Партнерский материал

Как стать частью современного искусства

Наука раскрытия преступлений. Как полиция подделывала отпечатки пальцев и результаты тестов на взрывчатку

В издательстве «Альпина Паблишер» вышла книга израильского криминалиста Бориса Геллера «Наука раскрытия преступлений», которая понравится любителям детективов. Автор рассказывает, как происходит идентификация преступников и как ведутся переговоры с террористами, почему невиновные оказываются за решеткой и на основе чего эксперты-криминалисты делают свои заключения. Мы публикуем главу о том, кто подделывает отпечатки пальцев и как пристрастность полицейских ломает судьбы.

Можно ли подделать отпечаток пальца и какова цена ошибок экспертов? Каждому здравомыслящему человеку ответ на этот вопрос очевиден. Если можно с успехом подделывать деньги, часы, лекарства, еду, алкоголь, одежду, драгоценности, картины и парфюмерию, то почему отпечатки пальцев должны быть исключением? Как только не борются с подделками всего и вся, а их количество в мире лишь растет. Зачастую их непросто отличить от их реальных прототипов, а чтобы обнаружить обман, надо знать, на какие признаки опираться.

Не забуду, как в 1993 г. Альфред, пожилой специалист по распознаванию фальшивых денег, учил меня: «Вот бумажка в десять долларов. На одной стороне Александр Гамильтон, а на другой — фасад здания Министерства финансов. Теперь смотри внимательно. Крохотные фонарные столбы справа и слева от входа видишь? В настоящей банкноте в левом фонаре есть лампочка, а в правом — нет. Это мало кто знает».

Сам он распознавал подделки на ощупь и на звук: поводит по купюре пальцем, затем сложит ее вдвое, потрет над ухом одну половинку о другую — и выдаст безошибочное заключение.

На отпечатке пальца лампочки нет, светиться нечему. Да и последствия подделки могут стоить гораздо больше, чем потеря десяти или даже ста долларов.

В октябре 1967 г. в городке Буэна-Парк (Калифорния) было совершено дерзкое ограбление банка Mercury. На стойке кассира обнаружили отпечаток ранее судимого 32-летнего Уильяма Депальмы, владельца небольшого передвижного ларька. У Депальмы было крепкое алиби: 13 человек могли подтвердить, что во время ограбления он находился в 27 километрах от здания банка. Сам задержанный утверждал, что не только не грабил банк, а вообще никогда в него не заходил. Однако две кассирши указали на Депальму в ходе процедуры опознания. Парня признали виновным и дали ему солидный срок.

Его делом заинтересовался частный детектив Джон Бонд (не путайте с Джеймсом Бондом). Бонд начал потихоньку собирать информацию о Баккене, проводившем по этому делу экспертизу отпечатков пальцев. Первым делом он выяснил биографию полицейского. Оказалось, что сержант Баккен соврал суду, отвечая на вопрос о своей квалификации: у него не было ни университетского диплома, ни справки об окончании специальных курсов. Уже одного этого было бы достаточно для подачи апелляции, но Бонд пошел дальше. Ему удалось уговорить региональное командование пересмотреть результаты экспертизы. Микроскопический анализ показал, что отпечаток воссоздан на основе старой дактилоскопической карты. Отсидевший к тому времени четыре года Депальма был оправдан.

За время работы мне много приходилось заниматься проблемой фальшивых отпечатков — чтобы уметь их распознавать.

Подделкой отпечатков занимаются обе стороны — полицейские и преступники. Первые — чтобы восполнить отсутствие доказательной базы, повысить раскрываемость или подставить неугодного человека. Вторые — с целью проникнуть в места, охраняемые биометрическими системами, или пустить полицию по ложному следу.

Чтобы сделать поддельный отпечаток хорошего качества, необходимы знания и навыки, которыми средний человек не обладает. Гораздо проще подбросить на место преступления предмет с уже имеющимися на нем аутентичными следами рук или ДНК ничего не подозревающей жертвы манипуляции. В Израиле я столкнулся со сфабрикованными отпечатками лишь однажды. Преступники пытались оформить договор о покупке земли у очень пожилой, малограмотной арабской женщины, якобы «подписанный» отпечатком ее пальца. Может быть, подделка и проскочила бы, будь в соглашении только одна страница. А тут на пяти листах текста красовался один и тот же отпечаток. Попробуйте, немного смочив палец в чернилах или краске, приложить его к бумаге пять раз, и вы убедитесь, что картинки не будут совершенно идентичны, разными будут наклон, сила давления и границы следа.

