Популярное

IC3PEAK: «Нас сравнивают с Grimes, чайками и дельфинами»

«ЦИВИЛ» попал на «НОЖ»! В рамках нашего совместного проекта вы узнаете, чем живут современные российские артисты. В этот раз о себе и современной электронной сцене вам рассказали аудиовизуальные террористы из Москвы — группа IC3PEAK.

Какими вы были, когда IC3PEAK только начинался?

Настя: На нас очень сильно влияло все, что происходило в стране, в мире. Мне было интересно ломать какие-то структуры в звуке и картинах. Этим мы занимались и до сих пор занимаемся.

Ник: До этого у меня был проект Oceania, и к нему присоединилась Настя. Мы вместе выпустили два релиза на японском лейбле. Было прикольно.

Потом всю эту музыку на 140 BPM очень сильно испортили, и как-то все мгновенно стало пошлым. Контекст влияет на восприятие.

 

Первые работы IC3PEAK сильно отличаются от того, что есть сейчас. Кажется, что все стало мягче. Это так?

Настя: Ты, наверное, больше говоришь про продакшн. Он не такой нойзовый и агрессивный сейчас. Стало гораздо больше текста с семантическим весом. В первых треках вокал был инструментом. Фонетика, а не смысл. Теперь я намного больше работаю над текстом. Надеюсь, что получается делать какой-то месседж.

 

Как изнутри устроен проект IC3PEAK? Каждый отвечает за что-то свое?

Ник: С треками полное разделение, потому что я занимаюсь исключительно музыкой, а Настя — текстами, вокалом. А видео — это коллаборация. Мы вместе продумываем от начала до конца, вместе снимаем, вместе монтируем.

Настя: У нас все коллаборативно, но с видео все происходит более живо. В музыке мы стараемся разойтись по комнатам.

Ник: Я вообще стараюсь уезжать.

Настя: Да, я прошу покинуть помещение, когда пою.

Ник: Мы очень интровертные люди, нам довольно сложно в чьем-то присутствии глубоко погружаться в то, чем мы занимаемся.

 

У вас есть какая-то модель поведения на сцене или все интуитивно?

Ник: По-разному бывает. Иногда Настя разговаривает с публикой, я иногда машу, иногда поливаю водой, если жарко. Еще у нас разные сеты под разные вечеринки. Например, на «Скотобойнях» и на других рейвах с мощным звуком, куда приходит много людей, мы обычно делаем специальный сет с ремиксами треков.

Настя: Есть только один важный момент. Мы стараемся сделать так, чтобы нас обоих было хорошо видно. Мы еще в самом начале решили, что никто не будет лицом. Все максимально равноправно. В нашем обществе принято думать, что все делает парень, а я просто свое лицо выставляю. Но это не так: мы всем всегда напоминаем, что нас двое.

Ник: Это вообще большая проблема. Роль продюсера в музыке, особенно в хип-хопе, дико недооценена. Много рэперов вылезли исключительно на минусах.

 

Расскажите о своем самом необычном выступлении.

Ник: Самое странное выступление было, когда мы разогревали Tricky в Yota Space. До этого мы никогда не играли перед толпой людей, которые вообще не понимают, что происходит. Все стояли и ничего не делали. Потом в инстаграме мы видели, как люди ругаются в наш адрес. Было очень смешно. А самые крутые выступления проходят на «Скотобойнях» и рейвах, которые делают эти организаторы.

Настя: Еще вспомнить выступление с ментом.

Ник: IC3PEAK feat мент.

Мы играли в очень тесном клубе, в котором сто человек — уже очень круто. На самых громких треках я почувствовал на своем плече руку. Повернулся, а там стоит мент. Он велел выключить музыку, но я отказался. Тогда он попросил убавить громкость. Как только мент сошел со сцены, мы вывели звук на всю мощность и доиграли еще несколько треков. Было весело.

 

Насчет ругательств в ваш адрес — что самое необычное говорят об IC3PEAK?

Ник: Очень часто говорят, что похожи на Grimes, не знаю почему. Постоянно говорят, что это вичушка, но нет…

Настя: С животными разными сравнивали.

Ник: Сравнивали с FKA Twigs, с дельфинами, чайками, скрежетом. Есть очень классный видос, называется «IC3PEAK записывают новый трек», там сцена из дельфинария. И правда похоже на нашу первую композицию.

 

 

Кстати, о новых треках — вы готовите альбом?

Ник: Мы просто пишем новую музыку и будем снимать новые видосы. А выйдет ли из этого альбом — пока не знаем. Нет единого концепта.

Настя: Мы сосредоточились на создании видеоконтента, нам это сейчас особенно интересно. Хотим делать видео так, чтобы понятно было не только нам: не доступнее, а именно выработать язык, на котором мы можем говорить со слушателем и зрителем.

Ник: Короче, мы хотим делать, как обычно, странную хрень, только понятнее.

 

Кто работает над вашими видео?

Ник: Мы сами придумываем все концепты видео, режиссируем, полностью занимаемся постпродакшном и стилизацией видео. Обычно мы работаем с оператором Костей Мордвиновым. Он очень талантливый чувак и один из немногих, с кем мы можем действительно что-то вместе делать.

