Скидки для каршеринга, обучение таксистов и велосипеды по всему городу. Что происходит с московским транспортом во время пандемии

На время эпидемии в некоторых городах закрывают метро и сводят работу наземного транспорта к минимуму. Почему в Москве всё по-другому и что делает столичный Департамент транспорта, чтобы сохранить здоровье пассажиров? Рассказывает заммэра Москвы и руководитель департамента Максим Ликсутов.

— По данным Business Insider, во время пандемии безопаснее всего передвигаться пешком или на личном автомобиле; общественный транспорт считается местом повышенной опасности. Московский транспорт всё еще работает. Что вы делаете, чтобы люди, оказавшись в вагоне или автобусе, меньше рисковали заболеть?

— Как только стало известно, что вирус распространяется, мы начали готовиться: купили почти 30 тысяч индивидуальных антисептиков, 800 тысяч пар перчаток, масок и большую партию специальных дезинфицирующих средств для обработки подвижного состава и всей инфраструктуры. По нашим расчетам, этого нам должно было хватить с запасом на пару месяцев. И уже тогда мы понимали, что всё это мы будем докупать после.

Затем стали чаще обрабатывать поверхности, особенно те, которых касаются люди: поручни, кнопки на автоматах по продаже билетов, кассовые зоны. Плюс мы обрабатываем карты «Тройка» и деньги, которые попадают к кассирам.

В среднем в день мы стали убираться где-то в 2 раза, а где-то в 12-15 раз чаще — зависит от ситуации. Например, поезд по техническим причинам мы не можем убирать чаще 2 раз в день, потому что для этого он должен заезжать в депо, а автоматы по продаже билетов — можем, их мы протираем в 6 раз чаще, чем до пандемии.

Помимо этого, мы используем холодный пар, чтобы обеззараживать воздух, и многие другие технологии, не столь масштабные, но не менее действенные. Например, на всех станциях метро у нас теперь стоят санитайзеры — можно просто поднести руки и обработать их за несколько секунд. Мы продолжаем их устанавливать: санитайзеры уже есть на МЦК, МЦД и на многих пригородных станциях. Также мы выборочно используем тепловизоры, чтобы отслеживать температуру пассажиров. Если у кого-то она высокая, мы рекомендуем этому человеку не пользоваться общественным транспортом.

Каждый день наш санитарный врач измеряет качество уборки с помощью специальных приборов. Если он посчитает, что убрали недостаточно хорошо, то подвижной состав заново моют и обрабатывают.

Многие из этих мер мы хотим использовать и после пандемии. Например, будем чаще дезинфицировать всё, чего касаются пассажиры: ручки, поручни, кнопки и эскалаторные ленты.

— На фото дезинфекции общественного транспорта в Израиле работники одеты в современную защиту. В Нью-Йорке люди вооружены лишь тряпками. В Москве на всех фотографиях по-разному: кто-то в специальной защите, а кто-то без нее. От чего это зависит?

— Дело в том, что написано в инструкции по применению конкретного очищающего средства или прибора. Если в требованиях указано, что нужны защитный костюм, респиратор и очки, значит, сотрудник всё это и получает. Если достаточно масок и перчаток, как в случае с уборкой автоматов по продаже билетов, то сотрудники пользуются только этим.

— Планируете ли вы использовать роботов для обработки поверхностей, чтобы они пролезли в самые дальние углы и на самые глубокие полочки?

— Мы открыты для любых предложений. Когда мы видим таких роботов в новостях, мы пытаемся что-то узнать о них, но часто оказывается, что они существуют в единственном экземпляре. Если таких роботов будут производить массово и они будут помогать убирать подвижной состав, причем эффективно, мы с удовольствием их купим.

— Мы начали разговор с того, что общественный транспорт признан опасным. И в некоторых городах частично или полностью закрывают метро. Почему в Москве то же метро всё еще работает? И можно ли ожидать, что оно закроется?

