Существует ли наше «я»: откуда взялась идея уничтожения эго и есть ли в ней научный смысл

Популярное

Неведомые континенты и затонувшие острова: геологические катастрофы, вдохновлявшие писателей и философов

Разум, орудия труда, речь, кооперация позволили человечеству расселиться по всем климатическим зонам и континентам. Общество создало свою среду обитания, но мы по-прежнему хрупки перед лицом природных катастроф. Землетрясения, палящие тучи и цунами до сих пор убивают множество людей и приносят огромные убытки. Такие события нашли отражение и в литературе.

Геологические катастрофы избавляют планету от ненужных миров. Непредсказуемые, неотвратимые и обладающие чудовищной разрушительной силой, землетрясения, извержения вулканов, цунами и прочие катаклизмы — это идеальный deus ex machina. И когда в развитии действия художественного произведения возникает сложная и вроде бы безвыходная ситуация, непредвиденные бедствия как сюжетно-композиционный ход нередко оказываются очень кстати.

Одна из первых выдуманных катастроф, будоражащая умы и по сей день, — гибель Атлантиды. По Платону, могущественная империя покорила Средиземноморье и угрожала самим Афинам, но за одну ночь скрылась под водами Атлантического океана навеки.

Небывальщина? Но многие учёные полагают, что прообразом катастрофы на Атлантиде могло быть извержение вулкана Санторин в Эгейском море.

Оно погубило одноимённый остров и способствовало крушению древней минойской цивилизации (или даже стало основным фактором): последовавшее цунами привело к колоссальным разрушениям, а из-за образовавшегося в окрестных странах мощного слоя пепла начались неурожаи и голод.

Возможно, именно эти события отражены в ветхозаветном мифе о десяти казнях египетских, и, естественно, даже спустя тысячу лет воспоминания о событии подобного масштаба оставались живы. Эта катастрофа повернула ход всей человеческой истории! Впрочем, не только она.

Многие слышали про извержение вулкана Пинатубо в 1991 году или Кракатау в 1883-м. Оба они привели к временному похолоданию во всём мире. Казалось бы, чем не альтернатива глобальному потеплению и повышению уровня Мирового океана? Но проблема в том, что мельчайшие частицы пепла разносятся по всей планете и оседают на ледниках, ускоряя их таяние!

Ещё один вулкан, который мог изменить ход русской истории, — Уайнапутина, расположенный в Южной Америке. Считается, что его извержение в 1600 году вызвало позднюю фазу малого ледникового периода и могло поэтому стать причиной великого голода начала XVII века, а следовательно, низложения Бориса Годунова и Смуты.

Есть ли другие «претенденты» на гордое звание прообраза Атлантиды? При жизни Платона скрылся в морских водах ещё один греческий полис — Гелика, пав жертвой землетрясения и вызванного им цунами. Подобные затонувшие города известны по всему миру, потому сам по себе такой сценарий отнюдь не уникален. Среди возможных причин — землетрясение и резкое изменение высоты над уровнем моря, а также медленные, со скоростью несколько сантиметров в год, вертикальные движения земной коры. Прогибы образуются вблизи гор — например, в Италии, где медленно тонет не только Венеция, но и другие прибрежные города, даже Рим.

В сочинении философа силы природы становятся помощниками автора, а не сюжетообразующим элементом — Платону нужно было лишь устранить очевидное несоответствие между накопленными в ту эпоху географическими знаниями и содержанием своего произведения. «Она утонула», искать что-либо бесполезно, псевдоисторичность соблюдена, макет в реальный мир вписан. Мало чем отличается от «Звёздных войн» и «в далёкой-далёкой галактике». Даже сюжет похож: борьба небольшого и добродетельного полиса против богатой и могущественной империи. Люди изменились куда меньше, чем думают сами.

Экспансия Римской империи, переселения народов, путешествия купцов раздвигали границы познанного. Как говорится в одной старой шутке, дозорная машина высылает бойцов на расстояние зрительной памяти.

