Партнерский материал

Как стать частью современного искусства

Самовлюбленные демоны: правда ли, что мы живем в эпоху нарциссизма

Вы наверняка слышали, что мир переживает эпидемию нарциссизма: так вот да, но нет. То, что пишут о повальном нарциссизме в модных книжках, — на самом деле подмена понятий и новые вредные стереотипы. А еще нарциссы — не надменные демоны, которые считают себя лучше всех. Представьте себе, всё как раз наоборот.

Если вы миллениал или представитель поколения Z, если вы часто постите селфи, то наверняка не раз слышали в свой адрес обвинения в нарциссизме. Из справочников по психиатрии это слово проникло в разговорную речь и стало расхожим обвинением в адрес всех, кто (по нашему мнению) демонстрирует признаки тщеславия, раздутой самооценки и постоянно нуждается в чужом внимании.

Кажется, почти все вокруг — скрытые или явные нарциссы; масштаб бедствия огромен, последствия разрушительны: зацикленность на собственных переживаниях, одиночество и бесконтрольное использование соцсетей. Но даже если мы действительно живем в эпоху нарциссизма, всё не так плохо, как кажется.

Как нарциссизм объявили эпидемией

«Я считаю, что я — особенный человек». «Я могу жить так, как хочу». «Если бы я правил миром, он был бы лучше». «Если бы я был на Титанике, меня нужно было бы сажать в шлюпку первым».

Это утверждения из различных психологических тестов на определение уровня нарциссизма. Согласно исследованиям социальных психологов Джин Твендж и Кита Кэмпбелла, между 1982 и 2009 годом этот показатель вырос у половины студентов американских колледжей.

Они больше, чем представители предыдущих поколений, склонны считать, что уникальны и заслуживают особенного обращения. Они испытывают меньше интереса к окружающим, ставят перед собой завышенные цели и плохо справляются с неудачами.

В бестселлере «Эпидемия нарциссизма» Твендж и Кэмпбелл делают вывод, что мы находимся в центре масштабной культурной пандемии. По их мнению, западный индивидуализм зашел слишком далеко: он «может быть источником таких положительных вещей, как равноправие и терпимость, но становится недостатком, когда перерастает в нарциссизм и самонадеянность».

Идея, что главное в жизни — любовь к себе, превратилась в навязчивую культурную мантру. Миллионы родителей много лет внушали своим детям, какие они особенные и замечательные. Дети выросли и пришли к выводу, будто все вокруг им что-то должны. Как говорил писатель Брет Истон Эллис, «мы вырастили поколение самоуверенных и оптимистичных людей, которых просто парализует, когда в их жизнь проникает хоть капля негатива».

Многие исследователи оспаривают истинность этих утверждений в глобальном масштабе. Но стереотип самовлюбленного миллениала настолько закрепился в культуре, что от него сложно отделаться. Согласно недавнему опросу, даже сами миллениалы верят, что среди них полно нарциссов — причем эта мысль вызывает у них тревогу и беспокойство.

Старшие поколения всегда обвиняли младшие в эгоизме, лени и попрании моральных устоев. Еще Аристотель жаловался на самоуверенных юнцов, которые слишком много о себе воображают.

В XVIII веке автор письма в редакцию одного американского журнала называл молодое поколение «расой изнеженных, чахлых, женоподобных нарциссов и бездельников». Но сегодняшние критики утверждают, что на этот раз всё по-другому — на их стороне не предрассудки и стереотипы, а строго научные данные.

«Я собираюсь сделать то, что старики делали на протяжении всей истории: называть тех, кто моложе меня, ленивыми, самовлюбленными, поверхностными и малодушными. Но у меня есть исследования! У меня есть статистика! У меня есть цитаты уважаемых ученых! В отличие от моих родителей, бабушек, дедушек и их предков, у меня есть доказательства».

Журнал Time, «Поколение ЯЯЯ»

Как выяснилось, эти доказательства базируются на очень шаткой основе.

Авторы громких заявлений об эпидемии нарциссизма черпают свои выводы из результатов Нарциссического опросника личности (NPI), разработанного в 1978 году. Его регулярно проходят студенты в американских колледжах, поэтому к сегодняшнему дню ученым удалось собрать огромное количество данных. Проблема в том, что тест измеряет не только завышенную, но и здоровую самооценку.

Согласны ли вы с утверждениями: «Мне нравится смотреть на свое тело», «Я склонен настаивать на своем мнении» и «Я считаю себя хорошим лидером»? Если да, добро пожаловать в нарциссы.

