Партнерский материал

Найдите на фото ноутбук HP и выиграйте поездку в Амстердам или другие призы

Почему нам трудно обсуждать секс и как научиться говорить о своих желаниях

«Нож» и Durex провели публичную дискуссию о сексе «Открытые разговоры с Дюрекс» с популярными блогерами на фестивале VK Fest. Наш редакционный директор Настя Травкина (научный журналист, автор текстов о мозге и практиках осознанности), психолог Дима Эснер и секс-блогер Аня Протасова выясняли, почему в России не принято говорить о сексе и как научиться обсуждать проблемы сексуальности открыто. Модерировала беседу автор самого просматриваемого в рунете шоу о сексе («Подруги» на ютуб-канале «Нежный редактор») Татьяна Мингалимова. Полную версию дискуссии можно посмотреть здесь.

Дискуссия стала частью новой коммуникационной платформы Дюрекс #скажичтотыхочешь. Основная идея платформы в том, что честный открытый разговор — это самый простой и понятный способ получить положительный опыт от защищенного сексуальноко контакта для обоих партнеров. Коллаб с поп-исполнителем Тимой Белорусских — тоже о ценностях коммуникации: в новом клипе на песню «Целовать» он поддержал эту кампанию бренда, тоже призвав открыто говорить о своих желаниях.

«Иногда главной причиной проблем у молодых пар становится стеснение! — комментирует Белорусских. — Эта песня дает нам понять, что говорить друг с другом — это хорошо».

«Нож» публикует главные тезисы из этой дискуссии.

Общество и секс: почему не принято говорить «про это»

Все проблемы, как всегда, из семьи. В России не принято обсуждать проблемы сексуальности: согласно опросам, для двух третей россиян говорить про секс с близкими — табу. Неудивительно, что молодые люди редко находят в окружающих их взрослых поддержку в столкновении с трудностями полового созревания, которые, между прочим, выходят за рамки непосредственного полового контакта.

Непроговоренными могут оставаться даже такие, казалось бы, элементарные вещи, как менструация, ночные поллюции, мастурбация, эякуляция и вызванные гормональными изменениями перепады настроения — а ведь это всё аспекты становления пола в целом и сексуальности в частности.

Конечно, потребность говорить о сексе была и есть всегда: и наши родители, и наши прабабушки и прадедушки проходили через взроследние с его сексуальным любопытством. А вот язык, на котором мы можем говорить о сексе, в разные времена был разным. Конечно, речь не о том, что мы не умеем пользоваться речевым аппаратом, — вопрос в том, какие слова в каком контексте принято употреблять.

У нас есть два контекста, в котором мы можем говорить о половом акте или половых органах. Первый — медицинский. «Пенис», «мошонка», «анус», «вульва», «влагалище», «малые и большие половые губы» — все эти слова для большинства людей появляются в контексте медицинского кабинета, связанные в основном как минимум с дискомфортными процедурами, а как максимум — с осуждением медиков (последнее особенно актуально для девушек). Конечно, сторонники секспросвета стараются ввести эти термины в обыденный контекст: для читателей той же Татьяны Никоновой «вагина» уже не звучит чуждо, холодно и отстраненно. Но Никоновой на всю страну не хватает.

Второй контекст — обсценный. Мало того, что по закону здесь нельзя привести пример матерных слов, мы еще и используем их в оскорбительном контексте.

Мужской половой член в дискурсе матерщины превращается в орудие унижения, женский половой орган становится синонимом катастрофы, а само обозначение сексуального акта подразумевает страдание. Одним словом, всё это — ругательства.

Неудивительно, что попытка молодых людей использовать в процессе сексуальных игр термины из медицинского словаря приводит к глупым смешкам и смущению, а обсценная лексика диктует не всегда уместный контекст доминирования и подчинения с элементами унижения.

Может быть, есть умельцы, которые могут адаптировать к своей сексуальной жизни лексикон бульварных романов. Но что-то подсказывает, что «нефритовые жезлы» покоятся в брючинах людей далеко за пятьдесят — а кто мы такие, чтобы давать советы о сексе людям, чье сексуальное становление пришлось на эпоху Брежнева? Они и так достаточно натерпелись.

Вообще проблема отсутствия языка для разговора о сексе может быть намного шире темы самого секса. Это касается всей российской телесности, у которой нет голоса в нашей общественной жизни.

