Партнерский материал

Найдите на фото ноутбук HP и выиграйте поездку в Амстердам или другие призы

Как еда влияет на культуру и наше настроение? Интервью с наркологом и биохимиком Яковом Маршаком

У человека есть зависимости: естественные (например, от еды) и патологические (например, от вредной еды или от наркотиков). О том, как зависимости и инстинкты связаны с биохимией и религией, «Нож» поговорил с Яковом Маршаком — известным наркологом, биохимиком, йогатерапевтом и внуком знаменитого советского писателя Самуила Маршака.

— В прошлом году в России запретили ибогаин — алкалоид африканского растения ибога, который имеет психоделические свойства и, что удивительно, успешно применяется для лечения тяжелых наркотических зависимостей. Пока не очень ясно, как работает это вещество, но ученые зафиксировали, что оно влияет на те области мозга, которые отвечают за зависимость, и оно может препятствовать возникновению абстинентного синдрома. Применяли ли вы ибогаин и что вам известно о таких опытах и исследованиях?

— Я знаю, что в Майами одна врач, Дебора Меш, добилась разрешения у FDA (Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов) на применение ибогаина и успешно использует его. Я знаю также, что у нас в России, по крайней мере в одной клинике под Казанью, до запрещения осуществлялась ибогаиновая терапия. У них было порядка десяти успешных опытов. Я бы тоже, конечно, хотел попробовать. Но у меня были определенные опасения, потому что известно, что не для всех этот опыт проходит удачно.

— Ибогаин называют кардиотоксичным. Согласно некоторым данным он может быть опасен для людей со слабым сердцем.

— Дело тут не в слабости сердечной мышцы, а в регуляции ее активности. Зарегистрированы случаи, когда люди умирали во время сеансов ибогаиновой терапии из-за остановки сердца. И это связано с тем, что у некоторых людей ибогаин очень плохо выводится из организма. Ибогаин метаболизируется одним из печеночных ферментов, который входит в группу цитохром P450. Это фермент P450 2D6, закодированный геном CYP2D6. У данного гена очень много полиморфизмов, то есть возможных вариантов наследования. И среди них встречаются такие варианты, в которых белок, воспроизведенный с этого гена, не работает. То есть данный ген надо подробно типировать, смотреть все его варианты. Это важно для людей, принимающих ибогаиновую терапию.

У нас в России я не нашел лаборатории, которая типирует все варианты названного гена. Но моя старшая дочь в Сан-Диего руководит отделом фармакогенетики, который типирует все полиморфизмы этого гена. И вот был один человек, который очень хотел на себе попробовать ибогаиновую терапию. Он недавно стал трезвым наркоманом и как раз хотел пройти эту процедуру. Я не решался рекомендовать без дополнительного исследования, взял у него буккальный эпителий на анализ и отвез этот материал в лабораторию в Сан-Диего. Оказалось, что это тот самый редкий случай человека, которому противопоказано употребление ибогаина.

— А какова частота таких случаев?

— Едва ли есть точная статистика. Частота в разных популяциях разная, но в среднем это один человек на сотню.

Яков Иммануэльевич Маршак. Источник

— То, как часто встречаются разные варианты наследования этих генов, может варьироваться в зависимости от популяции. Можно предположить, что в Западной Африке, где ибога не только целебное, но и священное растение — основа культа бвити, эта частота ниже. Впрочем, там, наверное, такой вопрос не изучали. Зато у целителей этого культа, так называемых нганга, есть свои методы, позволяющие понять, безопасна ибога или нет. Они начинают с малых доз и, если человека безостановочно рвет, не дают ему больше зелья, провозглашая, что духи его не приняли.

— Они смотрят симптомы. Когда высок уровень концентрации вещества, то, скорее всего, человека рвет. Здесь всё зависит от скорости усвоения препарата. Когда он метаболизируется, человека рвать перестает. Если же человек не может его метаболизировать, то рвота не прекратится.

— Кроме культурной, духовно-магической обусловленности, которая важна в Камеруне и Габоне, есть, разумеется, биохимическая сторона феномена ибогаиновых исцелений. В Западной Африке верят, что ибога — своего рода панацея от всех болезней. Сейчас туда едут и многие европейцы, в том числе чтобы избавиться от наркотических зависимостей. На чем основано действие алкалоида на личность человека?

Представители культа бвити. Источник.

