Что подарил нам половой отбор и как мы пользуемся этим сейчас?

Популярное

Где в мозге хранится сексуальность, есть ли личность у зверей, зачем нужен гнев и как излечить топографический кретинизм?

«Мозг всемогущий. Путеводитель по самому незаменимому органу нашего тела» — новинка издательства «Питер», в которой Кайя Норденген отвечает на множество вопросов о мозге. Вас ждет увлекательное путешествие, где вы узнаете, что делает нас нами, почему важно уметь забывать, в каком отделе мозга спрятан компас, откуда берутся ложные воспоминания, где хранятся эмоции и можно ли повлиять на свое настроение. Публикуем фрагменты книги.

Есть ли личность у животных?

По сравнению с нами, людьми, животные устроены просто. Однако у млекопитающих тоже есть лобная доля, а соответственно и некоторые зачатки личности.

У людей лобная доля составляет 30 % от объема головного мозга. Благодаря этому у них есть чувство юмора, нравственность и способность рассуждать. У собак лобная доля составляет всего 5–6 % от объема мозга, но у них все же есть по меньшей мере целенаправленное внимание.

Мы, люди, обладаем такой памятью, что способны хранить воспоминания, воспроизводить их и прогнозировать будущее. Это позволяет нам чувствовать и понимать, что мы — одни и те же люди всю нашу жизнь. Мы сознаем себя. В мозговом стволе есть так называемая ретикулярная активирующая система, или ретикулярная формация. Это совокупность нейронов, которая отвечает за бдительность и постоянное внимание. Цель ретикулярной формации состоит в том, чтобы мы всегда были начеку, а лобная доля была активирована. Таким образом, активность ретикулярной формации — необходимое условие для наличия сознания. А само содержание сознания определяется лобной долей.

У животных память и сознание связаны не так тесно. У них нет понятия времени — почти все происходит «сейчас». Человек — единственное из­вестное существо, имеющее четкое представление о своем прошлом.

Человеческое «я» развилось благодаря сложной социальной жизни, которую вели наши предки. Они жили маленькими группами и делились той едой, что находили. Для такого общества характерна самоорганизация и совместная работа. Чтобы такое общество смогло существовать, человек должен был осознать себя. У животных тоже есть «я». Например, шимпанзе узнают себя в зеркале, однако их «я» значительно менее осознанное, чем у человека.

Как улучшить способность ориентироваться?

Когда мы не просто следуем инструкциям нави­гатора, а используем топографические ориентиры для определения маршрута, то создаем в голове кар­ту, а значит, наш мозг активно работает.

Когда вы идете с работы той же дорогой, что и всегда, ваш мозг пассивен, а если вы выбираете новый путь — он становится активнее. Нейронные пути, которыми не пользуются, ослабевают.

Если мы, например, идем исключительно прямо 200 метров, а затем поворачиваем направо, потому что GPS просит нас об этом, то не укрепляем нейронные связи в гиппокампе. Воспользовавшись навигатором в незнакомой местности, мы прибудем в пункт назначения, не запомнив никаких ориентиров по дороге. Мы неотрывно смотрели на экран смартфона и не заметили ни старой церкви, ни красивого парка. Так, пытаясь сэкономить время, мы частично остаемся вне географического и культурного контекста, чего не случилось бы, если бы мы воспользовались обычной бумажной картой или напрягли извилины и сориентировались сами.

Японские ученые попросили три группы испытуемых проложить маршрут в одном и том же районе города. Задание необходимо было выполнить пешком. Первая группа использовала мобильный телефон с навигатором, вторая — обычную бумажную карту, а третьей просто на словах объяснили, куда идти, но не разрешили взять с собой никаких подручных средств. Результаты ничем особенным не поразили. Группа, использовавшая навигатор, вспоследствии хуже всего воссоздавала пройденный путь и рисовала карту маршрута. Слегка удивляет, что эта группа шла самым длинным путем и делала большее количество остановок.

Лучше всего справилась третья группа, которая не использовала карт, ни электронных, ни бумажных. Во многих случаях GPS-навигатор способен сэкономить время, но не забывайте, что у вас есть встроенный навигатор, который не так уж плох. Если рядом нет никого, кто мог бы подсказать вам дорогу, лучше используйте бумажную или элек­тронную карту, а не навигатор — тренируйтесь ориентироваться на местности. Размер экрана GPS-навигатора слишком маленький, и не всегда видно одновременно, где мы сейчас и куда нам нужно.

Нейробиолог Вероника Бобот утверждает, что частое использование GPS-навигатора делает мозг пассивным, атрофирует способность создавать мысленные карты и повышает риск развития деменции альцгеймерского типа.

Исследования Бобот говорят о том, что применение GPS на самом деле может уменьшать размер гиппокампа. Болезнь Альцгеймера поражает нейроны гиппокампа на ранней стадии. Здоровый и тренированный гиппокамп, вероятно, сможет дольше противостоять болезни и отсрочить время появления серьезных симптомов.

