Спецпроект

Как тратить деньги с умом и красиво?

Бездействие — тоже насилие. Что такое неглект и как он разрушает наши отношения

Насилие не всегда громкое, буйное, с кулаками и угрозами: иногда оно тихое и бездействует. Психолог Наталья Ульянова объясняет, почему пренебрегать потребностями зависящего от нас человека — самое настоящее насилие, а также рассказывает, причем тут власть и как проверить на склонность к неглекту самого себя.

Представьте себе молодого отца, который следует заповеди «надеть кислородную маску сначала на себя» и бережет свой сон: ведь он единственный кормилец в семье, пока его жена ухаживает за младенцем. Он ложится спать в отдельной комнате, плотно закрывает дверь, чтобы плач не будил его. Казалось бы, все правильно: мужчина сделал выбор в пользу своего здоровья.

Вот только женщина, укачивающая малыша и едва успевающая уснуть в перерывах между кормлениями и сменой подгузников, такого выбора не имеет. Ей некому поручить новорожденного, чтобы самой поспать «законные» восемь часов без пробуждения, а в зоне ее ответственности целиком находится жизнь ребенка. Накапливающийся недосып приводит к разрушительным последствиям — от клинической депрессии до послеродового психоза.

Ситуация, когда заботой о себе и своих границах маскируется полное перекладывание своих обязанностей на плечи другого человека, описывается термином «скрытое насилие», или «неглект».

Неглектом могут быть совершенно пустячные, на первый взгляд, ситуации: накормить маленького ребенка джанк-фудом; забыть, что бабушка просила купить ей лекарство; не перезвонить в ответ на три пропущенных вызова от пожилого отца и т. п. Все эти «мелочи» при внимательном рассмотрении оказываются не так уж безобидны.

Что такое неглект?

Слово neglect в переводе с английского означает «пренебрегать», «не обращать внимания», «не выполнять долг».

В научной литературе с этим термином существует путаница, поскольку за ним закрепилось два разных значения. В нейрофизиологии неглект понимается как нарушение восприятия собственного тела, выражающееся в «выпадении» из поля зрения левой или правой стороны, а в социальной психологии — как форма психологического насилия в виде пренебрежения потребностями, интересами и личностью жертвы (о втором смысле мы и будем говорить).

Изучение неглекта как разновидности насилия первоначально велось в контексте детско-родительского взаимодействия. Неглект по отношению к детям — это систематическое игнорирование взрослыми физических или эмоциональных нужд ребенка, которое приводит к долгосрочным нарушениям его телесного или психологического здоровья.

К примеру, сын жалуется на головную боль — родители в ответ отмахиваются: нечему там у тебя болеть, молод еще. В результате медицинскую помощь ребенок получает только тогда, когда боль становится совсем невыносимой. Если ее причина крылась, например, в кровоизлиянии или церебральной ишемии, упущенное время может привести к необратимым поражениям мозга, инвалидности и даже смерти.

Нежелание родителей выделять время на эмоциональное общение и игры с ребенком, или прилагать усилия для зачисления в образовательное учреждение, или решать возникающие проблемы и т. д. — все это также примеры родительского неглекта.

Сейчас неглект понимается шире, а его жертвами могут быть признаны не только дети, но и взрослые, находящиеся в уязвимом положении: беременные женщины, матери младенцев, пожилые люди, больные в стационарных учреждениях и т. д. Общая черта таких людей — их временная или постоянная зависимость от других из-за утраты трудо-, а иногда и дееспособности.

Неглект отличается от случайных промахов или здоровой защиты границ следующими признаками:

— систематическим пренебрежением обязанностями: «отмахивание» от просьб и неудовлетворение жизненных потребностей человека, зависимого от неглектора, происходят постоянно и выдаются за норму;

— нанесением реального урона или вреда жертве: неглект раз за разом ухудшает физическое или психологическое здоровье зависимого лица, усиливает его экономическую несвободу, разрушает социальные связи и т. п.;

— смещением фокуса ответственности: неглектор не признает собственной вины в происходящем, перекладывая ее на окружающих или саму жертву.

