Как правильно

Кто ты: бездонный сиварь или жертва ферментов?

Лежишь ли ты в мягком салате после бутылки пива или безрезультатно заливаешь в себя двадцать пятый стакан виски, скажи спасибо родителям. Бессердечные гены в очередной раз обставили тебя, взрослого и самостоятельного. Что бы ты ни делал, скорость опьянения и степень утренних страданий зависят вовсе не от тебя, а от двух ферментов в твоей печени.

Знакомься — алкогольдегидрогеназа (она же АДГ) и ацетальдегиддегидрогеназа (или АлДГ).

Первая превращает поступающий в организм алкоголь в ядовитый ацетальдегид. А вторая катализирует его окисление до безобидной уксусной кислоты.

Если кто-нибудь тебе заявит, что у некоторых людей эти ферменты отсутствуют, плюнь ему в лицо, ибо он все врет. Они есть у всех, хотя бы потому, что необходимы для переработки эндогенного алкоголя, вырабатываемого организмом. Но вот ведут они себя у разных людей по-разному — и это предопределено генетически. АДГ, например, может быть быстрой и медленной. А АлДГ — пассивной и активной.

Быстрая АДГ справляется с поступающим в организм спиртным на раз-два, лишая своего обладателя счастья нажраться в хлам. Зато это легко можно сделать, обладая медленной АДГ: алкоголь начинает путешествовать по организму в непереработанном виде, отчего стремительно косеешь.

Однако какой бы ни была скорость АДГ, количество уксусного альдегида образуется одинаковое. И если АлДГ у человека пассивная, то довольно быстро наступает отравление. Это легко понять по раскрасневшемуся лицу и подкатывающей тошноте.

Активная же АлДГ, мгновенно нейтрализующая яд, — счастливый билет любого завсегдатая баров.

От шустрости обоих ферментов и зависят твои взаимоотношения с алкоголем.

Вариантов тут не так уж много:

1. Жертва ферментов

Непонятно, чем так не угодили матушке-природе обладатели быстрой АДГ и пассивной АлДГ. Они и напиться толком не могут, потому что беспощадная АДГ перерабатывает алкоголь со сверхзвуковой скоростью, и насладиться маломальским опьянением не способны — непереработанный ацетальдегид делает свое черное дело. В итоге несчастный полночи проводит, преклонив колено в уборной, и весь следующий день ненавидит мироздание.

С другой стороны, при таком сочетании практически невозможно стать алкоголиком — только если очень стараться и, несмотря на все страдания, целенаправленно спаивать себя много лет подряд.

2. Кающаяся пьянь

Сочетание медленной АДГ с пассивной АлДГ способно скрасить досуг любой компании — санчала ленивые ферменты позволяют своему носителю напиться в зюзю и творить непотребства, а потом мучают его уксусным альдегидом, заставляя клясться и божиться, что он больше ни-ни.

3. Беспечный синебот

Муки совести не способны вывести из равновесия индивида с медленной АДГ и активной АлДГ. Напивается он так же быстро, как и Кающаяся пьянь, но наутро, в отличие от того, счастлив и безмятежен. Неспособен нарушить его внутреннюю гармонию и тот факт, что с таким сочетанием дегидрогеназ его шансы стать алкоголиком в 91 раз выше, чем у Жертвы ферментов.

4. Бездонный сиварь

Обладатель быстрой АДГ и активной АлДГ способен вливать в себя литры спиртного — и все ему будет нипочем. В его натруженной печени АДГ на скорую руку расправляется с алкоголем, не давая как следует опьянеть, АлДГ же быстренько избавляет его от отравляющего ацетальдегида — и вот он снова последним из могикан возвышается над блюющими и пускающими слюни друзьями.

Пьяный чукча и румяный китаец

Каковы твои шансы оказаться Жертвой ферментов? Родившись в России или Европе, ты почти не рискуешь: здесь капризные дегидрогеназы водятся только у 5–8 % жителей. То есть людей, неспособных стать алкоголиками, тут не так уж и много. Но и теория, согласно которой русские генетически предрасположены к алкоголизму, — всего лишь миф. Потому что Беспечных синеботов в Европе столько же, сколько и в России. Если же ты родом из Юго-Восточной Азии (что вряд ли, но мало ли), то вероятность того, что твоя АДГ невероятно шустра, а АлДГ — невыносимо ленива, — 70–80 %.

При равном количестве выпитого концентрация ацетальдегида в крови среднестатистического китайца будет в 10–30 раз выше, чем у европейца.

Однако чем дальше от Юго-Восточной Азии, тем реже можно встретить Жертву ферментов. А вот если ты, допустим, южноафриканский индеец, то с вероятностью 80 % у тебя быстрая АДГ и активная АлДГ. Неплохо устроился, Бездонный сиварь.

Что же касается чукчей, чьи ферменты обросли немыслимым количеством мифов, следует прояснить — их организм справляется с алкоголем ничуть не хуже, чем у русских или европейцев. Наличие генетических мутаций, из-за которых они стремительно и основательно спиваются, никем не было доказано.

Их повальный алкоголизм ученые склонны объяснять не генами, а отсутствием культуры потребления спиртного и особенностями питания. Привыкшие к белково-липидному рациону, чукчи знать не знали, что такое стресс. Однако, перейдя на другую пищу, они заметно погрустнели. И, найдя единственный выход в ставшим доступным алкоголе, запили так, что никому мало не показалось.

Фокус с ферментом

Если тебя нервирует невозможность повлиять на работу собственных дегидрогеназ, знай — ты не одинок. В этом мире полно адептов разгона фермента, которые практикуют регулярный прием алкоголя с целью приучить АДГ к его возрастающему количеству. В итоге она действительно повышает свою активность. Правда, заодно глушит эндогенный алкоголь, который необходим для выработки эндорфинов.

Тогда носителю прокачанной АДГ становится мрачно и печально. И тянет выпить, понятное дело.

АДГ же знай себе подстраивается под все возрастающее дозы спиртного. В отличие от АлДГ, которую сколько ни тренируй — толку ноль. Так что утро с каждым разом становится все менее добрым.

Так продолжается ровно до того момента, когда однажды АДГ не забивает на алкоголь совсем. Тогда-то и начинаются невероятные путешествия неокисленного этанола по разрушающемуся организму. Но это уже совсем другая история — она про последнюю стадию алкоголизма, и рассказывать ее в пятницу было бы непростительной подлянкой.

Хотите написать что-то интересное в «Нож», но у вас мало опыта? Присоединяйтесь к нашему Клубу!