Psychoparty

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Теория «гав-гав» против теории «уф-уф». Эволюционная лингвистика — о том, как человечество научилось говорить и на что была похожа речь первобытных людей

Ни одна популяция живых существ на Земле не использует такую сложную систему коммуникации, как наш язык, хотя начиналось всё с воя, чириканья и других звуков из мира фауны. Как Homo sapiens удалось преодолеть этот долгий путь?

Как возникла речь у людей? Материальными данными о первых языках ученые не располагают, потому об их звучании, грамматике, лексическом составе и т. д. мы можем лишь догадываться. Письменность появилась относительно недавно, потому в древних текстах следы начальных стадий развития устного языка обнаружить тоже непросто. Так каким же он был? Ответ ищут специально обученные ученые – эволюционные лингвисты.

Что общего у оленя благородного и человека разумного?

О том, как был устроен речевой аппарат первых людей, могут нам рассказать окаменелые останки, кости и черепа, найденные археологами. Ученым, например, точно известно, что в ходе эволюции гортань (The Descended Larynx) человека опускалась. Это могло способствовать появлению новых звуков в речи Homo sapiens. Однако позднее выяснилось, что такая же форма адаптации встречается и у других млекопитающих, например у благородного оленя и больших кошек. А поскольку их фонетический репертуар не так богат, прямая связь между опущением гортани у человека и развитием сложной системы звуков не была подтверждена.

Теории «гав-гав» и «уф-уф»

На протяжении многих лет ученые не располагали достоверными данными, позволяющими судить о том, каким был наш язык на самом начальном этапе своего развития. В этих спартанских условиях исследователям оставалось лишь делать разного рода предположения.

Согласно одной из таких теорий, первая речь людей представляла собой имитацию звуков окружающего мира (the bow-wow theory); по другой версии, тогдашние «фонемы» напоминали эмоциональные возгласы современного человека в моменты радости или страха (the pooh-pooh theory).

Теории «гав-гав» и «уф-уф» оставались господствующими в лингвистике вплоть до конца XX века.

С 1996 года началась активная разработка методов сбора достоверных данных: специалисты по компьютерному моделированию симулируют, а потом анализируют различные эволюционные сценарии; лингвисты занимаются полевыми исследованиями и изучают языки, появившиеся относительно недавно, например жестовые; психологи и когнитивисты ставят эксперименты, в ходе которых участникам необходимо придумать искусственные системы знаков и начать общаться с их помощью; генетики стремятся выделить уникальные гены, которые способствовали появлению у человека склонности к использованию языка.

Несмотря на огромную численность популяции, представители вида Homo sapiens генетически почти не отличаются друг от друга, особенно в сравнении с нашими ближайшими родственниками — приматами. Но если мы так похожи между собой, почему же у нас такие разные языки?

Сложная организация системы общения отличает людей от животных, в том числе самых умных среди них, поэтому неудивительно, что ученые пытаются найти ген, ответственный за уникальную способность человека — владение языком. Пока в ходе исследований удалось выяснить лишь одно: связанный с речевой деятельностью ген FOXP2 присутствовал не только у Homo sapiens, но и у неандертальцев. То есть мы делим его с ближайшим родственником, а значит, само по себе наличие у человека FOXP2 не объясняет наших невероятных языковых способностей. Или же неандертальцы говорили не хуже Homo sapiens? Благодаря исследованиям лингвистов мы узнали много нового про нашего вымершего собрата.

Можно ли унаследовать заикание и другие дефекты речи?

Для генетиков особый интерес представляют наблюдения за детьми, осваивающими язык. Согласно одной из гипотез, способность говорить является у человека врожденной. Если она верна, то основные стадии формирования этого навыка не должны различаться, каким бы языком ни овладевал ребенок. И большинство исследований, действительно, подтверждает эту версию, хотя есть работы, в которых говорится, что дети усваивают определенные аспекты языка с разной скоростью.

Более того, фактор наследственности в значительной мере обусловливает появление различных речевых отклонений. Это означает, что заикание и другие подобные дефекты с высокой вероятностью могут передаваться из поколения в поколение. Перспективными выглядят исследования уже упоминавшегося гена FOXP2, CNTNAP2, который, возможно, ответствен за расстройства аутического типа, а также KIAA0319 и DCDC2, связанных с дислексией — избирательным нарушением навыка чтения или письма.

Нет ничего удивительного в том, что генетика отчасти определяет речевые способности отдельно взятых людей, но как объяснить (и «измерить») ее влияние на язык целой популяции?

Питер Ладефогед (1925–2006) сравнил вокализм языков двух народов, имеющих ярко выраженные различия в строении речевого аппарата, и пришел к любопытному выводу. В наречии йоруба, распространенном в основном на юго-западе Нигерии, гласные звуки точно такие же, что и в итальянском (/i e ɛ a ɔ o u/). Однако при фонетическом анализе речи ученый нашел различия в произношении большинства из них.

Для языка йоруба характерно более широкое раскрытие рта, что в первую очередь обусловлено особым строением лица африканцев.

Можно предположить, что если бы итальянец решил выучить этот язык, то гласные он произносил бы не так, как они звучат у нигерийцев.

Зачем эволюционные лингвисты ставят эксперименты на маленьких птичках?