Кстати, самый высокий рост в результатах NPI исследователи фиксируют среди женщин. Возможно, речь идет об эмансипации, а не о какой-то загадочной культурной болезни.

Другие доказательства выглядят еще более сомнительными. Твендж и Кэмпбелл выяснили, что использование местоимения «мы» в литературе падает, а «я» — растет. Слово «получать» стали употреблять чаще, а «давать» — реже. Из этого они делают вывод о более широком распространении нарциссизма. В качестве примера приводятся слова из песни Канье Уэста: «Я — бог / Поживее там с долбаным массажем /… / Выкатывай „Порше“ из долбанного гаража». Звучит довольно самовлюбленно, но вряд ли по количеству местоимений и текстам исполнителей хип-хопа следует всерьез судить о настроении эпохи.

Другие исследователи не соглашаются, что уровень нарциссизма за последние годы как-то изменился. Как показали психологи из Университета штата Иллинойс, уровень зацикленности на своем «я» достигает потолка в юности и снижается с возрастом.

Типичные черты, которые приписывают миллениалам, — нетерпеливость, завышенные карьерные ожидания и склонность к самокопанию — точнее можно охарактеризовать одним словом: молодость.

Как говорят авторы исследования, каждое поколение — это поколение «я». Социальные сети мало что изменили. Фейсбук и инстаграм дали новую площадку для демонстрации своих достижений и самолюбования, но вряд ли именно они сделали из нас нарциссов.

Критики современности, которые выносят диагнозы целому поколению, склонны забывать о разнице между самовлюбленностью и полноценным нарциссическим расстройством. Каждый, кто хоть раз сталкивался с настоящими нарциссами, хорошо знает, что высокое самолюбие и любовь к автопортретам, сделанным на смартфон, — далеко не главная их черта.

Нарциссизмсамовлюбленность

Психологи всё еще спорят, как определить нарциссизм, но мало кто сомневается, что нарциссические черты есть в каждом человеке. Если вы психически здоровы, мозг будет рассказывать вам историю успеха, в которой вы всегда немного лучше и добрее других. Возможно, вы столкнетесь с трудностями и невзгодами, но в конце концов судьба вас вознаградит.

Как ни странно, стремление считать себя особенным — часть нормальности.

Исследования раз за разом показывают, что примерно 75% людей считают себя лучше большинства других людей почти по любым признакам: от умения водить машину до знания грамматики, от дружелюбия до степени подверженности предрассудкам. Заметное исключение составляют лишь те, у кого легкая депрессия — они оценивают себя более объективно.

Здоровый нарциссизм позволяет нам чувствовать себя важными, неповторимыми и уникальными. И в этом нет ничего плохого — пока это не мешает вам сопереживать другим людям и признавать собственные недостатки. Если же дело доходит до крайних проявлений, нарциссизм превращается в патологию и становится опасным.

Нарциссическое расстройство личности, согласно статистическому руководству DSM-V, затрагивает 16% населения и характеризуется такими признаками: грандиозное самомнение, поглощенность фантазиями о неограниченном успехе, вера в собственную исключительность, потребность в чрезмерном восхвалении, склонность к манипуляциям и отсутствие эмпатии.

Патологическими нарциссами, судя по всему, не рождаются, а становятся в результате недостатка родительского тепла в раннем возрасте, психологического насилия или чрезмерной опеки, когда ребенка пытаются оградить от любых негативных эмоций (что тоже можно считать формой абьюза). Психологи выделяют несколько форм этого расстройства. Некоторые нарциссы — властные экстраверты, которые любят выставлять себя напоказ, купаться в похвалах и аплодисментах. Другие более погружены в себя и очень чувствительны к критике.

В самом худшем случае нарциссизм сочетается с другими двумя сторонами «темной триады» — психопатией и макиавеллизмом. Эти черты характера почти не исправляются терапией и опасны для окружающих.

Некоторые психиатры даже выделяют отдельное расстройство — синдром жертвы нарцисса. Люди, которые находятся в близких отношениях с нарциссом, испытывают страх и злость из-за своей беспомощности, чувствуют себя обманутыми и сомневаются в собственной адекватности.

Нарциссизм может проявляться совершенно по-разному, и самовлюбленность — далеко не главная его составляющая. Ставить кому-то диагноз на основе поверхностных наблюдений было бы неправильно — это может сделать только психиатр после тщательного наблюдения.