Неглект проявляется не только в близких отношениях: грубое обращение медиков с пациентами стационарного отделения больницы тоже скрытое насилие.

Врачи и медперсонал могут отказывать больным в обезболивании («вам не положено!»); не выполнять простые бытовые просьбы: дать питьевой воды или поправить постель («буду я к каждому бегать!»); ограничивать свободу перемещения («выходить из палаты запрещено!») и т. д.

Своей вины работники медучреждения не ощущают, объясняя происходящее разными обстоятельствами: распоряжениями руководства, чрезмерной загруженностью, «неправильным» поведением самих больных.

Тем не менее каждое из этих действий (или бездействий), хотя и не нарушает должностных инструкций, фактически является насилием и ведет к увеличению стресса и ухудшению здоровья людей, и без того обессиленных болезнью.

Получается, что неглект — это такая форма насилия, при котором обладающий властью и обязательствами человек систематически отказывается удовлетворять жизненно важные потребности зависимого от него лица, не обеспечивает необходимую ему поддержку и помощь и не признает свою ответственность в сложившейся ситуации.

Формы скрытого насилия

Важнейшая проблема, мешающая бороться с неглектом, — его «невидимость». Даже вовлеченные в ситуацию скрытого насилия участники могут его не замечать, не говоря о сторонних наблюдателях. Психологи составили список форм, в которых может проявляться неглект:

— эмоциональный неглект — пренебрежение психологическими потребностями зависимого лица, его потребностью в уважении, общении и т. п. (например, высмеивание родителями романтических переживаний дочери-подростка);

— физический неглект — оставление зависимого лица в заведомо опасной для жизни или здоровья ситуации (например, отказ вызвать скорую помощь человеку с признаками внезапного инсульта);

— неглект в образовательной сфере — препятствование получению зависимым лицом общего или профессионального образования (например, требование старших родственников, чтобы невестка сразу после замужества бросила институт ради бытового обслуживания семьи);

— медицинский неглект — ненадлежащее обеспечение человека с острым или хроническим заболеванием врачебной помощью, лекарствами и уходом (например, запрет на переливание крови нуждающемуся в этом ребенку из-за религиозных взглядов родителей);

— неглект в сфере психологического здоровья — игнорирование рекомендаций специалистов (психологов, психотерапевтов, дефектологов и т. д.) по психологическому развитию или психокоррекции зависимого лица (например, попрекание «ничегонеделанием» и «ленью» человека, страдающего клинической депрессией).

Неглект всегда начинается с малого: что-то забыл, где-то недопонял, немного сорвался. Такие промахи свойственны любому живому человеку — не записывать же за это всех в неглекторы?

Ключевой момент, который превращает случайные ошибки в систематическое явление, — ответственность за ликвидацию их последствий.

Например, если отец с инвалидностью и его взрослый сын опаздывают на врачебный прием по вине последнего и он сразу берется исправлять свою ошибку, тратя на это собственные ресурсы: сам договаривается с доктором о внеплановой консультации в ближайшее время, сам оплачивает ее и сам привозит родителя в клинику — можно говорить о нормальном характере семейного взаимодействия. Более того, столкнувшись с необходимостью разбираться с результатами собственных оплошностей, люди, как правило, стараются не допускать их повторения: выезжают пораньше, ставят будильники и напоминания на телефоне и т. д.

Взаимоотношения людей, один из которых зависит от другого, можно считать деструктивными, когда последствия пренебрежения — «забывание» и игнорирование — становятся проблемой самого зависимого или третьих лиц.

В этом случае негативный сценарий может повторяться, с каждым разом усугубляясь: в первый раз дело обойдется опозданием к врачу, во второй — «перепутанной» датой приема, в третий — сын и вовсе решит «обидеться» на отца, сетующего на то, что консультация уже два раза откладывалась, и отмена поездки станет своего рода «наказанием за неблагодарность». Тяготы, связанные с не назначенным вовремя лечением при этом лягут на самого больного или на человека, обеспечивающего ему постоянный уход (например, старенькую маму). Такая ситуация уже подходит под описание медицинского неглекта: в ней присутствует и систематичность, и уход от ответственности, и нанесение реального урона жертве.