— Это пока абсолютно неизвестно, непонятно. Есть, конечно, интересная информация о том, как он влияет на нейрохимические процессы. Дело в том, что не у всех людей одинаково регулируется настроение. Где-то с 2000 года я, занимаясь лечением наркоманов и алкоголиков, стал типировать гены синдрома дефицита удовлетворенности. Этот синдром был провозглашен в 1996 году. Один из его исследователей, американский ученый Дэвид Камингс, возглавлявший центр по лечению детей с синдромом Туретта, написал книгу «Генетическая бомба» (The Gene Bomb). Он показал, как и почему из поколения в поколения всё больше рождается детей с фактической предрасположенностью к наркомании и алкоголизму.

Многие гены, которые вызывают у человека синдром Туретта, вызывают и синдром дефицита удовлетворенности, то есть фактически связаны с эндогенной депрессией.

Генетические основы этих синдромов пересекаются.

Дети с синдромом Туретта раньше встречались гораздо реже, чем сейчас. Это дети, которым свойственно усиленное моргание, локальные и моторные тики, потом навязчивые движения и навязчивые мысли и дисфория. Много различных неврологических причин у этого явления, но одна из них — усиленная активность печеночного фермента, который называется триптофан диоксигеназа. Триптофан — это одна из аминокислот, которую мы получаем из белков, участвует в регуляции настроения. Триптофан под действием триптофандиоксигеназы может метаболизироваться в печени до кинуренина. Это вещество нейротоксично. И люди, у которых печеночная активность повышенная, страдают депрессиями и временными изменениями мышления. У них как бы разобщаются разные функциональные участки мозга, то есть мысли перестают быть в правильном контакте с эмоциями, а эмоции перестают быть в хорошем контакте с теми структурами мозга, где рождаются удовлетворенность и основные побудительные мотивы поведения.

— Это связано с питанием?

— Это может быть связано и с ним. Такие люди часто пытаются повысить себе уровень серотонина. Из триптофана в итоге получается серотонин, и способ, которым они пытаются это делать, — это сладкая еда. Сладкая еда на некоторое время, когда повышается глюкоза, понижает активность фермента триптофандиоксигеназы, и тогда большее количество триптофана доступно для мозга, в котором он превращается в том числе в серотонин. Поэтому такие люди едят сладкое и на двадцать минут — на полчаса у них появляются приятное ощущение. У таких людей разыгрывается гиперинсулизм. То есть они тренируют поджелудочную железу выделять всё больше инсулина.

Сразу после еды выделяется слишком много инсулина, и вместо гипергликемии, когда резко снижается концентрация глюкозы, наступает реактивная гипогликемия. Тогда человек испытывает упадок сил, апатию, а если уровень глюкозы еще ниже падает, может быть гипогликемическая кома и смерть. Всё это обусловлено тем, что для работы коры головного мозга необходим такой источник энергии, как глюкоза. Когда уровень глюкозы падает до критического значения, мозг начинает выделять специальное вещество орексин. В ответ нейроэндокринная железа гипоталамус начинает выделять кортикотропин-рилизинг-фактор, который, в свою очередь, заставляет гипофиз выделять адренокортикотропный гормон, а он уже заставляет надпочечники выбрасывать стрессовые гормоны — адреналин и глюкокортикоиды. Это совместное действие, понижение уровня глюкозы и повышение уровня глюкокортикоидов, заставляет опять активироваться триптофандиоксигеназу печени. Это приводит к тому, что с повышением уровня кинуренина возникает транзиторное сумасшествие и чувство дисфории.

За полчаса эйфории, вызванной сладкоедением, человек расплачивается 3–4 часами дисфории. И это общее место в поведении современных людей с большей или меньшей интенсивностью.

— Людей вообще? То есть речь идет о порочном режиме питания?

— У меня есть догадка о том, каким образом была создана цивилизация. Есть такое замечательное место на Земле, которое раскапывают последние 20 лет и раскопали примерно пятую часть. Это Пузатый холм на востоке Турции. В христианские времена здешняя область называлась Благословенная Эдесса, а в библейские времена — Ур Халдейский. И в Библии написано, что когда-то Господь повелел Аврааму взять своего племянника Лота, они собрали всю семью и из Ура Халдейского пошли в город Харран. Это совсем недалеко, километров 20 или 30. И этот Харран до сих пор существует. И недалеко от этого места есть Пузатый холм — так называемый Гёбекли-тепе.

Гёбекли-тепе. Источник

— Тот знаменитый храмовый комплекс, о котором много пишут археологи и антропологи?

