Любовь по формуле: как математику можно применять к отношениям

Поиграть в идиотов. Зачем три западных «профессиональных просветителя» изготовили два десятка фейковых статей о правах меньшинств?

Медиа с жадностью набросились на очередное разоблачение «культурного марксизма». Гендерные исследования и деколониализм лишают Западную Цивилизацию силы света объективной истины Просвещения. Лишь три рыцаря скептицизма встали на пути погружения Мыслящего Человечества в ад антинаучных измышлений геев, женщин и чернокожих.

Многие утверждают, что двое исследователей — американский философ Питер Богосян и британский историк литературы Хелен Плакроуз, в компании с профессиональным атеистом Джеймсом А. Линдси разоблачили целый ряд академический областей. Авторы «разоблачения» объединяют эти области под презрительным названием «академические исследования жалоб» — среди них гендерные исследования, феминистская философия, квир-исследования, критические исследования «расы», а также ряд областей социологии и антропологии. Что же, собственно, произошло на самом деле?

На протяжении 2017 года троица написала пару десятков статей, имитирующих научные тексты соответствующих областей. Они аргументировали выдуманными данными те тезисы, которые казались авторам абсурдными с точки зрения их собственных взлядов, но достойные рассмотрения в дискурсе «исследователей жалоб», в который они попытались встроиться.

Троица разослала свои тексты по нескольким признанным научным журналам в соответствующих областях. 7 текстов после рецензирования было принято к публикации, из них 4 опубликовано — остальные же были отклонены, не рассмотрены или же рекомендованы к существенной переработке.

Авторы-тролли объявили это своей победой — заведомо абсурдные тексты были опубликованы известными журналами! Враг продемонстрировал свою глупость! Идеология SJW повержена!

Попробуем, однако, понять, что именно кроется за этими громкими заявлениями.

Скандалы с фальсифицированными или заведомо абсурдными текстами давно стали частью жизни научного сообщества. Речь не только о платных для исследователя публикациях в шарашкиных конторах (в духе известного прецедента с «Корчевателем»). Здесь можно вспомнить историю дискуссии вокруг диссертации французских популяризаторов физики братьев Богданофф, посвященной состоянию Вселенной в момент Большого Взрыва, историю многообещающего молодого математика (а ныне успешного демократического политика) Дэниэла Бисса во всех работах которого — опубликованных в престижнейших научных журналах — были найдены серьезнейшие (и достаточно тривиальные по своей природе) ошибки, делающие содержание текстов бессмысленным. Здесь и истории анестезиологов Иоахима Болдта и Йошитака Фудзи — они намеренно фальсифицировали данные десятков своих исследований.

Гораздо более сложная и глубокая проблема кризиса воспроизводимости экспериментальных исследований существует в науке давно.

«Мистификация Сокала» — публикация американским профессором физики заведомо бессмысленной статьи о философии квантовой гравитации в известном постмодернистском культурологическом журнале — быстро стала образцом для подражания для многих активистов лагеря «скептиков-рационалистов», сделавших подобную практику элементом политико-академической борьбы.

Кажется, история трёх американских троллей от гуманитарного знания лежит где-то в этом ряду. Однако, история несколько сложнее.

Одобренные гуманитарными журналами статьи (материалы тролль-проекта выложены здесь) содержали в себе — отнюдь не заведомо абсурдные или непонятные — но вполне естественные для своих областей тезисы.

Статья, которая получила самые позитивные рецензии, посвящена «исследованию» реакций хозяев собак на действия питомцев, которые человек мог бы посчитать изнасилованием. В статье утверждалось, что автор на протяжении года наблюдал собачьи площадки Портленда: автор регистрировал сексуальное насилие между псами (впрочем, постоянно оговаривая свою некомпетентность в области этологии), а также реакции хозяев — как словесные, так и насильственные по отношению к питомцам.

В «исследовании» утверждалось, что поведение мужчин и женщин в этих случаях существенно отличается, а также, что гомосексуальное поведение своих собак люди наказывают значительно чаще, чем гетеросексуальное.

Сейчас авторы заявляют медиа, что вывод публикации — в том, что мужчин нужно дрессировать, подобно собакам.

Однако в самом «исследовании» в качестве фрагмента заключения утверждается нечто совершенно иное:

невозможно быть столь же насильственными к мужчинам, как те к своим собакам, но государственные программы по борьбе с харассментом и культурой изнасилования обладают функциями, в целом аналогичными функциям дрессировки.

В своём стремлении к «научной истине» Питер, Хелен и Джеймс явно не гнушаются передергиваний и фальсификаций!

