Это не «Черное зеркало». Тест о новых технологиях

Дело выгорит. Почему мы повально страдаем от эмоционального выгорания, а отдых не помогает

Выгорание называют эпидемией миллениалов. Современный работник, апатично рассуждающий, депрессия у него или просто «хроническая усталость от работы», — унылое лицо поколения. Исследователи не верят, что дополнительные каникулы решат проблему. Среди причин общего «угара» — культура трудоголизма, социальные сети и высокие ожидания от жизни.

Выгорание: отмазка лентяев или заболевание?

В этом году ВОЗ поставила точку в спорах о природе состояния «меня всё достало» и официально признала синдром эмоционального выгорания болезнью. Если вы нашли у себя что-то подходящее под определение «последствия хронического стресса на рабочем месте, с которыми не удается справиться», то вправе рассчитывать на помощь специалиста. При этом в здравоохранении отмечают, что новомодный термин относится только к профессиональной сфере и его негоже совать куда ни попадя.

Выгорание, действительно, стало модной темой. О нем говорят, когда педагог заклеивает ученику рот скотчем, когда молодые родители, не выспавшись, включают младенцу «Дорожный патруль», когда врач ошибается с рецептом и даже когда в отношениях одному из партнеров вдруг становится лень заниматься сексом. Перегорели!

Драма Джейсона Райтмана «Талли» (2017) показала, что происходит, когда вполне себе благополучная мать остается тет-а-тет со своими родительскими обязанностями и тремя детьми: у человека внезапно сносит крышу.

Статьи, посвященные проблеме, не поддаются исчислению. Самым вирусным стал лонгрид с BuzzFeed «Как миллениалы превратились в выгорающее поколение». В нем доказывается, что американцы, родившиеся между 1981 и 1996 годами, оказались обманутыми: их родители, строившие карьеру в период экономической стабильности, внушили им, что непрестанный труд — проверенный путь к успеху, что каждый может добиться многого. Старательных людей, закатавших рукава и убежденных, что они верной дорогой идут к процветанию, постигло горькое разочарование. Их благосостояние не росло так же, как у папы с мамой, затраты на образование окупались куда медленнее, чем планировалось, а финансовые кризисы, особенно 2008 года, и вовсе заставили думать, что они что-то делают неправильно.

Забавно: в психологических проблемах миллениалов, как обычно, оказались виноваты родители. Версия интересная, но, впрочем, спорная — в других европейских странах картина была несколько иной (например, у нас протестантские ценности и неутомимый труд не считались прямой траекторией к богатству). Однако от выгорания страдают практически во всех развитых государствах, даже в тех, в которых ущерб от лопнувшего пузыря доткомов в 2000 году не выглядел катастрофическим.

Статистика в этом вопросе плохой помощник: официальным заболеванием выгорание признали только сейчас, кроме того, его часто путают с депрессией. Но кое-какие имеющиеся цифры всё же говорят о том, что это серьезная социальная проблема. Кадровики заявляют, что выгорание — причина высокой текучки кадров в 50 % случаев. В Германии от него страдают около 9 млн человек, а в Нидерландах таких трудящихся почти 14 %. Очень утомленных людей приблизительно 30 % среди учителей, 31 % — среди студентов-медиков, а среди врачей-онкологов — аж 68,6 %.

Акцент на помогающие профессии в этой выборке сделан неслучайно. Термин «выгорание» придумал еще в 70-е годы американский психолог Герберт Фрейденбергер, и изначально проблема касалась тех, кто отправился на работу по призванию, — врачей и медсестер. Желание служить людям, высокая мотивация и профессионализм не спасали от постоянного стресса: полностью выкладываясь, спустя некоторое время специалисты чувствовали себя опустошенно, подавленно, а вместо энтузиазма почему-то заражались цинизмом.

Теперь, когда о выгорании неустанно говорят и психологи, и СМИ, его признаки начинают искать не только те, кто служит высоким идеалам, а все подряд: консьержки, домохозяйки и даже второй помощник фитнес-тренера. 61 % сотрудников утверждают, что страдают от стресса на рабочем месте.

Однако если в каких-то сферах истощенность работников сказывается только на них самих (и на размере премии), а на помощника фитнес-тренера и вовсе можно махнуть рукой, то авиадиспетчерам, физикам-ядерщикам и врачам стоит особенно внимательно следить за своим здоровьем. Недавнее исследование Стэнфордского университета показало, что ошибки людей в белых халатах — третья по значимости причина смертей в больницах США.