Именно так, кажется, и заполнялись диковинными существами старинные атласы. Можно часами рассматривать инкрустированные невообразимыми монстрами карты Олафа Магнуса. Количество небывалых созданий на них возрастает по мере удаления от мест, где жил автор, восхитительная география небылиц! То же самое происходило и со всеми невозможными вещами.

Не Атлантидой единой. Сомнительные источники эзотерического толка пестрят названиями типа Гиперборея, континент Му, Лемурия, где якобы когда-то зародилась цивилизация. Серьёзная дискуссия могла быть хоть сколько-нибудь уместной до середины XX столетия, однако научные морские экспедиции второй половины прошлого века ставят в этом вопросе жирную точку (в чём, кстати, есть немалая заслуга и советского судна «Витязь», которое превращено в музей в Калининграде).

Континентальная земная кора отличается от океанической — в первую очередь толщиной (на геологическом сленге — «мощностью»): 40 километров против 6. Сейсмические методы позволяют изучить этот слой даже без детальных изысканий на дне морском. Ещё один важный признак океанической коры — полосовые магнитные аномалии, базальты, образующиеся по обе стороны от срединных хребтов и сохраняющие «память» о магнитном поле Земли. Движение литосферных плит растягивает океаническое дно, так что ближе к хребту находятся молодые породы, а дальше всего — самые древние.

Как свидетельствуют все эти данные, никаких огромных затонувших континентов на дне морском нет.

Помимо мифа об Атлантиде, в эпоху Античности возникли и другие, уже более «научные» заблуждения. Так, для того чтобы «уравновесить» континенты Северного полушария, лучшие умы того времени предположили, что на другом конце света существует Неведомая Южная земля. Впрочем, какой смысл они вкладывали в слово «уравновесить», — большой вопрос. Знаменитый философ Тит Лукреций Кар в своём трактате «О природе вещей» прямо говорит, что, хотя некоторые учёные и утверждают, что на обратной стороне Земли люди ходят вверх ногами, всё это чушь и выдумки, не заслуживающие никакого внимания. Тем не менее Неведомая Южная земля просуществовала на картах более полутора тысячелетий — до открытия Австралии, а потом и Антарктиды.

Несмотря на то, что прогноз Аристотеля и Птолемея сбылся, а Кар допустил ошибку, считать это примером гениального научного прозрения можно с очень большой натяжкой: гипотеза, основанная на неверных предпосылках, не является истинной даже при подтверждении основных её положений. Что, конечно, не означает, что она (или противоположное ей суждение) должна быть забыта, а её автор — предан остракизму.

К слову, современные сторонники концепции плоской Земли придерживаются точки зрения Тита Лукреция, утверждая, что Австралии не существует, а всем «населяющим» её людям NASA платит за участие в мистификации.

Автор этих строк, проживающий сейчас на Зелёном континенте, может заверить, что никаких печенек от Госдепа «за участие в мистификации» не получает, так что, видимо, занимается пропагандой исключительно для собственного удовольствия.

Есть и третий источник «континентальных» сенсаций — заведомо некорректная подача материала в СМИ. Недавно промелькнула новость об открытии ещё одного «неизвестного до сих пор науке» материка в Тихом океане. Однако Новая Зеландия и до этого считалась так называемым микроконтинентом, то есть островом — осколком континентальной коры. До публикации научной статьи, подхваченной прессой, не были уточнены его размеры, которые и позволили перевести Новую Зеландию в другую категорию. К сожалению, огромное количество СМИ пестрит псевдосенсационными заголовками в этом же духе, но в подавляющем большинстве случаев речь идёт лишь об уточнении уже известной информации.

С научной точки зрения «повышение статуса» Новой Зеландии — вопрос сугубо технический, и это «открытие» значимо не более, чем перевод Плутона в разряд карликовых планет.

В эпоху Великих географических открытий, когда европейцы добрались до вышеупомянутых неведомых южных земель, горизонт познаний человечества об окружающем мире чрезвычайно расширился (и само название этого периода истории очень точно отражает его содержание). Вскоре после экспедиций к берегам Америки проходят первые кругосветные путешествия. Вместе с ними появляется и новый жанр литературы — робинзонада.