— Да. Племена натуфийской культуры под влиянием религиозного инстинкта в течение тысячелетий строили этот гигантский храмовый комплекс. Нагрузка на окружающую среду была такая, что они съели всё съедобное. А что съедобным тогда было для них? Это исследовано совершенно доподлинно Гордоном Хиллманом, английским ученым, который одновременно был биологом и археологом. Он собрал коллекцию того, чем питались люди в доисторические времена, и нашел то место, где, собственно, началась история, где случилась неолитическая революция (добывание пищи сменилось ее производством).

До нее люди занимались собирательством, рыболовством и охотой. А потом создали собственно сельское хозяйство. Каким образом? Религиозный инстинкт привел к тому, что они, занявшись постройкой огромного храма, съели всё съедобное, но там обильно росло и нечто несъедобное, а именно пшеница-однозернянка и двузернянка. Крахмал под микроскопом — это огромные шары из ковалентно связанных между собой молекул глюкозы, и переварить такое человеческий тракт не может. Грызуны и жвачные могут, а человек нет. Но люди придумали, как это есть. Они изобрели нагревание. Крахмалы при термической обработке распадаются на маленькие фрагменты, которые усваиваются. И это привело к тому, что люди поменяли способ удовлетворения своего пищевого инстинкта. Если раньше они могли питаться, удовлетворяя голод один раз в день, то тут у них началось то, что я выше описал, — подъем настроения после еды, а затем спад.

Перейдя к оседлости, люди распрощались со стимуляторным способом пищевого удовлетворения.

После еды им больше не хотелось активности, а хотелось отдыха, такого сладкого нежно-сонливого состояния, которое довольно быстро сменялось неприятным состоянием, требовавшим снова такой же еды.

Это примерно как с алкоголем. Человек выпил, ему стало хорошо, потом стало плохо, и вот ему надо опохмелиться. Перейдя на пшеницу, люди стали удовлетворять чувство аппетита другим способом, нежели раньше. Они быстро съели все, что там росло, а желание восполнить пищевой ресурс породило активность сельского хозяйства.

Недалеко от Пузатого холма есть холмистое место на левом берегу Евфрата, в котором имеется месторождение обсидиана. Раскопки Гордона Хиллмана показали, что именно в этом месте зародилось сельское хозяйство. Самые примитивные сельскохозяйственные орудия из обсидиана были созданы именно там. Люди отшибали от обсидиана острые клинья. Обсидиан твердый и мог долго служить. А первыми серпами стали ребра больших животных, в которых делали канавки и в них вставляли куски обсидиана. Так жали зерновые культуры. В музеях эти орудия есть.

— В связи с Гёбекли-тепе и неолитической революцией Юваль Ной Харари пишет, что не человек освоил пшеницу, а пшеница поработила человека. Вы с этим согласны?

— Именно поработила. А потом сахарный тростник сделал то же самое в Новой Гвинее. И там независимо от пшеницы тоже возникло земледелие.

— И еще кукуруза в Новом Свете.

— Да. Научный сотрудник Ботанического сада АН, замечательная исследовательница Екатерина Евгеньевна Гогина рассказывала мне, что знает, каким образом жители Америки смогли вырастить кукурузу. Дело в том, что иногда у растения, которое было прародителем культурной кукурузы, бывает редкая мутация. Из него вырастает не защищенный от насекомых початок, и людям надо было изловчиться, когда это рождалось, и начать его культивировать. Вполне возможно, «Песня о Гайавате» — это просто исторический факт.

— Или, можно сказать, селекционерский миф…

— Да… Так — именно пшеница поработила. Так же, как инстинкты управляют людьми, так же, как алкоголь порабощает некоторых людей, так же цивилизация была порабощена новым способом питания и производства этого питания. Однажды козопасы превратились в оседлых рабов сельского хозяйства.

— А что же с ибогой и другими психоделическими растениями в оптике такой антропологии питания?

— Те племена, которые не возделывали сельскохозяйственные культуры, были гораздо более любознательны и не являлись рабами ежедневного сельскохозяйственного труда. Ими и было сделано много открытий в области энтеогенов. В частности, чукчами и людьми, расселившимися через Берингов пролив по североамериканскому континенту, потом по Центральной Америке и далее.