Неглект может успешно маскироваться под вполне обыденные схемы поведения. К таким относятся, например, знаменитая «творческая рассеянность» ученых, музыкантов или писателей (даже если общественность пока не дождалась от них ни одного открытия, альбома или книги).

Прикрываться идеей служения великому делу оказывается очень удобно, чтобы не брать на себя хлопоты по обеспечению и воспитанию детей, да и вообще заморачиваться низменным бытом, свалив все обязанности на плечи супругов или родителей.

Другой вариант скрытого насилия — знаменитое «вас много, а я одна» — отказ работников социальных учреждений искать варианты помощи тем, кто в этом нуждается: пациентам в поликлинике, детям в детском саду и т. д. Когда под предлогом чрезвычайной занятости (при том, что на чаепитие или обсуждение сплетен время неожиданно находится) регистратор заставляет человека на костылях прыгать по лестнице на четвертый этаж за справкой или нянечка оставляет малыша в перепачканной супом одежде — это тоже проявления неглекта, почти незаметные и, увы, почти привычные.

Почему неглект тоже насилие?

Последствия для жертв неглекта оказываются такими же печальными, как и для жертв других видов насилия. Помимо прямого урона из-за не оказанной вовремя помощи к ним относят хронический стресс, трудности в социальном взаимодействии, депрессивные и тревожные расстройства, социальную изоляцию, склонность к построению дисфункциональных отношений в будущем и даже слабую восприимчивость к антидепрессантам.

Общий механизм развития этих проблем примерно таков: постоянно сталкиваясь с обесцениванием просьб и жалоб, а вслед за этим и личности в целом, жертва привыкает к мысли о собственной незначительности и отсутствии права на элементарную заботу от окружающих.

Формируется искаженный образ собственного «Я», который влияет на все дальнейшее поведение человека — от выбора будущих супругов до готовности уступить свои ресурсы при малейшем давлении со стороны.

Из-за этого многие последствия неглекта имеют отложенный характер, проявляясь спустя многие годы после выхода из травмирующей ситуации.

Как проверить себя на склонность к скрытому насилию?

Разнообразие форм и неявный разрушительный эффект неглекта делают этот вид насилия неочевидным не только для его жертв, но и для самого неглектора. То, что внешне выглядит как стремление отгородиться от навязанных проблем, может на деле быть и здоровой заботой о себе, и деструктивным способом выстраивать взаимоотношения.

Что делать, если вы сомневаетесь, не являются ли ваши собственные действия проявлениями неглекта? Чтобы это выяснить, можно использовать чек-лист, основанный на критериях, предложенных исследователями из Лондонского университета:

— вы не обращаете внимания на то, что человек, зависящий от вас (ребенок, пожилой родственник, пациент и т. п.) чем-то расстроен или обижен;

— вы не интересуетесь, что делал зависящий от вас человек в то время, пока вы не виделись;

— вы не пытаетесь успокоить зависящего от вас человека, если он огорчен или встревожен;

— время от времени вы оставляете зависящего от вас человека в одиночестве (без присмотра или возможности оперативно связаться с вами);

— вы не интересуетесь чувствами и переживаниями зависящего от вас человека;

— вы не обеспечиваете зависящему от вас человеку возможность проходить плановые или профилактические медицинские осмотры;

— вы не заботитесь о зависящем от вас человеке во время недомогания или болезни;

— из-за ваших действий или бездействия зависящий от вас человек не может в полной мере удовлетворить базовые потребности (в еде, одежде, сне и т. д.).

Если хотя бы половина из этих утверждений верна, можно уверенно говорить о наличии неглекта в отношениях.

Однако даже если верны лишь 2-3 пункта из чек-листа, это тревожный звонок: вы систематически игнорируете эмоциональные или физические потребности того, кто в силу возраста, болезни или других обстоятельств не может позаботиться о себе сам.