Как выглядит выгорание

Социальный психолог Маргарита Жамкочьян говорит, что выгорание можно наблюдать сразу на трех уровнях — эмоциональном, когнитивном и мотивационном. На первом психика включает внутренние механизмы защиты от переутомления, и выглядит всё так, будто человек просто черствый сухарь: пропадает эмпатия по отношению к тем, кому ты в силу своих профессиональных обязанностей должен помогать.

Социальные работники не поднимают глаз и видят в каждом мошенника; воспитательницы детских садов превращаются в гарпий, внезапно заявляя: «Вас много, а я одна!»; полицейский, отводя взгляд, сообщает, что это не его наркотики.

В комплекте идут агрессивность и раздражительность за рабочим столом, циничные замечания, что все кругом подлецы.

На когнитивном уровне один из главных признаков выгорания — появление привычки постоянно всё упрощать, действовать стереотипно: «Да что там думать, прокатим их по старой схеме!» А мотивационное истощение характеризуется невовлеченностью, потерей задора, когда, едва проснувшись, понимаешь, что уже устал от работы.

Причем выгорание — это не просто общее истощение. «Просто истощенный» человек достигает точки, из которой нельзя двигаться дальше. В случае же выгорания работник доходит до этой роковой черты, а потом заставляет себя идти вперед — и он шагает и шагает, иногда месяцы и годы, подгоняемый нервическим принуждением, не испытывая ни радости, ни чувства облегчения даже при завершении крупного проекта. Здесь могут появиться и физические симптомы, такие как головные боли или проблемы с желудком.

Исследователи всякий раз отмечают, что выгорание связано не просто с тяжелой работой. Определяющий фактор — несоответствие между реальностью и ожиданиями.

Если изнурительный труд приносит адекватное вознаграждение, то выгорания не происходит.

И напротив, если у нас есть неявный рабочий мотив, который никак не реализуется, то мы рано или поздно придем к психологическому коллапсу. О вилке «ожидания и реальность» стоит поговорить подробнее.

Фактор 1: финансовый

Не будем лезть в психологические дебри и анализировать сложные категории вроде «эмоциональной отдачи» — остановимся на материальном аспекте. Выгорание связано с низкой самооценкой и ощущением безнадежности. В свою очередь, сумма, которую человек указывает в графе «Желательная зарплата», кое-что говорит о его ценности как специалиста. Чтобы ввергнуть сотрудника в пучину безнадежности, достаточно сообщить, что премии не будет.

Досадно, что рабочий перегруз не всегда вознаграждается должным образом. В США с 2000 по 2014 год экономическая производительность выросла на 21,6 %, а зарплата — только на 1,8 %. Согласно результатам опросов Gallup, люди перерабатывают, не получая за это компенсации.

В России связь между экономическим ростом и доходами рядовых сотрудников и вовсе иллюзорна. Только нацелишься на улучшение качества жизни и сбычу мечт, как кто-то накладывает санкции или аннексирует Крым. Довольствоваться величием России вместо положенной тебе прибавки к окладу — шаг к выгоранию.

Фактор 2: отсутствие возможности влиять на ситуацию

Исследователи обнаруживают четкую связь между способностью влиять на рабочий процесс и эмоциональным истощением людей. Оказывается, если человек может в какой-то мере контролировать происходящее или хотя бы в нужный момент перерезать красный провод, его состояние волшебным образом улучшается. Профессиональная автономия, доступ к ресурсам для эффективной работы, опция, позволяющая критиковать начальника, — всё это помогает сотруднику чувствовать себя компетентным и значимым, а стало быть, реже страдать от душевных невзгод.

Фактор 3: эмоциональная неудовлетворенность

От работы принято ждать не только сверхурочных, но и самореализации, возможности проявить свои способности и таланты — и получить заслуженный отклик. Скажем, если человек идет в артистическую сферу, он вправе рассчитывать, помимо солидных гонораров, еще и на то, что ему иногда будут предлагать главные роли, он станет выступать на сцене и слышать в свой адрес аплодисменты. Отсутствие последних может негативно сказаться на общем удовлетворении от работы.

У каждого человека, выбирающего направление карьеры, есть типичный набор ожиданий: я буду звездить / сидеть в углу / крутиться в кожаном кресле / мотаться по командировкам. Если мы ошиблись в расчетах и офисная жизнь не дает нам того, на что мы надеялись (скажем, здесь вообще не принято никому аплодировать, даже программистам, которые не опаздывают на работу), то приходится расходовать больше волевых усилий. Ярче всего в этом случае проявляются социальные мотивы, связанные с личными качествами, такими как ответственность, потребность во власти, внимании, интровертность, экстравертность… Не важно, вынужден ли скромный бухгалтер руководить коллективом и каждый день выступать с пламенной воодушевляющей речью или прирожденный лидер волею судеб коротает дни в подсобке в одиночестве, — специалисты предрекают им обоим скорое выгорание.