У предков коренных американцев не было сельского хозяйства. Они исследовали природу. Пробовали то и это и даже различные комбинации, которые вызывали определенные изменения в состоянии сознания. Что ни племя в Америке, то свое сакральное растение. Был замечательный американский нейрохимик Александр Шульгин, с которым мне посчастливилось быть знакомым и беседовать в Сан-Франциско. На грант американского правительства, решившего выяснить, какие вещества содержатся в растениях, используемых племенами индейцев, он провел свои исследования и написал два тома: PiHKAL: A Chemical Love Story и TiHKAL: The Continuation. Эти путешественники, номады, чьи растения изучал Шульгин, были хорошими исследователями, и чего только они не открыли: и аяуаску, и шоколадный напиток, который когда-то Эрнан Кортес попробовал из рук Монтесумы — напиток с тремя составляющими: какао, ванилью и перцем. В этом напитке четыре вещества, синергично повышающих настроение, повышающих доступность дофамина. Этот напиток Монтесума пил перед походом в гарем.

По-видимому, и в Африке не было сельского хозяйства, да и сейчас оно там не особенно развито. Поэтому люди употребляли в пищу разные растения. К примеру, есть ирвингия габоненсис (другое название — дикое манго). Народности в дельте реки Нигер употребляют орехи этого растения. И как только они стали нарушать свой уклад по питанию в связи с глобализацией, то заметили, как многие резко стали сильно прибавлять в весе. Ученые выяснили, что коренное население перестало есть дикое манго.

Клиническое испытание показало, что орехи дикого манго в два раза снижают концентрацию в крови С-реактивного белка, уровень которого является одним из показателей воспалительных процессов. Если он высок, то надо последить за своим здоровьем, поскольку речь может идти даже об онкологии. Ирвингия снижает концентрацию данного белка, делает так, что в два раза возрастает чувствительность к инсулину и к лептину. Лептин — это гормон в жировой ткани, который сдерживает аппетит человека.

Когда коренное население стало питаться, как принято во всем мире, то есть высокогликемической пищей, начался гиперинсулизм и ожирение.

Это исследование, кстати, привело к созданию пищевой добавки, помогающей людям избавиться от излишнего веса.

Встреча Кортеса и Монтесумы. Источник

— Согласно мифам бвити, народности Камеруна и Габона заимствовали ибогу у пигмеев, лесных людей, которые с дикой природой на ты. Пигмеи ведь до сих пор живут охотой и собирательством. В этом смысле неудивительно, что они оказались знатоками лесной фармакологии и слывут «колдовским народом». И всё же очень интересно понять, как ибогаин действует на людей. Но для этого его надо изучать, а не запрещать.

— Разумеется. Всё это чрезвычайно интересно. Ведь пищевой, религиозный и другие инстинкты — все записаны в геноме. Интересно было бы понять, какие гены ответственны за религиозный инстинкт. Я встречался в реабилитационном центре под Казанью с человеком, который только что прошел ибогаиновый трип. У него был совершенно просветленный и счастливый вид. И он, как положено, встречался со своими прародителями в своем трипе. Ибогаин удивительным образом подправляет те унаследованные механизмы, которые делают человека несчастным. Пациент становится счастливым, а если бы этого не было, то наркотик снова бы брал свое. Происходит глубокая трансформация в ходе видений. Видения эти могут быть разными, все по-своему видят своих предков, но все понимают, что это действительно предки.

— Даже в обычной клинике, без ритуальной обстановки, жрецов и барабанов?

— Да.

— Когда вы рассказывали о своем видении глобального режима питания, мне показалось, что наркотические зависимости предстают в таком свете, как концентрированный вид зависимостей пищевых… Но ведь лечат последнее диетологи, а не наркологи.

— На самом деле для наркологии это тоже критически важно. Высокогликемическое питание и перепад гипер- и гипогликемии рождают изменения в тонком внутриклеточном химизме в тех областях мозга, которые отвечают за удовлетворенность и желание удовлетвориться. Работает это так: чем меньше удовлетворенность, тем больше желание употребить тот препарат, которым человек научился удовлетворяться. В итоге у человека пониженное настроение и повышенное вожделение. Что же делать? Надо отучить людей от седативного способа удовлетворения пищевого инстинкта и приучить к стимуляторному. Можно ли это сделать? Можно. При помощи эндогенных стимуляторов, создающихся в мозгу. Надо подобрать специальную пищу, чтобы было не проопиомеланокортиновое, то есть опиатное удовлетворение, запаздывающее и заставляющее человека переедать, а иное — при помощи пептида CART.

Клиника, которую я создал на севере Лос-Анджелеса в Малибу, добилась успехов в этом направлении. К нам поступали американцы с сильным ожирением. И мы создали программу «30 завтраков, 30 обедов, 30 ужинов», а после еды под супервизией консультанта 5 минут пациенты интенсивно танцевали рок-н-ролл. Эта активность убирала тот аппетит, который должен нахлынуть из-за гиперинсулизма. То есть взаимоотношения между восторгом и негой регулировались в нужном ключе. Удавалось прогонять опиатный аппетит, и к концу месяца люди становились стройными. То есть диетологическая проблема может решаться наркологическим методом.

