Спецпроект

Как тратить деньги с умом и красиво?

История: талибы выгнали из тюрьмы двух евреев за частые ссоры

Забулон Симентов, который считается последним евреем в Афганистане, стал героем материала Foreign Policy. Издание рассказало о самом Симентове, а также вспомнило несколько историй из его жизни во время режима талибов.

Фото: Foreign Policy.

Одним из самых примечательных является рассказ о его вражде с еще одним евреем — Исааком Леви. Когда во второй половине 1990-х талибы захватили почти весь Афганистан, большинство евреев, в том числе и семья Симентова, эмигрировали в Израиль. Однако вскоре Симентов вернулся в Кабул. Там он обнаружил, что его дом сгорел. Он вынужден был переселиться в синагогу и делить ее с Леви, жилье которого тоже было уничтожено.

Сначала они жили в мире — до тех пор, пока Симентов не предложил Леви переехать в Израиль. «Так ты хочешь всю синагогу себе захапать?» — возмутился Левин. С этого момента между двумя евреями началась вражда, и они принялись писать доносы друг на друга в «Талибан».

Первым, по словам Симентова, начал строчить кляузы Левин: он сказал талибам, что его собрат по вере — агент израильской спецслужбы «Моссад». Симентова арестовали, избили, но отпустили. Выйдя на свободу, Симентов написал донос на Леви, и бывшие друзья начали досаждать друг другу с новой силой.

Фото: Foreign Policy.

Противники обвиняли друг друга в воровстве, продаже алкоголя, черной магии и даже в содержании борделя. В итоге талибы устали от обоих и посадили их в тюрьму. Но и там ссоры не прекратились, и Симентов и Леви вышли на свободу.

«Они (талибы) много меня били из-за этого шарлатана [Леви]. Он хотел избавиться от меня, чтобы продать синагогу. Но слава Богу, ему не удалось это», — сказал Симентов.

В итоге он все же победил в «сражении»: Леви умер в 2005 году.

Кстати, из-за вражды кабульские евреи утратили священную реликвию — Тору, которая датируется XV веком. Она исчезла во время посещений спорщиков талибами и была продана на черном рынке, но Симентов до сих пор не теряет надежды найти ее.

Симентов собирается и дальше жить в Кабуле. Хотя его жена, дочери и сестры находятся в Израиле, он не хочет покидать Афганистан, считая его своей родиной.