Изменения в языке происходят не так быстро, чтобы ученые могли их зафиксировать и выявить причины. И тут в игру внезапно вступают зебровые амадины — маленькие птички, пение которых представляет собой одну из самых сложных систем коммуникации в живой природе. Наблюдая за тем, как эти пернатые разучивают презатейливую композицию своего вида и какие факторы влияют на изменения в ней, можно многое узнать о процессах, происходящих в языке людей.

Один из экспериментов показал, что песня амадин, выращенных в изоляции, в какой-то момент начинала отклоняться от «среднестатистического» вокала их сородичей. Однако, несмотря на то что птенцы обучались на базе партитур этих взрослых, выросших в неволе, через три-четыре поколения песня всего сообщества вернулась к «золотому стандарту» зебровых амадин.

Схожие процессы наверняка имеют место и в эволюции человеческих языков. Врожденные когнитивные способности позволяют нам научиться пользоваться речью, а общество отвергает или принимает новые формы языка, и тогда они грамматикализуются, то есть становятся его нормой, очередным правилом.

Дети могут овладеть всеми естественными языками, это важный конституирующий признак подобных знаковых систем. Безусловно, по своей сложности они различаются, но число носителей от этого не зависит. Указанный фактор может иметь значение лишь в случаях, когда речь идет о людях, пользующихся тем или иным языком как вторым или иностранным.

Например, 64 % говорящих на английском и 90 % владеющих суахили не являются их носителями.

Чем больше людей использует язык, тем активнее он меняется, приобретая характерные для каждой человеческой популяции черты. Но для понимания более глубоких и универсальных процессов лингвистической эволюции стоит взглянуть на новые языки!

Как и почему появляются самые простые языки жестов?

Особый интерес для эволюционных лингвистов представляют новые языки жестов. Они могут появляться в маленьких деревнях, где больша́я часть жителей имеет врожденные проблемы со слухом.

Ас-сайидская жестовая система — один из самых изученных языков такого типа. В какой-то момент, примерно восемь поколений назад, в этом местечке произошла генетическая мутация, и из-за того, что браки в основном заключаются между жителями деревни, она стала распространяться, так что сейчас около 4 % населения (которое насчитывает приблизительно 3500 человек) лишены слуха. А поскольку каждый такой член общества должен коммуницировать со своим ближайшим окружением, здесь примерно за восемь-десять поколений сформировался язык жестов, полностью удовлетворяющий любые потребности жителей. В отличие от официальных жестовых систем, продвигаемых специальными институциональными учреждениями, в самостоятельно развившемся ас-сайидском морфология и синтаксис упрощены до предела — например, в нем нет сложноподчиненных предложений. А еще для него характерна большая свобода в способах выражения одной и той же мысли.

Этот пример интересен тем, что позволяет не только понаблюдать за естественным языком в начале его развития, но и увидеть, как генетика может повлиять на лингвистическую эволюцию, ведь жестовый язык в таких деревнях совершенно не совпадает с обычным разговорным.

Это не дублирование устной речи, а новая естественная система, появившаяся из-за генетической особенности населения!

Как география влияет на языки и как звучат звуки-кликсы?

Оглядываясь на работу Чарлза Дарвина, можно предположить, что механизмы, управляющие эволюцией видов, в данном случае Homo sapiens, и языков, «удивительно параллельны», то есть похожи. Способен ли в этом случае язык «адаптироваться» и к географическим факторам, специфическим для среды проживания его носителей? Как ни странно, у лингвистов есть и такой пример.

В мире задокументировано около 30 свистящих языков. Благодаря особому способу извлечения звуков говорящие на них могут передавать необходимую информацию, находясь в 10 километрах друг от друга и даже дальше.

Интересно, что все известные языки такого типа появились как вспомогательные к основному, «обычному» там, где жителям приходится общаться на расстоянии. Если бы не «шифр-свист», они вынуждены были бы преодолевать десятки километров в день, чтобы поддерживать связь. Один из самых известных таких языков сильбо гомеро можно услышать на Канарах (а точнее — на острове Гомера, в честь которого он и назван).

Подобная речь очень напоминает пение — но при этом вы не можете отделить музыку от слов. По мнению Дарвина, фонетическая основа нашего праязыка была именно такой.

Пение не требует больших артикуляционных стараний, в отличие от произношения звуков современных языков, поэтому предположение, что первые люди общались при помощи мелодий, кажется вполне обоснованным.

По другой версии, наш праязык возник в Африке, где, возможно, и появился человеческий род. Лингвисты давно обратили внимание на то, что именно в южных и восточных районах этого континента очень распространены диалекты, в которых необычный для современных языков звук-кликс используется наравне с другими фонемами. В отличие от свиста и пения, его чрезвычайно трудно интегрировать в речь, поэтому, если в протоязыке и были кликсы, неудивительно, что человек постепенно избавился от этих артикуляционных сложностей.

Что же представляла собой речь первых людей на Земле? Несмотря на множество интересных открытий, главные вопросы лингвистической эволюции еще долго будут оставаться без ответа. Точно известно лишь одно: вы сейчас прочитали эту статью и расскажете о ней своим друзьям, используя язык, который мы все воспринимаем как должное, до сих пор не понимая, откуда он взялся.