— А в обществе собирателей главенствовала стимуляторная диета?

— Конечно. Источником энергии у них были в основном липиды. А потом уж стали крахмалы. Гордон Хиллман, когда он приехал в Ботанический сад АН, рассказал интересные вещи. Он знал фактуру, что ели до и после неолитической революции, а я понимал, почему, зачем ели это, как получали удовлетворение. Это помогло воссоздать целостную картину.

— Переход к оседлости запустил создание как империй и государств, так и письменности, экономики и других наук. Но, выходит, прогресс одновременно стал развитием зависимостей человека, созиданием биохимической несвободы, дорогой к появлению и распространению эндогенной депрессии?

— Безусловно. Кто является эффективными двигателями цивилизации и культуры? Это небезразличные люди, люди, которым плохо. И они вынуждены искать средства удовлетворения. Среди представителей науки, например среди математиков, а мое первое образование — мехмат, встречались алкоголики. Во всех областях, востребованных современной культурой, ярко проявляют себя небезразличные люди, часто становящиеся зависимыми. Это люди, у которых возник запечатленный инстинкт, запечатленный, а не врожденный.

Книга Харари, упомянутая выше, очень хорошо написана, но там нет мысли о том, что всё движется именно благодаря инстинктам: это либо врожденные инстинкты, а к ним относится и религиозный инстинкт, либо приобретенные. И современное общество, как показывает доктор Камингс, рождает всё чаще несчастных людей, которые вынуждены искать удовлетворения. Вся наша культура со временем стала поиском способов удовлетворения, а передовым отрядом этой культуры — люди, которые движимы такими порывами.

Бабуины возносят хвалу солнечному богу, Древний Египет. Источник

— Вы говорите «религиозный инстинкт». По вашему мнению, религия имеет животное происхождение?

— Люди получают удовлетворение от молитвы. Есть 12-шаговая программа по излечению от зависимостей. Она возникла в одной философско-религиозной американской секте, которая пыталась возродить раннее христианство. Тогда два алкоголика встретились и разработали систему, которая им самим позволила быть трезвыми, а также создать огромную ассоциацию анонимных алкоголиков, помогающую миллионам людей. Ни создатели, ни участники не понимают, каким образом система работает, но она работает. Хотя и не для всех.

У меня была пациентка в США из обеспеченной семьи, которая десять раз проходила реабилитацию в разных центрах. Она психолог, заканчивала колледж, но не могла написать дипломную работу из-за своих срывов. Я спросил ее: «А ты ходишь в группы самопомощи по программе 12 шагов?» Она ответила, что пыталась, но каждый раз уходила, ведь там, по ее словам, сидят какие-то очень недалекие люди, изрекающие всякие трюизмы и заставляющие молиться. «Я атеистка. С какой стати молиться? Я ухожу оттуда разочарованная и иду в бар напиваться», — сказала она. На это я ей ответил: «А ты знаешь, что не только человек религиозен?» И рассказал про этологов, которые провели несколько лет рядом с бабуинами.

Перед рассветом бабуины поворачиваются на восток, а когда солнце поднимается, колотят себя в грудь, кланяются и издают возгласы восхищения. То есть они поклоняются солнцу. Это преклонение перед супериерархом.

По-видимому, первые религии людей тоже были связаны с поклонением солнцу. Во всяком случае, сложные внтурииерархические инстинкты у человека есть. Поэтому когда-то Чарльз Дарвин, наблюдая поведение бабуинов, сказал, что тот, кто поймет отношения внутри стаи бабуинов, сделает больше для натурфилософии, чем сделал философ Локк. В Индии и Египте бабуины неслучайно были священными животными. И есть функциональная томография, которая свидетельствует об активности участков удовлетворенности и вожделения до и после молитвы. Данные о пользе молитвы благодаря этому объективизированы.

Я спросил пациентку, пробовала ли она молиться. Она ответила, что нет. «А знакомо ли тебе ощущение, что всё плохо?» Она говорит: «Это самое знакомое мне ощущение». Я посоветовал ей искренне, истово попросить Всевышнего о помощи. Потом она пришла и сказала: «У меня получилось». И с тех пор реабилитация пошла прекрасно, и девушка закончила свое образование. Да, это включился религиозный инстинкт. Есть и другие инстинкты, которые используются в программе 12 шагов. Просто некоторых людей надо учить ими пользоваться.

Спецпроект