«У вас психосоматика»: какие болезни лечат психологи и как вычислить среди них шарлатанов

Думаете, что все болезни от нервов, а победить их поможет боевой дух и позитивный настрой? Возможно, у вас неверное представление о психосоматике. Клинический психолог и автор телеграм-канала «Школа психологического просвещения» Даниил Данилов — о том, как психика влияет на тело, могут ли психологи вылечить физические недуги и как развитие нейронауки изменило психосоматическое направление в медицине.

Сегодня мало кого удивишь, сказав, что наше психическое состояние отражается на нашем физическом здоровье. Но связь между душой (Ψυχή) и телом (σῶμα) была очевидна далеко не во все времена. История психосоматики уходит корнями в далекое прошлое. Платон, сам того не ведая, одним из первых сформулировал ее основной принцип: «Как не следует пытаться лечить глаза отдельно от головы и голову — отдельно от тела, так не следует и лечить тело, не леча душу».

По сути, вся дальнейшая судьба развития этой области знания представляет собой бесчисленную череду отчаянных попыток понять, как душа влияет на тело и почему дуализм (разделение на тело и душу) в этом контексте приводит к серьезным проблемам.

Например, многие врачи используют при лечении пациентов исключительно средства, направленные на купирование симптома, то есть лечат телесные проявления. Но загвоздка в том, что симптом может оказаться невротическим.

Например, пациент может годами наблюдаться у кардиолога и пить лекарства для нормализации артериального давления — в то время как ему было бы полезнее пройти курс антидепрессантов и психотерапии, чтобы научиться справляться со стрессом, который и вызывает скачки давления.

Помимо «соматически-ориентированных» врачей, есть и те, кто, наоборот, все жалобы пациента списывает (из-за некомпетентности или нежелания работать) на психосоматику. Они рекомендуют больным людям «разобраться в себе», рискуя при этом проглядеть серьезное соматическое заболевание. Такие врачи концентрируют свое внимание только на психологических причинах телесных проявлений.

Так где же баланс?

Психосоматика — медицина или шарлатанство?

Закройте глаза, глубоко вдохните и представьте себе то, чего вы очень боитесь. Большинство из вас ощутит страх не только эмоционально, но и физически: у вас участится пульс, появится легкая дрожь, вы почувствуете холод или жар. А теперь представьте, что режете лимон, после чего берете сочный ломтик и кладете его в рот. Уверен, что вы почувствовали, как сводит скулы и выделяется слюна.

Поздравляем, вы только что доказали существование связи между психикой и телом на практике! Когда вы теряете аппетит перед экзаменом или ваше сердце «выпрыгивает» из груди на первом свидании — это тоже психосоматические проявления.

Но зачастую довольно трудно определить, является ли то или иное состояние психосоматическим.

Существует точка зрения, согласно которой любое заболевание имеет психологическую составляющую. Некоторые ее приверженцы считают, что даже рак следует лечить в основном при помощи психотерапии. Однако авторы критического обзора соответствующей литературы (2007), оценив доказательства преимуществ применения психотерапии при лечении рака, пришли к выводу: ни одно исследование, отвечающее минимальным стандартам качества, не продемонстрировало таких преимуществ.

В том же обзоре говорится: вера в то, что «позитивный взгляд» или «боевой дух» способны замедлить развитие рака, может навредить пациентам, если они приходят к убеждению, что малый прогресс в борьбе с болезнью — это результат их «неправильного отношения» и их личная вина.

К категории утверждений, не имеющих надежной доказательной базы, относятся и такие высказывания, как «все болезни от нервов», «заболевания печени — от злости» и «горло болит из-за невысказанности». На просторах интернета можно найти огромное количество таких перлов.

Психосоматика занимает пограничное положение между медициной и психологией и имеет слабо разработанную эмпирическую базу, что дает нам большой простор для фантазии. Отсюда и горячо любимые народом лженаучные книжки Луизы Хей, Лиз Бурбо и прочих гуру психологии.

В своей книге Authors of Our Own Misfortune Анджела Кеннеди утверждает: представление о том, что физические заболевания имеют психогенную природу, уходят корнями в ошибочную, ненаучную логику и системы моралистических убеждений, которые рассматривают пациентов с необъяснимыми с медицинской точки зрения симптомами как девиантных, плохих и симулирующих. Диагноз «психогенное расстройство» часто имеет пагубные последствия для этих пациентов, поскольку они подвергаются стигматизации и лишаются адекватной поддержки из-за якобы надуманного характера их состояния и связанных с ним оценочных суждений.

«А мне помогло!», или Почему мы так уверены в том, что психосоматика работает?

