Откуда берется страх общения и как перестать стесняться

Откуда берется страх общения и как перестать стесняться

Маленький, большой. Зачем художники из Японии, Швеции и России создают миниатюрные миры из подручных материалов

В каждом обществе мини-предметы символизируют что-то свое. Советский Союз наряду со своей гигантоманией славился и искусством микроминиатюры, мастера которой устанавливали мировые рекорды. Видимые только в микроскоп работы Николая Сядристого, Эдуарда Казаряна и Анатолия Коненко вызывали у зрителей прежде всего восхищение: какие возможности дал аграрной стране научно-технический прогресс всего за полвека!

А вот для японцев миниатюра — это прежде всего отражение их реалий и мировоззрения: нехватка пространства и вера в одушевленность каждого предмета. Жанр миниатюры стал одним из любимых в сфере изобразительного искусства. От нэцкэ он развился до инстаграмов с крошечной едой.

Самый популярный из современных художников, работающий в этой технике, — японец Танака Тацуя (Tanaka Tatsuya). Маленьких человечков он помещает в наш мир, где лист салата для них превращается в набегающую волну, а фисташка — в марсианское растение.  

У тайского дизайнера Поя (Poy) герои иногда взаимодействуют с людьми, но чаще бесчинствуют, например, в шкурку винограда заливают тайскую «Фанту» — само собой, на продажу.

Шведы пошли дальше и привнесли в эстетику концепт. Анонимная группа художников AnonyMouse создала ресторан для мышей. В нем все детализировано, при этом на фотографиях нет фотошопа, что радует. Ресторан надо разгадывать. Так, на одном из постеров изображена сцена из комикса «Маус», в котором в аллегорической форме описан геноцид евреев.

А вот российский пенсионер Сергей Киселев более тридцати лет лепил из пластилина трехсантиметровых солдатиков. Перед работой он досконально изучал военные костюмы отдельных стран и эпох, чтобы не ошибиться ни на пуговицу. Многие россияне увлекаются исторической литературой, в частности о войнах, но выйти за рамки потребления контента и вдохновиться на создание чего-то уникального могут единицы.

Австралийский художник Джошуа Смит очарован ретроэстетикой ветшающих городов, он воссоздает реальные здания в виде моделей в масштабе 1:20. Даже мусор копирует.  

У канадского художника Толвста (Talwst) в шкатулках лежат не кольца и запонки, а мох, камешки, песок и миниатюрные человечки. Это его мини-театр: объемные сюжетные картины, сцены из жизни, иногда трагические, иногда комические. Порой он показывает, как работали другие художники, например Эдуард Мане, когда писал «Олимпию».

Последнему нашему герою Ивану Серому 26 лет. Он родился в Нижнем Новгороде, занимается стрит-артом, а недавно в соавторстве с Татьяной Константиновой сделал пилотный проект под рабочим названием «Маленькие миры», который внезапно прославился на всю Россию благодаря СМИ. В стену жилого дома, где был выбит кирпич, художники вмонтировали миниатюрную комнатку, защищенную оргстеклом, куда поместили астронома. Человечек завороженно смотрит через телескоп и готовится записывать результаты наблюдений: у него есть стол, карты звездного неба и полезные мелочи.

Как возникла идея работы?

— Просто нам захотелось создать маленький мир. Я с детства очень люблю космос. Подумал, что у кого-то тоже была такая же увлеченность, и потом она переросла в профессию, которая до старости вела этого человека. Пожалуй, это мы и хотели изобразить.

Какие материалы вы использовали?

— Всякий, какой находили на свалке «Нижполиграфа». Сама фигурка из пластилина, корпус телескопа — из маркера, увеличительное стекло — из шарика из баллончика, ножки телескопа сделаны из каких-то маникюрных палочек деревянных. Даже оргстекло покупать не пришлось. Но перед этим мы нашли выломанный кирпич, обмерили его, потом сделали лекало, чтобы все точно получилось. Это был наш первый и пробный проект, поэтому мы не старались сделать суперкачественно.  

Ваша работа — это чистое искусство или с ее помощью вы обращаете внимание людей на разрушение города?

— Наверное, работа стала отражением желания прибавить красоты в этом ужасе. Я немного устал от мысли, что мы живем в разрухе. Мне кажется, что даже наш нижегородский стрит-арт также говорит об этом. Все эти художники покрывают своими светлыми рисунками грязные стены нашего города. В центре есть лютые развалины. Старые деревянные дома выжигают, людей вытравливают. Понятно, что это перспективное место для многоэтажки.

Местные власти нам каждый день подкидывают какой-нибудь шок-контент. Недавно опубликовали планы: на стрелке, месте, где сходятся реки, будут сносить исторические здания. Сейчас там строят стадион к чемпионату мира, хотя до того в проекте была реставрация этих зданий.  

Ты будешь развивать свой проект?

— Есть одна отличная стена, то есть она вся раздолбанная, но для проекта отличная. Она создана для того, чтобы в ней сделать мини-многоэтажку. Но мы перед этим сделаем еще несколько работ, поучимся.

На кого ты ориентировался, когда работал над проектом?

— Есть очень популярный художник LUSH. Он воровал или покупал картины в магазинах, потом приделывал к ним маленьких человечков, которые что-то рисуют, и выставлял обратно в магазин. Я за этой историей долго наблюдал, может, как-то отскочило в подсознание.

Последователей пока нет?

— Я был бы не против, если бы кто-то занялся подобным, ведь в этом есть энергетика, которая подталкивает людей делать что-то хорошее для города и других людей. Надеюсь, что наш проект сможет кого-то вдохновить. Может быть, человек посмотрит и вспомнит свою детскую мечту. Хотя люди разные, кто-то вон скидывает картинки в комментариях, где доктор через телескоп смотрит в задницу чуваку. Ну ладно.

P.S. На день ВДВ комната с астрономом пропала. На ее месте теперь лежит банка пива.