Возможно, это наследие коллективистской этики Советского Союза: тело — предмет очень личный, полный индивидуальных потребностей и ощущений, противоречащих линии партии и пути достижения общественного блага. Прибавьте к этому климат, не располагающий к демонстрации тела и развитию body language (попробуй-ка поговорить телом в трех телогрейках) — да и вообще создающий атмосферу постоянной опасности умереть от холода по дороге к метро (в этом году даже летом).

Кроме шуток, уровень информированности российского населения о собственном здоровье считается низким, недоверие к медикам растет и достигает 34 %, и всего четверть россиян правильно питаются и занимаются спортом — куда уж тут до таких нюансов, как безопасность секса и снаряжение экспедиций по поискам клитора!

Конечно, сексуальная грамотность начинается семьи — и тут вся надежда на те 47 % семей, которые заявили, что у них дома запретных тем нет. Очень многие консервативно настроенные граждане почему-то считают, что детская сексуальная грамотность подразумевает нападение на незащищенную психику трехлетки с порнокассетами и объяснениями нюансов пенетрации. Конечно, нет. Сексуальная грамотность начинается для ребенка с изучением слов, обозначающих части тела: почему мы учим детей говорить «носик» и «пупок», но не «пенис» или «вульва»?

Получается как в том анекдоте:

— Жопа!
— Вовочка, нет такого слова!
— Странно, жопа есть, а слова нет…

Родителям, испытывающим смущение перед собственным ребенком, стоит помнить, что, преодолевая неловкость и обучая детей нужным словам, вы даете им возможность в будущем рассказать вам, если их что-то будет беспокоить в интимных местах: будь то воспаление или, не дай бог, непрошенные прикосновения.

Кстати, защита детей и подростков от сексуального абьюза тоже начинается с разговоров в семье. Как ребенок узнает, что происходит что-то плохое, если дома ему не объясняли «правило нижнего белья»?

Это правило звучит примерно так: никто не может трогать тебя за места, которое прикрывает нижнее белье (трусики, майка, лифчик); если это происходит, даже если это знакомый тебе взрослый, ты должен рассказать об этом родителям. Как подросток сможет оценить ситуацию, если ему не рассказали, что он — главный хозяин своего тела, и не объяснили, что на «приятно» и «неприятно» обязательно нужно ориентироваться и доверять ощущениям своего тела?

Здесь стоит вспомнить антиутопию Оруэлла «1984»: уничтожая слово, мы уничтожаем возможность думать о явлении, которое оно обозначает. Не давая детям и подросткам слов, взрослые отнимают у них возможность думать о своем теле, осознавать его и анализировать связанные с ним ситуации.

Вряд ли родители имеют ввиду именно это, когда говорят, что не хотят «чрезмерного» сексуального образования для своих детей.

Сексуальная коммуникация для взрослых: как начать

Несколько лет назад в Университете Юты провели исследование о связи коммуникации и сексуального удовлетворения. Результаты логичны и предсказуемы: чем больше партнеры общаются на тему секса, тем более они удовлетворены своей сексуальной жизнью. Причем вопреки всяким предрассудкам о том, что мужчины «не знают слов любви», этот эффект обнаружен как для женщин, так и для мужчин.

Так что перед молодыми людьми стоит задача выработать свой язык сексуальной коммуникации, соблюдая правило либерального переосмысления культуры домогательства и продираясь сквозь медицинскую латынь и словарь русской матерщины.

Основная задача сексуальной коммуникации, как показывает целый блок исследований, — научиться словами передавать партнеру информацию о собственных сексуальных реакциях и предпочтениях и уметь понимать сексуальные предпочтения партнера. Несмотря на всю любовную интуицию, без слов ничего на самом деле непонятно!

Вот главные проблемы сексуальной коммуникации, которые наметились в обсуждении на площадке Durex.

Как рассказать о своих сексуальных желаниях?

Среди людей неопытных бытует мнение, что рассказывать о своих сексуальных желаниях — значит иметь законченную сексуальную фантазию с костюмом, сеттингом и игровыми репликами. При этом произнести вслух элементарное «чуть ниже» способен далеко не каждый. Почему так?

Кроме языковой проблемы есть и две другие: нежелание задеть партнера и страх быть отвергнутым. Логика простая.

Во-первых, если я говорю о том, что я хочу, чтобы сделал партнер, — значит, он чего-то не делает, значит, я его критикую — и он обидится. Во-вторых, что, если я скажу, чего хочу, а партнер посмеется надо мной, скажет «фу» или будет потом всю жизнь припоминать мне, какой я извращенец?

Конечно, сексуальная сфера очень интимна и тесно связана с нашей самооценкой, поэтому разговор на эту тему делает его участников особенно уязвимыми. Так что здесь оба должны стараться и соблюдать правила ведения конструктивной беседы.