История Депальмы далеко не самая драматичная в длинном списке случаев, когда отпечатки пальцев были подделаны в преступных целях. Самой нашумевшей, наверное, является история братьев Микельберг.

В 1982 г. с Пертского монетного двора в Западной Австралии были украдены 68 кг золота в слитках. Преступники не были ординарными взломщиками. Они использовали хитрую многоходовую комбинацию с фиктивными банковскими счетами и чеками, добытыми незаконным путем. По этим чекам и было получено золото. Частная охранная фирма вывезла его с территории монетного двора в условленное место, и на этом ниточка обрывалась.

Подозрение полиции пало на трех братьев Микельберг: Рэя, Питера и Брайана. Микельберги попали под колпак не случайно. За год до этого у них были проблемы с законом, связанные с несанкционированным оборотом золота. Но главное, что на одном из фиктивных чеков обнаружили отпечаток пальца Рэя.

Дело братьев Микельберг вели два следователя, сержанты Ханкок и Левандовский, и вели ретиво — унижения, побои, голод, лишение сна.

Следствие продолжалось недолго, и в 1983 г. суд признал всех троих виновными. Рэй, Питер и Брайан получили 20, 16 и 12 лет соответственно.

Правда, всплыла на суде одна интересная деталь. У Рэя Микельберга было хобби: он делал гипсовые и металлические модели рук, в том числе и своих собственных, и утверждал, что один экземпляр из дома пропал в день первого полицейского обыска. Полиция, естественно, ни о какой модели не слышала.

Отпечаток Рэя на чеке оказался не полный, а лишь частичный, и чек направили на доработку в другой отдел полиции, где с ним обошлись крайне халатно. Кто-то из служащих начал проводить экспертизу, но ушел в отпуск, толком не передав коллеге все необходимые данные, да и процедура регистрации вещественных доказательств хромала. В начале 1980-х компьютеры еще не стали неотъемлемой частью офисов вообще и полицейских в частности, все записи велись вручную, в журналах, похожих на амбарные книги. Я еще застал эту практику, когда начинал службу в 1993 г.

За последовавшие после обвинительного вердикта годы адвокаты осужденных подали семь апелляций, но суд своего решения не отменил. Юристам всё же удалось добиться поэтапного раннего освобождения на поруки всей тройки. Первым вышел на свободу Брайан, за ним, через шесть лет, Питер, а еще через два года — Рэй. Вскоре после освобождения Брайан, опытный летчик, погиб при пилотировании легкого самолета. Это была лишь первая неестественная смерть в данной истории.

В 2001 г. бомба, заложенная возле дома следователя Ханкока, разорвала его на куски. Виновных не нашли. Примерно в то же время в Австралии начала работать государственная комиссия по расследованию коррупции в полиции.

Сержант Левандовский свидетельствовал перед комиссией и в ходе слушаний признался, что дело против братьев было сфабриковано от начала до конца, включая отпечаток Рэя на чеке. В 2004-м в ожидании суда он покончил с собой. В том же году братья были оправданы апелляционным судом. Со временем часть украденных слитков была кем-то подброшена к зданию местной телевизионной компании, но само ограбление так и осталось нераскрытым.

Кроме случаев откровенной фабрикации следов рук бывают ситуации, когда сотрудники полиции честно «хотели как лучше», но компетентность подвела, да и психологический фактор сыграл свою, далеко не последнюю, роль.

Наиболее яркими примерами являются расследования, связанные с «бирмингемской шестеркой» и терактом в Мадриде в 2004-м,— два самых известных и скандальных дела в истории криминалистики и борьбы с террором.

21 ноября 1974 г. в двух соседних пабах в городе Бирмингеме (Великобритания), Mulberry Bush и Tavern in the Town, с интервалом в две минуты прогремели взрывы.

За четверть часа до этого террористы по телефону предупредили через редакции газет Birmingham Mail и Birmingham Evening Post о предстоящих терактах, но полиция не успела вовремя эвакуировать посетителей и работников обоих заведений. В итоге 21 человек погиб и 182 получили ранения.

Третья бомба, заложенная у здания банка Barclays, не взорвалась по техническим причинам. Власти при поддержке СМИ обвинили в терактах бойцов Ирландской республиканской армии (ИРА). Руководство ИРА категорически отрицало причастность движения к взрывам, но антиирландская истерия в Англии набирала обороты. Через день после терактов ответственность за них взяла на себя крайне левая марксистская группировка «Бригады Красного Флага 74», но полиция скептически отнеслась к их заявлению.

