногда порнозвезды тоже попадают в большое кино, как Саша Грей, которая снялась у того же Содерберга, или Белладонна, появившаяся во «Врожденном пороке» Пола Томаса Андерсона. Джеймс Дин выпускает свою линию одежды, Рон Джереми делает ром, а Аса Акира снимается в клипах — но так везет считаным труженикам сексуального производства.

Законодательство отказывается считать порно нормальной частью нашей жизни, хотя статистика показывает, что чиновники частенько смотрят видео для взрослых прямо в своих рабочих кабинетах.

Но пока порно будет находиться в подвешенном полулегальном статусе, будьте уверены, что права работников будут ущемляться, людей будут насильно заставлять сниматься в секс-фильмах — и при этом все будут получать очень мало денег. Все, кроме корпораций вроде MindGeek.

Поэтому несмотря на проблемы с финансированием и с дальнейшим инвестированием «грязных» денег от порнографии, сложно сказать, в чем больше заинтересованы корпорации: в сохранении своих необлагаемых налогами доходов или же в полной прозрачности и возможности вкладываться в другие легальные бизнесы.

Создатель порномонополии Фабиан Тильман продал свою часть компании именно на фоне судебных исков по неуплате налогов. Часть исков сняли после того, как он заплатил 5 млн евро. Основная деятельность Фабиана сейчас — инвестирование в технологические стартапы.

Почему крупные бренды выиграют от легализации порнографии

Мир больших брендов, безусловно, заинтересован в легализации порно, так как информация, собранная с «грязных» ресурсов, может значительно продвинуть их маркетинговые стратегии. Где еще можно найти статистику вроде того, что мужчины на 55 % чаще женщин ищут порно, в котором фигурируют кроссовки? Или что геи делают это на 1124 % чаще, чем гетеросексуалы?

Известно, что самые популярные в порно поисковиках бренды — Calvin Klein, Converse и Nike, но пока порно остается табу, эти компании не могут позволить себе на полную катушку пользоваться этой информацией или напрямую рекламировать свою продукцию на сайтах с гигантским ежедневным трафиком.

На 10-м месте по самым популярным брендам на Pornhub оказались кроссовки Канье Уэста Yeezy. Жена Канье, звезда реалити-шоу Ким Кардашьян, на заре своей карьеры прославилась просочившимся в сеть домашним порно, да и сам Канье всячески промотирует Pornhub и открыто рассказывает, какое порно смотрит (фильмы студии Blacked). Недавно он грозился выступить креативным директором на прошедшей недавно церемонии Pornhub Awards и в итоге привел туда целую толпу порнозвезд, с головы до ног одетых в вещи его бренда.

Канье любит хвастаться, что он визионер уровня Стива Джобса, и обычно все над ним смеются. Но на этот раз его маркетинговое заигрывание с порно — действительно предвосхищающая будущее прозорливость.

Порно движется к полной легализации, и современный либеральный мир, как кажется сейчас, скоро должен признать генитальный труд частью нормального бизнеса.

Хорошо это или плохо — непонятно, но потенциальная прибыль от легализации настолько велика, что корпорации не смогут долго сидеть на холодном поводке эфемерной общественной морали.