Главная установка при разговоре о сексуальных желаниях — установка на принятие партнера. Это значит, что, когда один партнер говорит, другой не должен реагировать на его слова оценкой: удивляться, смеяться и тем более осуждать.

Иногда это может быть трудно, но стоит напоминать себе, что дискомфорт от самоконтроля окупится атмосферой взаимопонимания и доверия, от которой впоследствии выиграете и вы сами. Чтобы избежать неловкого молчания в ответ на откровенность человека, задавайте уточняющие вопросы и спрашивайте, что ваш партнер хочет почувствовать от реализации его фантазии, — чтобы понять не только физическую, но и психологическую сторону вопроса.

В свою очередь, объясняя, чего хотелось бы вам, будьте деликатными и предпочтите критике действий партнера акцент на том, что можно сделать лучше.

Можно даже использовать маленькую экологичную манипуляцию, сказав «идеально было бы, если…» — эта формулировка поощряет присущее всем нам стремление к совершенству. Не забудьте отмечать в процессе секса или после, что вам понравилось больше всего — это поможет партнеру получить качественную обратную связь.

И помните, что высказывание оценки в такой ситуации — это манипуляция плохая. На ней здоровых отношений не построишь. Не пытайтесь манипулировать самооценкой своего партнера ни чтобы заставить его исполнить вашу фантазию, ни для того, чтобы показать ему, что его фантазии неприемлемы.

Как узнать, получает ли партнер или партнерша удовольствие?

Многих волнует вопрос: как узнать, действительно ли девушке всё понравилось или она притворялась. На этот вопрос нельзя ответить, не уточнив контекст, в котором прозвучал вопрос «было ли тебе хорошо»?

Если удовольствие женщины воспринимается как мужской трофей, а сам секс — как спринтерский забег за золотую медаль, который заканчивается требовательным возгласом: «Ты кончила?!» — тут уж, конечно, не до оргазма.

Чтобы не обидеть партнера, женщина может предпочесть ложь. Также женщины могут симулировать оргазм, чтобы плохой секс поскорее закончился или потому что сами боятся, что их назовут «плохой любовницей» или, что еще хуже, вовсе «фригидной».

Как видите, здесь налицо две проблемы: отсутствие доверия и честности — и пренебрежение процессом ради результата.

Чтобы разрешить их, нужно пересмотреть свой подход к сексу как к соревнованию, в котором надо выиграть — по длительности акта, по твердости эрекции, по громкости оргазма и прочим количественным показателям.

Относиться к нему стоит как к процессу телесного общения между людьми, как познания себя и партнера. Именно как процесс секс приносит качественное удовольствие, эмоциональное удовлетворение и радость. Он может включать в себя проникающий секс, а может и не включать; может закончиться оргазмом одного или всех участников, а может не закончиться. Секс всегда разный, как и общение с близкими: оба эти способа коммуникации зависят от ситуации, настроения, времени дня и того, что им предшествовало.

Если ценить секс как процесс, то совсем по-другому раскрывается необходимость общаться во время него. Простые вопросы «хочешь, я сделаю так?», «нравится ли тебе, когда я трогаю здесь?», «тебе хочется, чтобы я продолжала?» приобретают новый смысл и обогащаются исследовательским азартом.

Необязательно болтать, если вам это некомфортно: сигнализировать телом тоже можно, но помните, что не все люди хорошо считывают невербальные посылы. При возникновении физического или психологического дискомфорта лучше сообщать о своих впечатлениях словами. Иногда бывает так, что, когда, преодолев смущение, говоришь, что что-то пошло не так, партнер с облегчение вздыхает: «Фух, я думал, только у меня такое ощущение», — и это только прибавляет взаимопонимания, а не рушит его.

Общение в процессе секса развивает умение понимать тело партнера и улучшает качество вашего взаимодействия не только в постели, но и в обыденной жизни. Опыт показывает, что при таких раскладах вопрос «ты кончила?!» больше не нужен.

Аналогично обстоят дела с сообщением, что нам что-то не нравится или не хочется делать. Никто не хочет этого говорить — и никто не хочет этого услышать, потому что отказ — это отвержение, а отвержение ранит.

Чтобы построить вокруг нежелания плодотворную дискуссию, будьте смелыми: снова не реагируйте на слова партнера оценкой — а задавайте вопросы. Что именно не нравится в том, что не нравится? При каких условиях оно может понравиться: может быть, нужно время или учесть какие-то нюансы? Выясните, можно ли заменить то, что не нравится, тем, что нравится — но с аналогичным эффектом.

