Классика

Как работает удача?

В 1992 году официант Арчи Карас отправился в Лас-Вегас. К 1995 году он превратил свои отложенные на развлечения 50 долларов в 40 миллионов, что стало самой длинной серией выигрышей в истории азартных игр. Большинство из нас назвали бы это примером грандиозной удачи, согласившись с Арчи, который сказал про себя: «Боже, я такой везунчик!» Рациональный статистик посмеялся бы над нашей суеверностью, а затем представил бы ряд случайных совпадений, которые помогли Карасу. За достаточно большой период наблюдений случайность, которая царит в казино, может выкинуть что угодно. Назвать бенефециаров случая везунчиками – значит просто приклеить на них ярлык постфактум, то есть подменить причину следствием.

Чтобы понять природу удачи, нужно ответить на главный вопрос: чем объяснить то, что с нами происходит? Победители ли мы, проигравшие или нечто среднее в отношениях, работе, спорте, азартных играх и в жизни вообще? Свежие исследования доказывают, что концепция удачи не является мифом. Напротив, удача может «подпитываться» прошлыми позитивными событиями или провалами, особенностями личности человека и его собственными представлениями об удаче.

Полосы везения реальны, но они — продукт не одной лишь слепой судьбы. Наше восприятие фортуны влияет на наше поведение в рискованных ситуациях. 

Мы действительно сами создаем свой успех, хотя не всем нравится считать себя счастливчиками, поскольку «везучесть» – это признак, снижающий значение других ценных качеств индивида (таланта и настойчивости, например).

Удачу можно рассматривать как особенность культуры: когда обычный американский клерк из Всемирного торгового центра остается в живых, потому что утром 11 сентября 2001 года назначил встречу вне офиса, он решает, что в его пользу сыграло случайное стечение обстоятельств. Индусы посчитали бы, что у него хорошая карма. Христиане сказали бы, что Бог спас его ради высшей миссии служения Ему. Мистик настоял бы, что парень родился под счастливой звездой, и свойство спасаться от бед было дано ему, как некоторым даются рыжие волосы или серые глаза.

Китайцы рассматривают удачливость как постоянную черту характера человека, наряду с интеллектом и веселым нравом.

Майя Янг, профессор менеджмента в Университете Калифорнии, вспоминает: «Моя мама всегда говорила мне: “У тебя счастливый нос”, потому что его форма в китайском фольклоре считалась приносящей удачу». Янг выросла в китайской семье, которая жила на Среднем Западе, это дало ей возможность сопоставлять культурные представления двух народов. Профессор пришла к выводу, что мимолетная удача, о которой часто говорят американцы, та, которая посещает человека сегодня («на выпускном экзамене я знал только один билет и вытянул его»), а завтра отворачивается («я попал в пробку перед собеседованием и потерял шанс постажироваться в Гугле») – это не то же самое, что неизменная, постоянная удача, присутствие которой ее мать увидела в форме носа. Для китайцев удача и трудолюбие могут идти рука об руку в объяснении успеха человека, и свойство везения воспринимается как должное, как то, что, возможно, человек заслужил своим поведением в прошлой жизни.

Жители Запада, напротив, считают трудолюбие и везучесть совершенно несовместимыми понятиями. Они могут искренне желать своим близким удачи, но большинству из них не хочется верить в то, что им повезло. Им хочется заслужить что-то. Когда друг поступает в престижный юридический или медицинский вуз, американец скажет: «Поздравляю! Ты упорно трудился ради этого. Это твоя заслуга». Если же друга не принимают, он слышит: «Не расстраивайся, тебе просто не повезло».

Ученые часто изучают удачу на примерах из спорта, где случай играет значительную роль даже в тех видах соревнований, в которых решающими являются способности конкретного спортсмена.

Один из самых изучаемых феноменов — это полоса везения, явление, получившее название «горячие руки», то есть велика вероятность, что его результаты окажутся выше обычного несколько раз подряд.

В известной работе стэндфордских психологов Томаса Гиловича, Роберта Вэллона и Амоса Тверски, опубликованной в 1985 году, заявлялось, что «горячих рук» не существует – это иллюзия, происходящая от свойства человеческой натуры искать знаки в окружающем мире. Тем не менее, в прошлом году трое гарвардских студентов создали большую проблему для не верящих в «горячие руки».

Эндрю Боскокски, Джон Эзиковиц и Кэролайн Штайн пришли к следующему выводу: как только игрок входит в раж, он чувствует в себе силы совершить более рискованную попытку, к примеру, выполнить сложный финт или совершить бросок с не самой выгодной позиции. Таким образом, одна победа вдохновляет его на дополнительные действия, которые приводят к следующей (в эксперименте 1985 году количество попыток игроков считалось одинаковым для случаев «после победы» и «после провала»).

Студенты проанализировали видеозаписи, содержащие в общей сложность 83 тысячи бросков игроков Национальной баскетбольной ассоциации за сезон 2012-2013, что дало им достаточно информации для оценки сложности бросков. После оценки сложности каждого отдельного броска они уловили небольшой, однако существенный эффект «горячих рук» у тех, кто хорошо начал и продолжил полосу удач.