Как считают современные психотерапевты, в основе нарциссического расстройства лежит не чрезмерное тщеславие, а раскол психики на два элемента: грандиозное «я» и ничтожное «я». Источником проблемы является скорее не избыток самолюбия, а его недостаток.

Как пишет психоаналитик Сэнди Хотчкис, «когда вы сталкиваетесь с высокомерием нарциссической личности, вы видите не истинную гордость, а глубокий и иррациональный страх перед своей никчемностью». Главная цель и потребность истинного нарцисса — самоутвердиться за счет других.

«Они ищут человека, который смог бы им зеркально отразить ощущение их значимости и который при этом мог бы взять на себя невыносимое бремя их стыда и зависти. Для нарциссической личности партнер является всего лишь средством, позволяющим собрать воедино части его личности, восполнить его ресурсы и помочь ему скрыть дефекты своей личности».

Из книги «Адская паутина. Как выжить в мире нарциссизма»

Если вас тревожит мысль, что вы можете быть нарциссом, скорее всего, с вами всё в порядке. Если же вам кажется, что нарциссами являются все вокруг, кроме вас, тут-то и стоит забеспокоиться.

То, что бывает с другими

Есть множество сайтов, ютуб-каналов и популярных статей, посвященных нарциссическому расстройству. Они описывают типы нарциссизма, типичные нарциссические защиты, способы манипуляции и методы борьбы с партнерами-нарциссами, нарциссами-родителями, нарциссическими боссами и нарциссами-подчиненными. Книги о том, «как распознать и обезоружить нарцисса», привлекают огромную аудиторию и горячо обсуждаются в блогах.

Все эти обсуждения создают прочное ощущение, что нарциссы теперь везде и повсюду.

«Нарциссизм культивируется современным обществом, поощряется в средствах массовой информации и интернет-пространстве. В связи с эпидемией нарциссизма контакты с „зараженными“ почти неизбежны…

Если бы нарциссы были просто недотепами или обычными проходимцами, взаимодействия можно было бы с легкостью избежать. Но сила их привлекательности, обаяния, шарма действует как магнит, и мы всё больше тянемся именно к ним».

Источник

Лингвисты фиксируют важное изменение в русском языке: в нем закрепилась новая лексика, связанная с выстраиванием личных границ, психотравмами и психологическими защитами: токсичные отношения, газлайтить, триггерить, хейтить, обесценить.

Физическое и психологическое насилие, которое раньше считалось нормой, становится объектом пристального внимания и критики. Несмотря на всю пользу, у этого процесса есть и темная сторона — стремление навешивать диагнозы на других людей и осуждать их за качества, в которых мы сами не хотим признаваться.

Если мы считаем, что все нарциссы — больные чудовища, то отстраняемся от них, как будто они не имеют ничего общего с нашим собственным опытом. Но нарциссические черты есть в каждом человеке. Логика «если ты сделал то, что мне не понравилось, ты — деструктивная личность», именно их и поощряет.

«Хотя наше общество проявляет всё больше сострадания к тем, кто страдает от ментальных расстройств, по большей части мы не распространяем это сострадание на истинных нарциссов, — указывает психотерапевт Джозеф Бурго. — Диагноз „нарциссическое расстройство личности“ почти обесчеловечивает его носителя. Нарциссы — это злодеи: эгоистичные, претенциозные, не способные на чувство товарищества, безжалостные эксплуататоры, жестокие и мстительные. Короче, они не похожи на нас, и мы их не любим».

Обвинение других людей в нарциссизме позволяет нам почувствовать, что мы выше и лучше других. Мы не поддались всеобщему помешательству и остались добрыми, скромными и сострадающими. Но это обманчивое ощущение.

Еще в 1970-е годы культурные критики сетовали на культуру нарциссизма, которая поощряет поверхностные удовольствия и завышенную самооценку. Их обвинения звучат очень знакомо: трудовая этика умерла, главной ценностью стал гедонизм и потакание собственным желаниям; религия уступила место «нарциссическим культам самосовершенствования»; общество утратило свой моральный компас. Признаки разрушения и упадка они видели повсюду — от диско-вечеринок и увлечения психотерапией до бега трусцой и ношения джинсов после 30 лет.

Если мы действительно живем в эпоху нарциссизма, в список критериев этого расстройства стоит добавить еще один: «Навязчивое стремление обвинять других в нарциссизме».

А вот что еще интересно
А вот еще что интересно