Наконец, всегда есть прекрасный способ обойтись с тем, чего хочет для себя один и не хочет делать другой: найдите способ исполнить аналогичное действо собственноручно и пригласите партнера поучаствовать пассивно в качестве зрителя. В любом случае в процессе стратегического планирования придумаете много альтернативных забав.

Как сказать «нет»?

Сказать «нет» очень трудно для девушек — особенно если всё вот-вот случится. Никаких сюрпризов: это всё еще последствия воспитания, в котором женская сексуальность считается приложением к мужскому желанию, а женщина рассматривается не как сексуальный субъект со своими желаниями, а как средство для удовлетворения мужских. Прежде чем обвинять в этом мужчин, с которыми мы спим, лучше прежде всего обратиться к себе и матрице, в которой в нашей стране растут большинство детей.

Дело в том, что подчиненность женщины мужчине — только частный случай иерархичной системы. Дети и их тело так же бесправны перед лицом родителей, взрослые и их телесность — перед медиками, вся наша гражданственная телесность не имеет веса против веса исполнительной власти.

Мы все воспитаны в системе, где сильный и статусный может распоряжаться нашим телом, будь то страж порядка или участковый гинеколог, и наша задача — перерасти эту систему, самостоятельно воспитав свои личные границы. В общем, предложение Антона Павловича Чехова по капле выдавливать из себя раба актуально хоть для России в целом, хоть для вашей спальни в частности.

Учитесь говорить «нет» в мелочах. Откажитесь от флаера на улице, от пластикового пакета в супермаркете, от телефонного опроса. Скажите «нет» своему парикмахеру и его колористической идее, отодвиньте от себя предложенный кассиром «Дикси» акционный товар. Сначала будет трудно, затем неловко, а после — хорошо.

Постарайтесь «раскрутить» значение для вас того, от чего вы отказываетесь. Возьмете флаер — придется искать урну, в кармане опять будет мусор, и ради чего? Согласитесь поучаствовать в опросе — потеряете время и согласитесь продать свои бесценные данные неизвестно каким компаниям, и будут вам потом названивать еще больше, ради чего? Парикмахер сожжет ваши волосы, вы перенервничаете и заработаете гастрит — разве стоит ваше здоровье дискомфорта от произнесения трех букв?

Помните, что, когда нехотя говорите кому-то «да», вы тем самым говорите «нет» самому себе. Сравните, какой из этих людей вам ближе и дороже: этот малознакомый человек с его корыстным предложением — или родимый(-ая) вы?

Если возвращаться к сексу, то стоит разобрать для себя простой факт: вы не обязаны предоставлять свое тело другому — вы делаете это потому, что этого хочется вам, других причин нет. Если человек, с которым у вас намечался секс, с этим не согласен, то он а) ошибается и б) может быть опасен.

Возможно, обмен мнениями на тему согласия и допустимости методов психологического давления стоит внести в small talk уже на первом свидании, чтобы не тратить свое время на людей, которым комфортно жить в иерархической системе подчинения.

Предлагать презерватив не стыдно — стыдно не предлагать

В начале сексуальных отношений партнеры часто сталкиваются с проблемами смущения и неловкости при обсуждении вопросов близости, своих чувств и контрацепции. Удивительно, но в 2019 году молодым людям всё еще стыдно покупать презервативы и неловко предлагать его партнеру. Некоторые рассказывают о том, что стоят перед аптекой и скидываются на «цу-е-фа»: проигравший пойдет за контрацептивом. Согласно исследованию Durex, проведенному в 2017 году, 68 % молодых людей 18–24 лет не использовали презерватив, хотя 32 % задумывались о необходимости предохранения. При этом многие просто стесняются говорить о контрацепции с партнером.

Конечно, виной тому может быть не только природная юношеская стыдливость, но и реакции взрослых на наше взросление. Люди старшего поколения, обнаружив презерватив в кармане подростковых брюк, вероятно, могут принять его не за то, чем он является — одно из самых эффективных средств контрацепции (помните, однако, что на 100 % не защищает ни одно средство), — а за ужасающий символ погружения дитя в порочный мир взрослых.

Если вас вдруг схватили за ухо и суют в нос эту улику, обвиняя в грехопадении, — не поддавайтесь на провокации. Сохраняйте спокойствие и не признавайтесь в грехах (этот концепт морально устарел).

Постарайтесь понять, что у вашего родителя психологическая травма сродни той, что появляется у пятилетки, застукавшей родителей за соитием: его кровиночка стала половозрелым взрослым человеком — не каждый способен сразу принять такое.