Желание верить во «всесильную психосоматику» обусловлено банальными когнитивными искажениями:

  • иллюзией контроля,
  • предвзятостью подтверждения,
  • генерализацией частных случаев,
  • эффектом авторитета и др.

Например, мы охотнее верим в истории об излечении рака на последней стадии после прощения своих родителей или об избавлении от цистита при помощи проработки эмоциональных блоков, если слышим об этом от известного автора, книги которого разлетаются как горячие пирожки.

На деле же психолог может научить вас спокойнее воспринимать симптом трудно излечимой болезни или контролировать стресс, который порой вызывает функциональные нарушения, а также снижать субъективное ощущение боли при помощи различных техник переоценки симптома или медитации. То есть, если речь идет о серьезном заболевании, специалист может помочь изменить отношение к нему, проработать фрустрацию или негативные эмоции от диагноза — но не вылечить вас.

Научно обоснованная психосоматика

Таким образом, условно мы можем разделить психосоматику на «научную» и «ненаучную».

К области научной психосоматики мы отнесем хорошо изученные связи между психикой и телом и тех специалистов, которые исследуют конкретные влияния мозга на физиологические процессы.

Ненаучную психосоматику составляют все остальные псевдотеории вроде «символического языка органов» (теория, выросшая из психоанализа) и прочие бытовые психосоматические интерпретации.

В обыденном понимании психосоматика — это «что-то между» психологией и медициной.

Также существует психосоматическая медицина — это междисциплинарная область медицины, которая изучает влияние социальных, психологических и поведенческих факторов на телесные процессы. В теории, она должна помогать людям справляться с болезнями на всех этапах лечения, учитывая психосоциальный фон.

Но обычно к психосоматике обращаются уже совсем отчаявшиеся люди — те, кто разочаровался в соматической медицине. При этом обычному человеку, который подозревает, что его соматическая проблема имеет психологическую природу, бывает очень трудно понять, врут ему или действительно пытаются помочь.

Особенно остро эта проблема стоит в России и других странах СНГ: с одной стороны, у нас немедицинские психотерапевты не обязаны проходить лицензирование, а с другой — многие врачи недостаточно информированы о психосоматических проблемах. Поэтому потерявшие всякую надежду на излечение люди зачастую обращаются за помощью к представителям альтернативной медицины или недобросовестным психологам. А их задача — не помочь человеку, а вытянуть из него последние деньги, и хорошо еще, если их «работа с психосоматикой» никому не навредит!

Не понимая, откуда появляются симптомы и как их лечить, такой человек может дойти до полного отчаяния.

Представьте: у вас болит живот, вы приходите к врачу, а он говорит, что с вами всё в порядке. Живот от этого болеть не перестает. Вы идете к другому врачу, проходите кучу платных обследований, но никакой патологии не обнаруживают. В результате одни пациенты начинают экспериментировать с сомнительной психотерапией, другие — с гомеопатией, третьи отправляются к гадалке или экстрасенсу.

Между тем в МКБ-10 и DSM-5 (официальные медицинские классификаторы) есть отдельные разделы, посвященные психосоматическим расстройствам. В МКБ-10 такой раздел называется «Соматоформные расстройства» (Somatoform Disorders), а в DSM-5 — «Расстройства с соматическими симптомами» (Somatic Symptom Disorders).

Для всех этих расстройств характерно то, что пациента в течение длительного времени беспокоят определенные симптомы, причины которых установить не удается, и связанные с ними мысли, чувства и поведение, которые сильно снижают качество его жизни. Если сразу несколько врачей говорят вам, что никаких реальных патологий у вас нет, и направляют вас к психиатру, то, скорее всего, у вас именно соматоформное расстройство.

Для лечения таких расстройств психотерапевтам рекомендуют применять когнитивно-поведенческую терапию: она считается самой эффективной. Если симптомы сильно выражены, врач может выписать антидепрессанты.

Казалось бы, всё просто: есть шарлатаны, которые наживаются на чужом незнании, и есть грамотные психотерапевты, которые руководствуются принципами доказательной медицины и используют эффективные методы для помощи пациентам. Но из-за низкой психологической культуры людей и отсутствия процедуры обязательного лицензирования специалистов отличить одних от других в постсоветских странах бывает очень непросто.

Чтобы не попасть в ловушку мошенников, нужно сначала понять, почему вообще возникают психосоматические нарушения на уровне физиологии.

Краткий курс по устройству нервной системы

Наша нервная система делится на центральную и периферическую. Центральная нервная система — основа функционирования психики. То есть все мысли, эмоции, сложные переживания и гениальные идеи появляются благодаря ей. А вот основные физиологические процессы в организме (например, пищеварение) регулируется по большей части периферической нервной системой, а именно — ее вегетативной частью. Однако, как мы увидим далее, центральная и периферическая нервные системы очень тесно связаны.