Прототипом Крузо стал реальный человек, оказавшийся вдали от цивилизации. Похожий сюжет мы находим и в романах Жюля Верна — например, в «Таинственном острове». Герой Даниеля Дефо, занимающийся собирательством, недалеко ушёл от дикаря, ищущего на морском берегу дары неведомой цивилизации. В поступках и убеждениях Пятницы, считавшего выстрел ружья деятельностью неведомых сил, отчётливо прослеживаются черты карго-культа. Не вызывает почти никаких сомнений, что Дефо знал, как встречали индейцы и аборигены островов европейцев и их «технологические» диковинки. Человеческая психика работает одинаково вне зависимости от эпохи и географии.

Со временем белых пятен на карте становится всё меньше.

Утопию, вымышленный остров всеобщего благоденствия, Томас Мор поместил так далеко, что на него можно было наткнуться лишь ненароком. И действительно, нередко острова раскиданы по океану словно по воле слепого случая.

Их появление определяется во многом хаотическими процессами — потоками тепла и вещества из недр Земли. Мантия планеты, хоть и находится в твёрдом состоянии, может очень медленно течь, причём в масштабах геологического времени её движение оказывается близким к турбулентному, то есть хаотическому. Потоки горячего вещества, достигая поверхностных слоёв планеты, плавят их. На континентах возникают гигантские базальтовые «поля» — трапповые провинции. Они занимают сотни тысяч квадратных километров в Индии и Сибири. Некоторые из них стали причиной глобального вымирания разных видов животных и растений. В океанах образуются вулканические плато, иногда достигающие поверхности Земли. Тогда мы и видим в, казалось бы, случайном месте остров — или целый архипелаг, например Гавайский, если поток вещества, плюм, прочертил полосу на поверхности планеты.

Недавно был запущен интересный интернет-проект — онлайн-карта, на которую нанесены острова, описанные мореходами, но впоследствии так и не найденные. У каждого из них своя история.

Так, остров Моррелла впервые был упомянут в 1835 году и столетие красовался на картах. Более того, ради него даже перемещали линию перемены дат! Восхитительно до абсурда, как чьё-то воображение (ну или неточность описания) могло сдвигать в пространстве календарь!

А вдруг эти «вымышленные» острова существовали на самом деле? Извержения подводных вулканов способны создавать массивы плавучей пемзы, дрейфующие по воле течений. Конечно, мореплаватели, не увидев издалека никаких признаков жизни, могли пройти мимо этой «суши», но отметить объект на карте, так и не разобравшись, что же перед ними.

Подобные плавучие острова появляются не только в морях, но и на озёрах. Правда, образованы они растениями и иногда представляют собой обточенные о берега совершенные круги. На некоторых даже могут отдыхать люди — чем не готовый образ для нового научного или приключенческого романа?

Другой причиной исчезновения острова может стать извержение вулкана. Именно это произошло с упоминавшимся выше Санторини (хотя там и остался клочок суши существенно меньшей площади). Подобный сценарий описан в романе-повести Обручева «Земля Санникова», в котором исследователи находят тропический рай на далёком заполярном острове посреди Северного Ледовитого океана. Жизнь на нём поддерживало тепло остывающего магматического очага.

На многих океанических островах (например, в Исландии, где сейчас пытаются напрямую использовать энергию магмы) геотермальные источники дают до четверти электричества и играют если не ключевую, как в «Земле Санникова», то очень важную роль в жизни людей.

Роман Обручева стал своеобразной вненаучной дискуссией и «ответом» учёного на «некачественную» sci-fi-литературу, где говорилось о существовании подобного оазиса в Гренландии.

Прообразом же Земли Санникова, как и некоторых других островов, судя по всему, следует считать льды под слоем мёрзлого грунта. Многие исследователи-полярники видели какие-то горы на севере, а впоследствии была найдена отмель, где эти айсберги могли «заякориться». Так глобальное потепление переделывает карты.