Мы должны радоваться тому, что не зависим от уровня зарядки мобильного и способны найти дорогу самостоятельно. GPS-система в мозге дает нам возможность перемещаться в мире с помощью врожденного чувства направления. Оно необходимо, чтобы прокладывать маршрут по незнакомой местности, да и просто чтобы ночью найти холодильник. Без чувства направления мы бесконечно бродили бы кругами, не в состоянии решить, какой путь выбрать.

Секс в мозге

Для того чтобы человек смог пережить весь спектр сексуальных ощущений, почти все части мозга должны работать слаженно, хотя каждая из них включается в свое время. Когда вы видите глубокий вырез или тесно обтягивающую бицепсы футболку, активируется затылочная доля. Если вы положите на них руку, сигналы от органов чувств пойдут в теменную долю в противоположном полушарии. Оценивание того, что вы считаете привлекательным, происходит в лобной доле с помощью лимбической системы. Благодаря лобной доле вы фокусируетесь на том, что вас привлекает, и меньше внимания уделяете другим вещам вокруг себя.

Помимо активации разных частей коры больших полушарий, определяющими являются также все гормональные изменения. Они также контролируются головным мозгом. Чтобы пережить сексуальный опыт в полном объеме, нам необходима слаженная работа различных частей мозга, но, например, у обезьян одного только стимулирования коры в области межполушарной щели достаточно, чтобы вызвать эрекцию.

Однако оргазм наступает при активизации почти всего мозга, кроме лобной доли и миндалевидного тела. Отключение лобной доли понятно — это помогает не думать о последствиях.

С отключением миндалевидного тела, которое обычно вовлечено в примитивные чувства, все сложнее. Ученые полагают, что именно деактивация миндалевидного тела ответственна за гиперсексуальность и неразборчивое сексуальное поведение при некоторых повреждениях мозга.

Повреждения мозга могут привести к повышенному либидо, а также к желанию заняться сексом с необычными предметами или с представителями других видов.

При повреждении внутренней поверхности височной доли, где расположены и гиппокамп, отвечающий за нашу память, и миндалевидное тело, важное для примитивных чувств, может наступить синдром Клювера—Бюси. Как и большинство синдромов, он назван в честь людей, описавших его впервые, в данном случае это были Генрих Клювер и Пол Бюси.

Люди с этим синдромом испытывают большие трудности с памятью и не могут сохранять новые воспоминания. Помимо других проблем, у них отсутствует способность бояться и злиться. Сексуальность, напротив, остается незатронутой.

И это еще мягко сказано. В американской радиопрограмме «Blame» как-то была рассказана история о Кевине, которого любили все вокруг. В подростковом возрасте Кевин страдал от эпилепсии, но нейрохирургам, к счастью, удалось помочь ему полностью избавиться от приступов, удалив участок мозга, участвовавший в их возникновении. Кевин женился, нашел хорошую работу, но приступы стали постепенно возвращаться, и он решился на новую операцию.

Приступы вновь пропали, но вместе с ними пропало и чувство меры. Он мог играть одну и ту же песню на пианино девять раз подряд. У него проснулся огромный аппетит к еде, а также к сексу. Он не только скачивал обычное порно в огромных количествах, но и порнографические фильмы и фотографии с участием детей. Маленьких детей. В суде Кевин говорил, что виновен не он, а его мозг. Ему был поставлен диагноз: синдром Клювера—Бюси. Судья частично принял эту аргументацию к сведению при вынесении приговора.

У нас в мозге есть как сигналы, включающие сексуальное желание, так и сигналы, помогающие его обуздать. Не только височные доли помогают нам не потерять самообладание при виде накачанных бицепсов или упругой груди, но еще и участки коры на внутренней поверхности полушарий (поясные извилины) и префронтальная кора. <…>

Злые победители

Гневающийся человек портит настроение окружающим, и нет недостатка в советах, как перестать злиться. С точки зрения эволюции выживают и передают свои гены дальше те люди, которые обладают благоприятными признаками. Почему же наш мозг все равно позволяет нам испытывать чувство гнева, хотя оно может привести к конфликтам и плохому настроению, как нашему, так и окружающих?

Гнев необходим, чтобы показать человеку с плохим поведением, что социум его не одобряет. Люди, ведущие себя по-хамски, неизбежно испытают на себе гнев окружающих.

Когда вы делаете замечание тем, кто лезет без очереди или не приходит на уборку общей территории, нейроны, расположенные в центре мозга, прямо над мозолистым телом — в поясной извилине и в лобной доле левого полушария, работают сверхурочно. В то время как грусть и страх дают возможность уклониться от неприятностей, гнев заставляет нас противостоять им.