Примерно в это же время Джеффри Цвибель из Стэнфорда и Брет Грин из Калифорнийского университета в Беркли в аналогичном исследовании обнаружили, что противник усиливает защиту против «разгоряченных» игроков, чтобы противостоять эффекту «горячих рук». Дабы нивелировать влияние этого обстоятельства на «чистую удачу», Цвибель и Грин решили понаблюдать за бейсболом, где команда противника не так сильно отвлекает подающего игрока. Проанализировав данные за последние 12 лет существования Главной бейсбольной лиги, они обнаружили закономерность последних 25 подач игрока: эти подачи предвещали то, каким получится следующий бросок.

«Разгоряченный» игрок может выиграть с вероятностью на 30% выше среднего. Так что полосы удач существуют.

Но что их порождает эти полосы? Возьмем другой пример: Джумин Сюй и Найджел Харви из Лондонского университета проанализировали около полумиллиона онлайн-ставок на результаты футбольных матчей. Согласно их результатам, средний британец, выигравший 3 раза подряд (назовем его Джеймс), с вероятностью в 67% угадает и в четвертой ставке. Если Джеймс выиграет в четвертый раз, его шансы на пятую победу возрастут до 72%. Друг Джеймса Стив, который прогорел на первой ставке, имеет шанс вернуть свои деньги на второй, но шанс этот равен лишь 47%. Если и сейчас он проиграет одолженные у Джеймса деньги, его удачливость снизится до 45% к третьему заходу.

Получается, закон в том, что богачи богатеют, а бедняки беднеют? Но почему? Харви и Сюй копнули глубже, чтобы выяснить, почему эти полосы вообще существуют. Разгадка удачи оказалась в личной воле того, кто делает ставку. Как только Джеймс видел, что выиграл, он начинал делать более осторожные ставки, полагая, что ему не всегда будет везти. Иными словами, Джеймс и ему подобные не верят в себя и в то, что «горячие руки» таковыми останутся. Совсем другой порыв руководит проигравшими. Уверенные, что раз госпожа Удача повернулась к ним спиной сейчас, то уж точно должна улыбнуться в следующий раз, Стив и ему подобные впадают в обычное заблуждение азартных игроков и делают рискованные ставки. В результате победители продолжают выигрывать (даже если сам выигрыш невелик), а проигравшие продолжают проигрывать. Как и в бейсболе, здесь повторяющаяся удача зависит от поведения самого человека.

Если секрет удачи в поведении, получается, люди, которые считают себя везучими, ведут себя как-то по-особенному? В 2009 году Майя Янг задалась целью узнать, верили ли ее студенты в удачливость как характерную черту своей личности. После серии экспериментов она обнаружила взаимосвязь между верой в собственную везучесть и величиной достижений студента, а также его уровнем мотивации. Самопровоглашенные везунчики чаще упорствовали в заковыристых заданиях и начинали с самых сложных, в то время как остальные чаще сдавались.

Те, кто верит в свою удачливость, будет чаще побеждать за счет высокой мотивированности и упорства в решении сложных задач. Им задачи будут казаться менее сложными, чем провозглашенным лузерам.

Исследование Янг перекликается с работой Ричарда Вайзмена, психолога из Хартфордширского университета и автора книги «Фактор удачи» (2003). Лучший способ привлечь удачу, утверждает он, это воспринимать ее как обычную человеческую черту – не ту, с которой рождаются, но ту, которую можно в себе развить. Вайзмен искал людей, которые считают себя очень удачливыми, и тех, кто был уверен в своей невезучести, пока не набрал 400 участников для поведенческих опытов. Он выяснил, что «везучие» люди более наблюдательны и чаще замечают возможности, они прислушиваются к интуиции, отличаются позитивным настроем, который формирует их хорошие предчувствия, обладают жизнелюбивым нравом и спокойно воспринимают испытания. «Невезучие», напротив, напряжены, беспокойны и пессимистичны даже по самым нейтральным поводам.

Чем больше вы будете задумываться над причинами своих удач и неудач, тем менее случайной будет казаться природа везения.

Позитивное мышление – одна из ключевых особенностей, отличающих успешных людей по Вайзмену. Но в лондонском эксперименте со ставками игроки, находящиеся на полосе везения, продолжали выигрывать благодаря пессимизму. Они не рисковали там, где результат не зависел от их усилий. Счастливые люди Вайзмена могут побеждать по жизни, но беспечный отптимизм может подвести их в Вегасе.

Именно это и произошло с Арчи Карасом. Спустя всего три недели после огромного выигрыша он просадил все 40 миллионов. Его «полоса везения» окончилась чистым убытком в 50 долларов. В 2013 году о Карасе снова вспомнили газеты – бывшего героя всех лудоманов посадили за ограбление и попытку жульничества за игрой в двадцать одно. Но через год фортуна слегка улыбнулась ему: экс-официант попал под условно-досрочное освобождение, и если он продолжит вести себя хорошо, то избежит трехлетнего тюремного срока. Выводы? Если слепо полагаться на случай, он будет столь же слепо играть тобой.


Эта статья была впервые опубликована в журнале «Метрополь» 10 августа 2015 года