— Действительно, в некоторых городах метро закрывали. Но у нас есть четкая установка мэра Москвы: все виды городского транспорта должны работать в режиме, максимально близком к расписанию до введения самоизоляции. Более того, сейчас мы ставим на маршруты больше транспорта — чтобы на остановках и станциях, в автобусах и вагонах пассажиры могли соблюдать социальную дистанцию. И чтобы мы могли быстро убирать транспорт на конечных остановках, когда водители меняются или отдыхают.

— Какой сейчас примерно пассажиропоток в наземном и подземном транспорте?

— 8 мая на всех видах городского транспорта проехали 940 тысяч уникальных пассажиров (то есть это не количество поездок вообще, а число людей, которые воспользовались услугами московского транспорта). Для сравнения: 18 февраля количество уникальных пассажиров было 5 миллионов 543 тысячи.

— Как вы считаете, как ситуация будет развиваться дальше? В Великобритании прогнозируют падение пассажиропотока в общественном транспорте на 20% по стране, а в крупных городах вроде Лондона — на 40%. Будет ли такое в Москве или люди после отмены режима самоизоляции снова начнут активно пользоваться транспортом?

— Мы думаем, что люди вернутся в систему городского транспорта, но, конечно, не одномоментно. Опыт китайских городов показывает, что на это потребуется от одного до трех месяцев. И надеюсь, люди по-прежнему будут стараться соблюдать социальную дистанцию, носить маски и перчатки, внимательно относиться к своему здоровью. Думаю, что наша жизнь изменилась надолго.

Чтобы пассажирам было комфортно и они не переживали по поводу своей безопасности, мы продолжим регулярно мыть транспорт и пускать много автобусов и поездов. И будем это делать, пока не восстановится нормальная жизнь и угроза заражения не пропадет.

— Если люди всё же будут ездить меньше, отразится ли это на цене билета? Она вырастет?

— Мы считаем, что это неправильно, и даже не рассматриваем такой сценарий. Всем сейчас нелегко, а если мы увеличим цену, то люди точно к нам не вернутся. Более того, сейчас действует правило: тем, кто мало пользовался городским транспортом и соблюдал режим самоизоляции, срок действия билета будет продлен.

— После того как мэр Москвы ввел в городе режим самоизоляции, воздух стал стал чище в 5 раз, а автомобильные пробки оцениваются в 0 баллов. Как Департамент транспорта планирует сохранить благоприятную экологическую ситуацию и уменьшить пробки в будущем?

— Экологическая обстановка, которая установилась сейчас, уже позитивно отразилась на здоровье москвичей. Все заинтересованы в том, чтобы люди меньше пользовались автомобилями: в Москве 90% вредных выбросов в атмосферу происходит из-за личного транспорта. Но мы не будем ограничивать его использование, когда период самоизоляции закончится.

Мы предложим жителям города альтернативу. Например, в этом году в Москве будет на 100 точек велопроката больше.

Сейчас городскими велосипедами могут пользоваться только волонтеры и курьеры — у них есть специальные коды, по которым они получают велосипеды бесплатно. Но самоизоляция однажды закончится, и каждый сможет прокатиться по городу в свое удовольствие.

Думаю, люди, соскучившись по всем этим активностям, в принципе будут больше двигаться, больше пользоваться городским транспортом и меньше личным. Надеюсь, это продлит хорошую экологическую обстановку в Москве, которую мы сейчас наблюдаем.

— Еще один экологически более чистый вид транспорта — каршеринг. Вы как-то помогаете компаниям, которые им занимаются?

— Мы помогаем и каршерингу, и такси. Первое, что мы сделали для таксистов, — попросили агрегаторов этих компаний снизить комиссию, которую они взимают с каждого заказа у таксистов, а она немаленькая — 20–35%. К сожалению, они не откликнулись на нашу просьбу.

Второе: для средних и малых предприятий Правительство Москвы берет на себя до 6% годовых по кредитам, полученным до 15 апреля 2020 года, и 8% годовых по кредитам, полученным с 15 апреля 2020 года. Это относится и к такси.