Регуляция физиологических процессов происходит двумя путями:

  • посредством гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси,
  • посредством вегетативного отдела нервной системы.

В целом вегетативная нервная система отвечает за регуляцию жизненно важных процессов — от сердцебиения до моторики кишечника. Вегетативный отдел условно делится на две части:

  • симпатическую (активируется в стрессовых ситуациях, поэтому ее еще иногда называют системой «бей или беги»);
  • и парасимпатическую («уравновешивает» симпатическую).

Работа вегетативного отдела нервной системы не зависит от нашей воли: заставить сердце биться быстрее или желудок переваривать пищу интенсивнее мы не в силах.

Доказано: стресс и психосоматические нарушения

Наиболее изучены так называемые функциональные нарушения на фоне стресса.

Если человек сильно переживает, у него могут возникнуть неприятные ощущения в области тех или иных органов (например, боль в сердце или расстройство желудка). При этом никаких реальных повреждений органов не обнаруживается. Появляются такие симптомы из-за нарушения работы вегетативного отдела нервной системы, регулирующего работу органов. Это и есть функциональные нарушения на фоне стресса. Чтобы справиться с такими состояниями, нужно сперва признать стрессовую природу неприятных ощущений.

Иллюстрация из личного опыта автора

Лет в 16 на фоне проблем в семье и в учебе у меня обострилась тревога, появились панические атаки (о которых я тогда еще ничего не знал). Вместе с тревогой у меня возникала сильная тошнота и учащался пульс.

Конечно же, к психотерапевту я и не думал идти. Вместо этого я бегал по разным врачам — от гастроэнтерологов до кардиологов. Никаких реальных заболеваний обнаружить не удавалось, а папка с результатами обследований продолжала расти. Однажды кто-то из врачей порекомендовал мне сходить к психиатру, потому что моя тошнота, по его словам, могла быть психосоматической.

Психиатр выписал мне антидепрессант и анксиолитик, и через месяц мне стало значительно легче. После я еще долго пытался найти нормального психотерапевта, но это уже совсем другая история. Оказалось, что мои проблемы действительно имели психосоматический характер. Узнал бы я об этом раньше, мне бы удалось сберечь огромное количество сил, нервов и денег.

Биологические психологи объясняют функциональные нарушения следующим образом: анатомические связи между областями мозга, такими как миндалина, гиппокамп, префронтальная кора и гипоталамус, активизируют гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую ось. Информация, поступающая в миндалину, обрабатывается и затем проецируется на несколько частей мозга, отвечающих за реакцию на страх. В гипоталамусе импульсы, сигнализирующие о страхе, активируют как симпатическую нервную систему, так и системы модуляции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси. А дальше организм начинает «сбоить»: появляются спазмы, боли и неприятные ощущения, которые, между прочим, вполне реальны.

Очень сильный стресс и психологическая травма могут спровоцировать диссоциативное (конверсионное) расстройство. При нем возникают двигательные и сенсорные нарушения, похожие на симптомы инсульта, однако никаких органических поражений нервной системы не обнаруживается.

Например, человек может жаловаться на то, что рука или нога парализована или что он утратил чувство осязания, зрения или слуха. Несмотря на то что еще сам Фрейд занимался лечением «конверсионных» пациентов, природа таких расстройств изучена очень слабо.

А вот популярная точка зрения, что хронический стресс снижает иммунитет, пока не считается научно обоснованной. По-видимому, связь между этими процессами куда более сложная, чем может показаться. Имеет значение характер стрессора, длительность его воздействия, а также индивидуальные особенности организма.

Не доказано: психодинамический подход

В психосоматике выделяют психодинамическое направление, в котором работали такие психологи, как Франц Александер, Хелен Данбар и Феликс Дойч.

Психодинамические интерпретации психосоматических нарушений весьма любопытны, но далеки от науки, поэтому оценивать их следует критично. Большинство психодинамических теорий в психосоматике выглядят наивно, поскольку они были описаны до открытия ДНК и нейроэндокринных процессов.

Наиболее популярной оказалась теория психосоматической специфичности, сформулированная Францем Александером в середине ХХ века. Она интересна исключительно отчаянными попытками автора свести психоаналитические идеи с естественно-научными. Стремление преодолеть психоаналитический субъективизм было сильным — но всё равно не получилось этого сделать. Александер писал:

«Каждой эмоциональной ситуации соответствует специфический синдром физических изменений, психосоматических реакций, такой, как смех, плач, покраснение, изменения в сердечном ритме, дыхании и т. д.».