В конце концов шесть жителей Бирмингема были приговорены к пожизненному заключению. В 1991 г. Кассационный суд Великобритании оправдал их всех.

Вечером 21 ноября, за несколько минут до взрывов, шестеро мужчин сели в поезд, идущий из Бирмингема в Белфаст. Они ехали на похороны бойца ИРА, который погиб при изготовлении самодельного взрывного устройства, предназначавшегося для совершения теракта в Ковентри. Сегодня вряд ли кому придет в голову ехать из Бирмингема в Белфаст по железной дороге, но в 1974-м долгий путь казался нормой. Время коротали за картами. Прошло около трех часов после отправления поезда, когда на остановке в Хейшеме в купе вошел патруль британского спецназа. Пока шла рутинная проверка документов, по рации поступило известие о терактах в Бирмингеме.

Атмосфера в вагоне, и без того напряженная, накалилась до предела. Шестерых героев нашего рассказа по отдельности расспросили о цели поездки, и их ответы не совпали, так как все они врали — боялись сознаться в симпатиях к ИРА.

Мужчин сняли с поезда и доставили в областное отделение полиции в городке Моркам.

Задержанные провели ночь в сером четырехэтажном здании с крохотными окнами, один вид которого нагоняет тоску и страх, в надежде на то, что ошибка прояснится на следующий день. Но утром, когда их повезли в только что образованное региональное Следственное бюро по расследованию тяжких преступлений, стало понятно, что история принимает серьезный оборот.

Забегая вперед, скажу, что в 1989 г. этот орган будет ликвидирован после громких скандалов, связанных с коррупцией и превышением служебных полномочий следователями и оперативниками. После долгих судов и гражданских исков к 2017 г. будут оправданы невинно осужденные по шестидесяти сфабрикованным делам.

Но это всё в будущем. А пока шестерых подозреваемых в причастности к организации терактов в Бирмингеме «поставили на конвейер»: сутками не давали спать, морили голодом, избивали, травили собаками и обещали «расстрелять тварей здесь же, в подвале, без суда и следствия». В итоге трое из шести подписали чистосердечное признание. Нашлись и «доказательства» их вины.

Эксперт-криминалист доктор Франк Скьюз на основании так называемого грисс-теста (анализа на присутствие ионов нитратов) пришел к выводу, что руки двоих из шести мужчин соприкасались с взрывчаткой. Положительный результат грисс-теста указывает на наличие ионов нитрата в растворе. До начала 1980-х он широко использовался для обнаружения следов взрывчатых веществ на основе нитроглицерина.

Помните, что в поезде подозреваемые играли в карты? Грисс-тест положительно реагирует и на нитроцеллюлозу, которая содержится в лакокрасочном покрытии игральных карт, целлулоидных шариках для игры в пинг-понг и во многих подложках для лаков, красок и эмалей.

Грисс-тест неоднозначен, а Франк Скьюз однобоко интерпретировал его результаты. Ошибочно так интерпретировал или захотел?

Сегодня мы знаем, что за экспертом Скьюзом числится как минимум еще два ложных заключения: в деле об обвинении Джуди Уорд в организации трех терактов в сентябре и феврале 1973 г. и в истории Энн Гиллеспи, обвиненной в 1974-м в терроризме. Уорд оправдали после 18-летнего тюремного заключения, а Энн — после десяти лет, проведенных в тюрьме. В 1981 г. начальству Скьюза начали поступать доказательства его профессиональной некомпетентности, и эксперта отстранили от выступлений в суде, но уволен он был лишь в 1985 г. «ввиду низкой эффективности рабочей деятельности». В течение нескольких лет после этого результаты 350 экспертиз, проведенных Скьюзом с 1966 по 1985 г., были перепроверены сотрудниками группы контроля качества лаборатории, в которой он служил.

Судьбы всех заключенных, невинно осужденных и вышедших на свободу в результате пересмотра их дел, сложились очень непросто. Многие семьи распались за долгие годы разлуки. Женам жертв беззакония приходилось часто менять места проживания, чтобы уберечь себя и детей от травли со стороны соседей, их лишали работы, а все сбережения, если они имелись, уходили на плату адвокатам. Что до денежных компенсаций, которые государство должно было выплатить бывшим узникам, то их суммы оказались несоразмерно малыми, а выбивание заняло годы. Видимо, британская бюрократия ничуть не лучше любой другой.

А вот что еще интересно
А вот еще что интересно