К началу XX века авторы уже были вынуждены искать самые отдалённые уголки земного шара, чтобы поместить там хоть что-то ещё не изведанное. Таков, например, роман Конан Дойля «Затерянный мир». Исследователи Южной Америки находят окружённое горами плато, на котором сохранились живые динозавры и предки людей. Роман основан на данных экспедиций, изучавших так называемые тепуи — столовые горы. Они обнаружили там уникальный животный и растительный мир, изолированный от всего остального континента на протяжении миллионов лет. Похожие сообщества, кстати, есть и на столовых горах другого континента — Африки.

Удивление и интерес исследователей-европейцев к флоре и фауне Южного полушария неслучайны. Мировая карта распределения растительных макросообществ (и их семейств) соответствует геологической эволюции планеты.

В мезозое, 100–200 млн лет назад, между южными и северными материками простирался океан Тетис (ни Атлантического, ни Индийского в их нынешнем виде тогда ещё не было), потому растительные и животные миры континентов развивались долгое время независимо друг от друга.

Когда Тетис закрылся (на его месте сейчас возвышаются Гималаи и Кавказ), эти огромные массивы суши соединились географически. Так в Африку севернее Сахары проникли некоторые виды растений из Европы. А вот Индия и Юго-Восточная Азия остались в изоляции: естественную преграду образовали высокие неприступные горы.

Относительно недавнее разделение Европы и Америки при открытии Атлантического океана и, вероятно, сохранение континентальной перемычки в районе Берингова пролива — геологические факторы, которыми можно объяснить схожесть растительных миров. Южное полушарие, лишённое таких огромных масс суши, оказалось куда более мозаичным — впрочем, некоторые крупные семейства растений встречаются на всех этих континентах. Да, найти живых динозавров в горах сельвы не удалось, но сам мир флоры до сих пор хранит запись о том, что материки когда-то были единым целом.

Более того, черты сходства прослеживаются даже в фауне континентов. Например, предки утконоса, одного из символов Австралии, жили ещё и в Южной Америке (впрочем, точнее будет сказать, что там обитали «прапрадяди» и «прапратёти» этих забавных существ). Геологические формации, найденные на южных материках, только подтверждают, что когда-то они были одним континентом — Гондваной.

До этого момента мы говорили в основном о европейской цивилизации — даже сам термин «эпоха Великих географических открытий» напрямую отсылает к ней.

Другие народы в ту пору находились на более низкой ступени технологического развития. Во многом это касалось и уклада жизни: ныне передовые, Китай и Япония проводили тогда изоляционистскую политику.

Только со сменой правящей династии и глобальной перестройкой общества во второй половине XIX века появились первые университеты и геологические курсы — на несколько столетий позже, чем в Европе, что, конечно, сказалось на уровне этой дисциплины, равно как и познаний об окружающем мире в целом (который был немногим выше, чем в Древней Греции и Риме).

Вплоть до того времени (хотя, конечно, дискурс не мог измениться мгновенно) представления о геологических явлениях основывались почти исключительно на синтоистской и буддийской философии (подробнее об этом можно почитать в книгах «Геология и религия» и «Геология и мифы»).

Геология стала активно развиваться с началом экспансивной политики Японии перед Первой мировой войной и использовалась в том числе для обоснования территориальных претензий.

Казалось бы, в наш XXI век тема неизведанных земель должна отойти на второй план, «все острова давным-давно открыты». Но нет.

В Российской Арктике до сих пор обнаруживают новые острова — не отходя от компьютера и используя спутниковые снимки. Некоторые из них, например Яя, открытая в 2013 году, могут иметь ключевое экономическое и военное значение.

Ведь каждый новый остров расширяет зону территориальных вод — наверное, многие видели юмористическую зарисовку о Тресковых войнах, которые очень точно отражают суть международного права в морском пространстве. Уже упоминавшаяся Новая Зеландия тоже может получить экономические преимущества — но не за счёт переименования микроматерика в материк, а если будет доказано, что континентальный шельф непрерывен.

А что делать, если островов нет, но очень хочется? Их можно насыпать. Так сейчас поступает Китай, создавая новую сушу на рифах в спорных водах Южно-Китайского моря, что вызывает понятные опасения в сопредельных странах. Подобные «проекты в области ландшафтного дизайна» угрожают территориальной целостности России — впрочем, официальной реакции властей пока не последовало. Интересно почему?