Он считал, что поскольку при различных психических состояниях можно наблюдать различные физиологические сдвиги, то и при различных длительно сохраняющихся бессознательных эмоциональных состояниях будут наблюдаться патологические процессы: подавленный гнев приведет к повышенному кровяному давлению, фрустрация зависимых наклонностей — к дисфункции желудочно-кишечного тракта и т. д.

Эта теория не получила дальнейшего развития и научного подтверждения.

Доказано: «теория психосоматической неспицифичности»

Сейчас в науке господствует подход, который я называю «теорией психосоматической неспецифичности». Согласно ей, психосоматические нарушения зависят не от типа стресса, как предполагал Александер, а от того, какие органы или системы у человека более уязвимы.

Например, у человека, генетически предрасположенного к заболеваниям сердечно-сосудистой системы, на фоне длительного и интенсивного стресса (а также других патогенных факторов: курения, некачественного питания, малоподвижного образа жизни) могут возникнуть проблемы с сердцем.

Однако мы всё еще не располагаем достаточным количеством данных, чтобы утверждать, что психологические факторы непосредственно вызывают то или иное заболевание. Конечно, стресс может способствовать развитию проблем со здоровьем. Но ключевые слова в данном контексте — «может» и «способствовать». Многие исследователи действительно находят связь между психосоциальным стрессом и развитием соматических болезней, но, как правило, эта связь имеет очень сложный, нелинейный и пока плохо изученный характер.

«Лечат» ли психосоматику?

Как уже было сказано, мы не можем сознательно изменять работу вегетативной нервной системы — но можем повлиять на нее опосредствованно.

Например, для «стабилизации» работы вегетативного отдела нервной системы и гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси можно использовать медитации и техники медленного дыхания.

Доказано, что некоторые дыхательные техники обеспечивают повышенную активность парасимпатического отдела вегетативной нервной системы, способствуют усилению эмоционального контроля, снижают стресс и приносят ощущение благополучия. Похожим образом влияет на нас спорт. А еще — психотерапия: метаанализ эмпатических отношений, которые лежат в основе терапии, показывает, что она положительно сказывается на работе вегетативной нервной системы.

Даже изменение дисфункциональных мыслей (инструмент когнитивно-поведенческой терапии) может помочь справиться с психосоматическими проблемами. Отрицательные эмоции, погружающие нас в состояние стресса, возникают из дисфункциональных мыслей о событиях. Например, если человек привык думать о мире исключительно в негативном ключе, видеть в любом событии угрозу и тревожиться по мелочам, то его симпатический отдел вегетативной нервной системы постоянно находится в состоянии «бей или беги».

Когнитивно-поведенческая терапия помогает пересмотреть свой взгляд на мир и выйти из стрессового состояния. А еще КПТ здорово справляется с ипохондрией, которая играет не последнюю роль в развитии психосоматических расстройств.

Однако ни в одном из руководств от National Institute for Health and Care Excellence практически ничего не сказано по поводу психотерапевтических вмешательств в рамках лечения соматических болезней. При любых заболеваниях — от диабетических язв до хронической обструктивной болезни легких — психотерапия помогает только снизить тревожность и улучшить качество жизни.

Единственное, что может сделать специалист, — это повысить психологическое благополучие пациента и научить его навыкам борьбы со стрессом.

Психосоматика как наука сейчас претерпевает серьезные изменения: открытия прошлого века проверяются на прочность в ходе всё более «дотошных» исследований и с использованием всё более точных методов изучения мозга. Огромная часть гипотез, которые раньше казались вполне разумными, не выдерживает качественной научной проверки.

Можно с уверенностью сказать, что психосоматика переживает свое второе научное рождение. Время покажет, кто был прав, а кто заблуждался.

Что делать, если я подозреваю у себя психосоматику?

  • Если вы испытываете проблемы со здоровьем, обратитесь к врачу.
  • Пройдите все необходимые обследования (при необходимости — в платной клинике).
  • Если никаких серьезных заболеваний найти не удастся, поговорите с лечащим врачом о направлении к психиатру.
  • Если психиатр вынесет заключение, что ваши жалобы соответствуют соматоформному расстройству, то у вас действительно психосоматика.
  • Если вы чувствуете необходимость в психофармакотерапии, обсудите этот вопрос с доктором.
  • Найдите психотерапевта, который работает в рамках доказательного подхода. Если специалист (в первую очередь врач-психотерапевт, имеющий медицинское образование) придерживается научного дискурса и принципов доказательности, то, на мой взгляд, к нему можно (и нужно) обратиться: он может помочь вылечить соматоформное расстройство.
    А вот к сомнительным «специалистам по психосоматике», использующим устаревшие метафоры о связи невысказанности с тонзиллитом, обращаться не рекомендую.