Интересна выбранная ими личность виртуала — статья написана отнюдь не от имени феминистского географа, социолога или антрополога из известного университета. Авторкой исследования была объявлена неизвестная активистка — противница гендерных иерархий. Её личность явно могла натолкнуть рецензентов и редакцию на то, что поддержка молодого автора, который ставит принципиально новые и нетривиальные вопросы и находится вне академической среды, гораздо важнее, чем претензии к недостаточности обработки собранных статистических данных. (Действительно, математическая обработка собранного массива данных в статье не производилась).

Другая «абсурдная статья» посвящена рецептивному анальному сексу у гетеросексуальных мужчин. Основной тезис статьи достаточно очевиден — гетеросексуальные мужчины, использующие секс-игрушки для анального проникновения, менее склонны к гомофобии или трансфобии, и с большим пониманием относятся к проблеме изнасилования.

Как будто бы и так неизвестно, что «гомосек» это тот, кого сношают — а не тот, кто хочет сношать партнера сам! Именно так считали патриархальные культуры всех времён — от античной Греции до русской зоны. «Нижняя сексуальная позиция», анальное проникновение — а отнюдь не сам факт гей-секса лишает патриархального мужчину его «чести и достоинства».

Сам факт признания возможности рецептивного секса является для многих мужчин нетривиальным преодолением, требующим отказа от патриархальных стереотипов. Впрочем, три тролля, отказывающие сексуальности в каких бы то ни было культурно-обусловленных значениях, игнорируют такую возможность.

Сама статья представляет собой текст, написанный опять-таки от имени активиста, а не учёного. Автор оправдывает малый размер выборки (13 человек) и набор информантов по методу «снежного кома» (через знакомых) сложностью поиска информантов, готовых на протяжении нескольких часов открыто говорить с исследователем о своих сексуальных практиках и фантазиях — использовании секс-игрушек, сексе с трансгендерными женщинами, обладающими пенисом и многих других.

Ещё одна принятая к публикации статья представляет собой не социологическое или антропологическое полевое исследование, но эссе посвященное «фэтбилдингу», как субверсивной стратегии по отношению к нормативности сильного мускулистого тела, предполагаемой бодибилдингом. Тезис — оказывается, можно соревноваться не в спортивной накачке мышц, но в спортивном «ожирении» — конструировании толстых тел.

С точки зрения авторов, тезис опять-таки заведомо абсурден: как это — бодибилдинг ведь про здоровье, а фэтбилдинг — про культ болезни. Здоровье всегда лучше!

Однако медики давно ставят под сомнение связь идеала «здоровья» с перекачанными телами профессиональных бодибилдеров. Именно в этом виде спорта участники очень часто используют для набора мышечной массы множество сомнительных и иногда небезвредных медицинских препаратов.

Автором статьи обозначен опять же не учёный — а бывший бодибилдер, по легенде, преподававший всю жизнь в никому не известном колледже, и решивший заняться активизмом на склоне лет.

Четвертый опубликованный текст, написанный от имени того же пожилого активиста, посвящён изучению поведения мужских компаний в ресторанах, где их обслуживают полураздетые сексуальные официантки.

«Абсурдный» тезис здесь следующий: мужские компании ходят в рестораны с полураздетыми девушками, чтобы почувствовать себя доминирующими и иметь возможность давать указания красивым девушкам. Методология статьи показалась рецензентам одного из журналов совершенно некорректной, но в другой журнал её все же приняли.

Так о чём на самом деле говорит этот «эксперимент Богосяна-Линдси-Плакроуз»?

Может быть о том, что журналы в областях «жалобных исследований» открыты необычным, но осмысленным и интересным идеям, исходящим извне профессиональной академической среды?

Или о том, что идеи и выводы авторов, лишенных доступа к крупнейшим интеллектуальным центрам, также могут иметь ценность, даже если их оформление не дотягивает до принятых в этих центрах стандартов? Уж это точно не противоречит логике исследований системного неравенства, которая лежит в основе этих областей знания.

Пожалуй, этот эксперимент говорит нам о том, что при достаточном желании, уме и старании можно относительно успешно сымитировать чужой гуманитарный дискурс и выдумать сколько-нибудь правдоподобные данные полевых исследований. Вряд ли такой результат можно считать «победой просвещения над иррационализмом».

Ситуация напоминает обыкновенную консервативную политтехнологическую кампанию, апеллирующую к ксенофобным предрассудкам, которые сама же объявляет «здравым смыслом». Авторы ставят под сомнение необходимость борьбы меньшинств против привилегированной «интеллектуальной» элиты, но используют все те же патриархальные приемы, вроде презрительного передергивания и троллинга. Чтобы защитить свое превосходство, архитектуре власти нужно что-то получше, чем простая подмена себя «рационализмом».