Настя: Честно говоря, с ним что-то не в порядке: Костя до сих пор соглашается с нами работать, хотя уже понятно, что ни денег, ни суперславы от этого он не получит. Но он каждый раз с нами.

 

У вас есть бюджет или все на добровольных началах?

Ник: Обычно бюджета нет.

Настя: Вот самое дорогое в прошлом видео — тачка, которую мы сожгли.

Ник: Но мы купили ее за копейки, 15 тысяч рублей. Она была на ходу, и мы ее везли из Домодедово 60 километров до места съемок.

Настя: Мы вложились в эту машину не только материально. Еще всю ее разрисовали.

Ник: И эмоционально. Мы плакали, когда она горела.

Настя: Да. К сожалению, этого не видно в видео. Но было здорово. Во время съемок всегда одновременно весело и сложно, очень много нервов уходит. Но мы уже без съемок просто не можем.

Ник: Проходит недели две, и хочется снимать снова. В общем, да, мы зависимы от этого стали. Нас больше ничего не интересует, только музыка и видео.

 

А какое самое сложное видео было?

Настя: Kawaii Warrior.

Ник: Первый раз, когда мы работали с командой и большим количеством людей в непростых условиях — несколько дней, разные локации. И сценарий пришлось вытягивать. Нам не очень нравится этот клип.

 

А насчет Go With the Flow?

Настя: Тогда нам очень повезло с организатором вечеринки, который нас и привез в Сан-Паулу.

Ник: Он сработал как продюсер, собрал всех людей и все организовал. Повезло с очень талантливыми людьми там. И сам Сан-Паулу — это безумно красивый город, поэтому мы нашли споты просто за один день во время прогулки.

Настя: Была крутая поездка, нам там очень понравилось. Необычайная энергетика, по отдаче публики это одно из наших лучших. Было много людей, и они пели наши песни.

 

Вы следите за своей популярностью на Западе, у вас есть какая-то статистика?

Ник: Никакой статистики нет. Просто смотрим, куда нас зовут. В Штаты часто приглашают, а сейчас едем в Европу.

Настя: Сначала в Польшу, потом в Швецию, Латвию. У нас нет плана турить, потому что мы очень много ездили в прошлом году и почти ничего не делали, кроме этого. Выпустили альбом, но получился очень растянутый процесс.

Ник: Мы иногда сейчас выбираемся на выходные, а потом возвращаемся в работу, не хотим прерывать процесс турами. Хотя турить реально круто, особенно по местам, где ты не был. По России тоже прикольно, но мы много где уже были.

Настя: После первого тура по России у нас было что-то вроде депрессии. Мы решили вообще закрыть проект.

Ник: Причем ничего ужасного с нами не произошло. Просто мы до этого выступали только в Москве, Питере, во Франции и, по-моему, еще в Риге. И поехали сразу в Тольятти. Это была ранняя весна, когда все только растаяло, еще нет зелени, очень холодно и везде грязно.

Настя: Да, и общая атмосфера в тех местах очень давящая. Мы встречали очень классных, талантливых и свободно мыслящих людей. Но они забиты своей средой в условия, в которых совершенно не могут развиваться, и некоторые не планируют ничего с этим делать. Это очень расстраивало. И мы сделали перерыв на три или четыре месяца, не занимались проектом, даже мало общались. А потом поняли, что надо продолжать.

Ник: Всего один раз была такая мысль. IC3PEAK — это наша жизнь. Мы просыпаемся с мыслями о проекте. Ложимся, думая о проекте.

 

Как будет развиваться IC3PEAK дальше? Есть задумки новых клипов, композиций?

Ник: Да, мы все сейчас в этом. Скоро будем снимать еще один клип. У нас очень много новой музыки, в том числе на русском. Она стала еще безумнее.

Все последние работы вы выпускаете без участия лейблов. Так и будет дальше?

Ник: Мы выпускали один трек пробно на американском лейбле Manimal Vinyl. Очень классные ребята, ничего плохого про опыт нельзя сказать, просто это не наше. Нам нравится все контролировать, а когда кто-то говорит, что надо подождать еще месяц, то это дико бесит. Но было прикольно. Нам, например, Moby предложил коллаб.

Настя: Ремикс.

Ник: Он предложил ремикс, а недавно Пол написал, что Moby хочет коллаб. Они сейчас обсуждают.

 

Если бы я дал каждому из вас по миллиону долларов, на что бы вы их потратили?

Ник: Очень простой вопрос. Мы бы вложились в видео. В проект. Деньги — это же свобода. У нас есть, например, идея с говорящим животным, которое поет наш трек, и за деньги мы ее воплощаем.

Настя: Можно было бы много крутого сделать для проекта. Арендовать оперный театр и устроить там сольник. Или заапгрейдить как-то свое тело в духе трансгуманизма. Очень жду, когда гаджеты для тела появятся в широком доступе. Надеюсь, мы доживем до этого момента.

 


Полную видеоверсию интервью вы можете посмотреть на официальном канале проекта «ЦИВИЛ».