Фактор 4: сообщества и ценности

Удовлетворенность работой зависит и от того, в компании каких людей человек должен заниматься тимбилдингом. По умолчанию мы ждем доверительных отношений с коллегами, в случае чего рассчитываем на их поддержку. Если корпоративная культура подразумевает коварство и интриги, конкурентную борьбу за право нести шефу кофе, риск выгорания возрастает.

Тесно связано с микроклиматом в группе и чувство справедливости: равноправные ли здесь отношения, грамотно ли распределены обязанности — или все сотрудники должны по четвергам кланяться в пояс жене акционера и играть с ней в фанты. Гнев и враждебность, возникающие как реакция на нечестную раздачу слонов (и на супругу акционера), легко переносятся на отношение к работе в целом.

Наконец, ценности компании должны быть близки человеку, поскольку они выступают важным мотивирующим фактором, выходящим за рамки утилитарного обмена «время — деньги». Чем больше разрыв между идеалами фирмы и представлениями сотрудника о прекрасном, тем чаще люди идут на компромиссы, напрягают свою волевую сферу — и тем скорее их постигнет разочарование. Это новая для нашей страны идея: оказывается, бизнес должен не только приносить деньги, но и быть этичным и если не вызывать гордость, то хотя бы не вгонять человека в краску, когда он рассказывает, чем занимается, как справляется с налоговыми проверками и визитами пожарной службы.

Культурный код: гори, гори, моя звезда

Указанные преграды не кажутся непреодолимыми: подумаешь, учитывай себе личные особенности при поиске работы, не нанимайся в судебные органы и государственные корпорации и время от времени требуй прибавки к зарплате. Однако подобное рациональное поведение тоже не гарантирует душевной гармонии. В современную культуру вшиты императивы, которые приводят к переутомлению примерно так же, как шоколадные конфеты — к набору веса. И самый важный среди них — культ трудоголизма и карьерного роста.

В западных странах яппи незаметно превратились в хипстеров, которые заявляют, что работа только часть их жизни, причем не самая значительная.

На самом же деле они посвящают ей даже больше времени, чем белые воротнички начала 2000-х. Те выглядели как парень из «50 оттенков серого»: костюм, кожаное кресло, вечный компьютер. Нынешний работник не отягощен дресс-кодом, однако он всё время на связи, занят личным брендингом и мнит себя вольным фрилансером, но вынужден трудиться даже в те часы, в которые его предшественник яппи просто стоял в пробке, слушая радио. При этом личная жизнь тесно сплетается с работой, и если вы в настоящий момент «отдыхаете» от своих обязанностей, то заняты либо нетворкингом (актуальное название вечеринок), либо саморазвитием (актуальное название досуга).

Специально для хипстеров возникла целая индустрия, превращающая рабочие места в «дружелюбные пространства»: лофты, гамаки, бесплатный кофе и пинг-понг. Ребята пребывают в иллюзии, будто нашли профессию, которая соответствует их образу жизни, а на самом деле она соответствует только их привычке выкладывать в соцсети фоточки в гамаке.

Хронический стресс на работе считается чем-то само собой разумеющимся. Масштабный британский опрос продемонстрировал: почти каждый второй считает, что именно из-за нервной работы он не успевает заниматься спортом и ест вредную пищу.

Самоотверженность в любом деле считается почетной привычкой. Сотрудников порой называют «семьей», и тон в ней задает воодушевленный нанятый коуч, который легко докажет, что всё реально, главное — пахать на пределе.

Илон Маск — кумир нынешних работников. Он идеалист, верит в то, что можно гонять вокруг планеты на ракете, как на автобусе, и колонизировать Марс прямо завтра. Новая искренность пришла на смену цинизму: хорошо быть открытым, немного наивным и надеяться на лучшее. Взгляд на мир, свойственный молодому стахановцу или, что одно и то же, потребителю нон-фикшен про «жизнь на пределе», — дополнительный фактор риска.

Время не ждет

В 1879 году американский невролог Джордж Берд в своей работе «Неврастения: замечания по лечению» назвал нервное истощение «болезнью эпохи», поскольку ее провоцировал бешеный темп индустриальной жизни. По мысли автора, страдают от такого недуга только люди среднего и высшего классов. Берд даже описал, как выглядит этот «утонченный цивилизованный человек», потому что варвары из низов не переутомляются.

Литературный критик из Англии Анна Шаффнер в книге «История переутомления» объясняет, что сегодня истощение всё еще статусная болезнь. Если вы выгорели, значит вы успешны, завалены важными задачами, пашете изо всех сил.

Это похоже на хвастовство: посмотрите, как я занят, как вкладываюсь в свою работу!