А для каршеринга мы сохранили льготные цены на парковку на период самоизоляции. Единственное, мы попросили их поставить свои машины в менее востребованные места, чтобы у местных жителей не было с этим проблем. С 2015 года есть программа поддержки приобретения новых автомобилей такси и каршеринга, мы сделаем ее еще более доступной и ускорим процесс выдачи субсидий вдвое. Ну и кроме того — с 25 мая частично разрешена работа каршеринга: автомобили можно взять не менее чем на 5 дней. После аренды они будут отправляться на дезинфекцию, все с одобрением Роспотребнадзора.

— Обсуждая тему экологической обстановки и транспорта, не могу не спросить про электромобили. Вы планируете увеличивать количество заправок-подзарядок для электромобилей в Москве? Если да, можно ли рассчитывать, что они будут не только в центре, но и на периферии?

— Мы понимаем, что если нет достаточного количества заправок, то нет и развития электротранспорта — перспективного направления. Поэтому мы, во-первых, начали сотрудничать с компанией «Россети», а во-вторых, планируем установить в Москве около 100 зарядок в этом году, а к 2023-му — 600. Причем не только в центре города, но и на периферии, чтобы люди могли ездить везде и чаще пользоваться электромобилями. В первый год зарядки будут бесплатными.

— Вы сказали, что идете навстречу такси и каршерингу, хотя напрямую вы с ними не работаете. Напрямую вы сотрудничаете с компаниями, которые арендуют у вас помещения, — с цветочными магазинами, кафе и т. д. Им вы помогаете?

— Разумеется, в рамках указа мэра некоторым из них мы отменили арендную ставку, кому-то снизили ее на 50%. Всё зависит от того, работает предприятие или нет. Депо (это тоже объект городского транспорта, который у нас взяли в долгосрочную аренду) мы предоставили скидку в 50% в расчете на то, что они эту скидку сделают и своим арендаторам.

Общий объем субсидий, который мы сделали, — около 500 млн рублей. Мы вливаем эти деньги, чтобы сохранить максимальное количество рабочих мест как сейчас, так и после, когда жизнь потихоньку начнет возвращаться в прежний ритм.

— Ваш департамент заявил, что готов рассмотреть кандидатуры таксистов на вакансии водителей автобусов. Зачем вы этим занимаетесь, сколько таксистов к вам согласилось прийти, как это происходило?

— Мы увидели, что спрос на такси снизился и для многих водителей работа стала невыгодной. А у нас много вакансий для водителей городских автобусов, электробусов и трамваев. Всех новичков мы обучаем за счет города, а после берем к себе на постоянную работу. Зарплата там хорошая — от 65 до 80 тысяч рублей в месяц. Поэтому мы предложили тем, кто больше не хочет работать в такси, прийти к нам. Откликнулось около 100 человек. Но мы готовы принять несколько тысяч, обращайтесь прямо сейчас.

— Сколько длится обучение?

— Если у кандидата уже есть опыт работы и категория управления транспортным средством, то не очень долго — около 2 недель. За это время водитель должен изучить маршруты, по которым будет ездить, знать их настолько хорошо, чтобы чувствовать себя свободно.

Если же человек никогда не управлял подобным транспортом, то срок обучения увеличивается до 3 месяцев.

— Вы сами пользуетесь общественным транспортом?

— На общественном транспорте я езжу несколько раз в неделю. Вчера был в метро, заодно посмотрел, как работает наша система автоматического контроля пропусков, продезинфицировал руки с помощью санитайзера.

Все инициативы рождаются от личного опыта и опыта коллег из других городов. Есть такая организация — Международный союз общественного транспорта, который охватывает несколько десятков транспортных компаний во всем мире. И мы перенимаем друг у друга успешные практики. Сейчас обмениваемся опытом борьбы с вирусом. Автоматы с дезинфицирующей жидкостью, тепловизоры, антибактериальная обработка карт «Тройка», использование генераторов пара для обработки вагонов — многое из этого используют на лучших транспортных предприятиях во всем мире. Москва здесь среди лидеров.

Коронавирус