Дайте ему выпустить пар и объясните простую вещь: половое созревание уже случилось, оно необратимо, вы ничего не можете поделать с тем, что стали взрослым. Однако ваше сексуальное становление может привести к ранней беременности, половым инфекциям и приобретению не поддающихся лечению вирусов вроде ВИЧ или ВПЧ. Или — оно может быть безопасным для вашего здоровья и без социально-экономических последствий для вашей семьи в виде появления нежданного отпрыска.

Граница между опасностью и безопасностью — толщиной с латекс, который вы носите в кармане. В общем, объясните, что этот презерватив — проявление заботы о нервах и кошельке ваших родителей, а вовсе не признак вашей половой распущенности.

Возможно, этот ход мысли придется повторить несколько раз — до родителей такие вещи туго доходят, но вы держитесь. Поймите главное: стыдно не презерватив носить с собой, а заниматься сексом, который подвергает риску здоровье и благополучие — как ваше, так и ваших партнеров.

Неловкость предлагать презерватив половым партнерам обычно свойственна девушкам. Этот факт связан с тремя опасными мифами.

Миф 1. Предохранение нужно только девушке. Это ложь! Мужчина не может забеременеть, тут вас не обманешь. Но от половых инфекций мужественность не защищает, а передающиеся половым путем болезни могут приводить к печальным последствиям вплоть до эректильной дисфункции и к пожизненным проблемам с иммунитетом. А мнение о том, что зараженного ЗППП партнера или партнершу можно определить «на глаз», — средневековый бред. От предохранения (особенно в эпоху эпидемии ВИЧ) выигрывают оба.

Миф 2. В презервативе «не то». Попробуйте натянуть презерватив на палец и потрогать им разные предметы. А в кончиках пальцев нервных окончаний больше, чем на поверхности половых органов — и в сенсорной коре мозга они представлены большим объемом вещества. Так что это «не то» — скорее психологического свойства.

Когда вам изо всех утюгов с мошонкой рассказывают про «нюхать цветы в противогазе», вы привыкаете к установке «не то». Это обучение приводит к тому, что при появлении презерватива в поле зрения может просто пропасть эрекция — от тревожности.

Чтобы «разучиться» обратно, нужно всего лишь проассоциировать презерватив с положительным подкреплением: попросите партнершу надеть вам презерватив, потратьте некоторое время на всякие подготовительные ласки, чтобы привыкнуть к резинке и расслабиться. И дайте себе время, чтобы старомодная лапша про «не те ощущения» подсохла и попадала с ваших наивных ушей.

Миф 3. Женские интересы в сексе вторичны. Даже если бы первые два мифа не были бы мифами, невозможно игнорировать нежелание вашей партнерши забеременнеть или получить от вас венерическое заболевание. Женщина — не объект для сексуальной реализации мужчины, в деле секса она его партнер, имеющий всю ту же полноту прав, что и он, — в том числе право на безопасность и право принимать решения, касающиеся своего тела.

Девушкам стоит проверить: им стыдно предлагать презерватив только потому, что это всё в новинку, — или потому, что партнер их стыдит, обесценивает их заботу о собственном здоровье и относится без должного уважения к их желаниям? Если вы понимаете, что стыд и неловкость вешает на вас партнер, — просто запомните, что это неправильное и недопустимое к вам отношение.

Лучше как можно раньше выяснить, как молодой человек относится к предохранению. Если плохо — просто не соглашайтесь с ним на секс. Как бы он ни обставлял ваше решение, рассматривайте это как социальную справедливость: чем меньше девушек будут спать с ним, тем больше у него будет поводов пересмотреть свое ошибочное мнение.

Никакой секс не стоит многолетнего лечения или аборта. Тем более мало удовольствий обещает секс с человеком, который не относится к вашему телу с уважением, — на его качестве как любовника это скажется в стопроцентном объеме.

Если вам непременно нужен оргазм, с ним лучше справится секс-игрушка: и стоить она по итогу будет дешевле, чем устранение последствий незащищенного секса с ненадежным человеком.


В силу проблем постсоветского воспитания почти всем нам в юности были знакомы эти стыд и неловкость в разговорах о сексе. Но знаете что? Чем больше стараешься проговорить всё, соблюсти свои интересы и найти компромисс с интересами партнеров — тем лучше получается и тем меньше смущения. А взаимопонимания, качественного секса и удовольствия от процесса — больше. Так что не тяните: начинайте открыто говорить о сексе уже сейчас.

Партнерский материал