Причем если темп индустриальной жизни был просто напряженным, то теперь у трудяг есть гибкий график. По словам Шаффнер, технологии в этом случае работают против человека и вместо того, чтобы сохранять силы, подтачивают их. Благодаря беспроводному интернету мы можем сами планировать свое время, решать задачи, когда нам удобнее, — однако при отсутствии четких рамок часто переоцениваем собственные силы, потом виним себя и вновь вкалываем на износ.

В исследовании Pew Research говорится, что не менее 8 из 10 миллениалов, отправляясь спать, кладут рядом с головой смартфон: вдруг придет важное сообщение! Держать постоянно наготове устройство, которое в любой момент может выдать плохую или — реже — хорошую новость, — чудовищное напряжение. Мы оказались в слишком непредсказуемой ситуации.

В упомянутой вирусной статье c BuzzFeed есть остроумное замечание: выгорание — это не то, что современный человек может вылечить, отправившись в отпуск.

Это не временный недуг, а «наша базовая температура, наша фоновая музыка».

Кроме скорости и лавинообразных потоков, есть и еще одна проблема с информацией — бескрайний выбор. Поскольку человечество стремится жить осознанно, вовсю ищет смыслы и ждет от себя грандиозных свершений, сообщение, что кто-то мастерит ракету для полетов на Марс, действует на нервы. В этом мире у тебя высокий уровень свободы: ты можешь спасать морских котиков, галапагосских черепах и в целом улучшать планету… Но чёрт возьми, чем ты сегодня занимался — продавал двери фирмы «Салют»?

Социальные сети, показывая искаженную картинку действительности, создают иллюзию, что другие ведут по-настоящему осознанную и насыщенную жизнь. И в этих условиях важно не только продавать как можно больше дверей, но и делать правильный выбор. О том, что сила воли — конечный ресурс и что она порядком изнашивается, пока мы покупаем себе кроссовки и оцениваем по 10 признакам каждый из сотни вариантов в обувном интернет-магазине, исследователи заявляли не раз. Был описан даже синдром «усталости от принятия решений». И понятно, кто здесь проигрывает — те, кому важно всё сделать наилучшим образом, перфекционисты и отличники.

Исследование 2015 года можно показывать всем, кто выполняет свою работу на 100 %, да еще и аккуратными стежками: стремление к совершенству — основная причина выгорания. А если присовокупить к нему самокритичность и стрессовые факторы в виде телефона под подушкой, получается и вовсе опасное сочетание.

Впрочем, серфинг в интернете — занятие само по себе утомительное. Есть исследования, которые связывают эмоциональное выгорание у школьников с использованием мировой паутины. Это, мол, чересчур агрессивная стимуляция, не свойственная человеку.

Отдых как работа

То, что человеку и впрямь свойственно, — спокойное лежание под дубом и разглядывание формы во-о-он того странного облака — сегодня выглядит непонятным занятием. Отдых должен быть осознанным!

Социально приемлемый вид досуга, о котором не стыдно рассказать, — спорт или прослушивание образовательного подкаста.

Лучше, конечно, совместить пробежку и лекцию. Другие варианты, вроде сидения под дубом, по идее, должны заставлять человека чувствовать себя хорошо — но, оказывается, многим от этого становится еще хуже. Гложет вина, что ты не работаешь и не отдыхаешь толком, как надо, со спортом и образованием. То есть в заветные минуты, предназначенные для расслабления, вновь приходится нервничать и собирать волю в кулак.

Казалось бы, нашелся выход — практики осознанности, те же буддистские медитации, но очищенные от религиозного налета. Эти небольшие погружения в себя должны перезапустить измотанный мозг, дать человеку больше сил. Медитационные физкультминутки стали вовсю вводить в офисах. Но выяснилось, что и это не панацея.

Психоаналитик Джош Коэн объясняет, в чем проблема. Если компания, стремясь снизить напряжение сотрудников, предлагает сессию медитации в течение рабочего дня, то перезагрузка мозга превращается в очередную задачу, в которой можно добиться успеха или потерпеть фиаско. Тем, кому особенно сложно очистить свой ум и дышать ровно, нужно стараться сильнее всех. Так упражнения, нацеленные на снижение беспокойства, только усугубляют его.

Хотя никто не оспаривает необходимость отдыха в борьбе с выгоранием, не очень понятно, как сделать его по-настоящему продуктивным. Спорт, уход за собой, семейные хлопоты и прогулка с детьми в парке — всё это может обернуться очередным безрадостным списком дел. Потому наиболее эффективные шаги в борьбе с выгоранием — осознание проблемы и личная терапия, а не спа-салон.

А вот еще что интересно