Новости

«Я здесь»: что значит быть лесбиянкой на Северном Кавказе

Фотограф Катя Туркина (Turkina Faso) публикует в журнале Dazed серию работ из проекта «Моя Россия» о молодых бунтарях. Туркина живет между Лондоном и Москвой, а в этот раз приехала в родной город — Ессентуки. Сестра познакомила ее со своими подругами-лесбиянками. Знакомство выросло в фотопроект «Я здесь» — серию историй девушек о том, что значит любить «не по правилам» не в Москве или Питере, а в провинции.

«Эти девушки считают себя свободными — по крайней мере, стараются такими быть», — пишет Туркина, описывая для западных читателей контекст: консервативное общество, где «если ты, упаси боже, не замужем к тридцати годам, остается уповать на высшие силы».

Стоит отметить, что родители этих девушек знают об их сексуальной ориентации, пишет фотограф. Сторонам было непросто, но отцы и дети заговорили об этом. «Больше 15 лет назад, когда я жила там, казалось невозможным или даже больным открыться или высказать что хочешь старшим», — говорит Туркина.

«Это поколение отличается от предыдущих: у них новые правила жизни, они всё время онлайн и не изолированы от мира», — отмечает фотограф. Она вспоминает, с каким нетерпением ждала выпуски молодежных журналов, откуда можно было что-то выудить о происходящем в Москве или Лондоне.

Почему на фотографиях только девушки? «Я пыталась связаться с геями из региона, но их сообщество оказалось более закрытым» из-за враждебности к ним и опасности раскрыться, объясняет автор. Лесбиянки сталкиваются с тем, что их не воспринимают всерьез, особенно мужчины, говорит одна из героинь. «В каком-то смысле это проще и намного безопаснее (чем быть геем). Они [мужчины] думают, что это вроде какой-то сексуальной игры. Парни говорят, что лесбиянки — секси, не то что геи», — говорит 19-летняя Косатка.

Другая девушка признается, что ее родственники — расисты и гомофобы, и она ничего не может с этим поделать. «От семьи мы хотим поддержки и доверия, но зачастую сталкиваемся с непониманием и агрессией», — рассказывает героиня. Ее поддерживают друзья.

«Конечно, мы всё еще живем в постсоветской стране, где люди с советским, закрытым и строго упорядоченным мышлением диктуют нам правила», — пишет Туркина. Но «если ты можешь изменить отношение людей к себе и к окружающим вещам, однажды изменится и повседневность. Понемногу. Медленно. Но изменится», уверена автор.