Важно заметить, что все перечисленные критерии неглекта справедливы только для тех случаев, когда люди связаны друг с другом профессиональными, семейными или моральными обязательствами и при этом один обладает определенной властью, а второй, напротив, ограничен в своих возможностях (временно или постоянно).

Если жена не отпросилась с работы, чтобы сидеть у постели слегка простуженного мужа, это не характеризует ее как неглектора, поскольку участники ситуации состоят в паритетных отношениях и не находятся в опасной ситуации. А вот если муж отказался уехать с корпоратива, чтобы отвезти жену со схватками в роддом, это может быть признаком скрытого насилия, поскольку рожающая женщина находится в уязвимом положении, а несвоевременное оказание медицинской помощи серьезно угрожает здоровью матери и ребенка.

Неглект по отношению к самому себе

Однако вы можете быть неглектором, даже если у вас нет маленьких детей, беременных жен, несамостоятельных пациентов и родителей-инвалидов. На свете точно есть человек, чье благополучие целиком зависит от ваших действий, — это вы сами.

Пренебрежение собственными потребностями, привычка не замечать усталость и разочарование, понукание самого себя «а ну-ка соберись, тряпка, нечего тут сопли распускать» — признаки явления, названного психологами «самонеглект».

Последствия такого типа неглекта могут быть даже более разрушительными, чем результаты «внешнего» насилия: человек, игнорирующий свои желания и эмоции, зачастую отказывается принимать помощь окружающих, считая свои проблемы не стоящими внимания. Такое поведение со временем, как правило, усугубляется, вплоть до развития разных форм суицидального поведения — отказа от еды, пренебрежения правилами физической безопасности, депривации сна и т. д., — сопровождающихся тяжелыми соматическими и психическими расстройствами.

Попробуйте проверить себя по чек-листу, описывающему проявления неглекта в отношении самого себя:

— вы часто выполняете работу, не обращая внимания на усталость и голод;

— вы откладываете плановые и профилактические визиты к врачу до тех пор, пока не почувствуете симптомы нарушения здоровья;

— вы отказываете себе в развлечениях и удовольствиях, чувствуя, что не заслуживаете их;

— вы пренебрегаете полноценным отдыхом, сном или гигиеной из-за работы, домашних хлопот и других дел;

— вы не выделяете время и деньги на собственную учебу или саморазвитие в интересной для вас области;

— вы стыдите себя за «чрезмерные» проявления эмоций, слезы или жалобы;

— вы часто переносите болезни на ногах, приступаете к рабочим или бытовым обязанностям, не закончив процесс лечения и восстановления;

— вы не обеспечиваете себе полноценного питания, перехватывая еду на бегу, обходясь джанк-фудом или дешевой однообразной пищей.

Если вы дали четыре и более утвердительных ответа, ваше пренебрежение к себе носит опасный и, что особенно страшно, системный характер. Даже двух совпадений с чек-листом может быть достаточно, чтобы подумать о том, как можно изменить привычное, но, увы, саморазрушающее поведение самостоятельно или с помощью специалиста.

Причины и источники скрытого насилия

Как и любое явление, неглект не развивается на пустом месте. Среди его причин есть внутренние (связанные с особенностями личности самого неглектора) и внешние (закрепляющие неглект как негласную норму социального поведения).

К внутренним факторам неглекта относятся:

— Эмоциональное выгорание. Специфическая реакция на перенапряжение, вызванное высокой рабочей или бытовой нагрузкой, а также родительскими обязанностями, является одной из наиболее распространенных предпосылок для проявления неглекта.

Часто в таких случаях человек отгораживается от чужих проблем — это попытка психики хоть как-то сохранить остатки сил, несмотря на то, что в долгосрочной перспективе последствия такого отношения будут еще более разрушительными.

— Низкая эмпатия. Эмпатия, то есть способность сопереживать другим, запускает механизм заботы. Соответственно, неумение поставить себя на место близкого человека может стать ключевой причиной, по которой его чувства и нужды воспринимаются как неважные, а их выполнение отодвигается на задний план или просто игнорируется.

— Когнитивные нарушения. Часто человек с расстройствами памяти, мышления и волевой регуляции не может заботиться не только о другом человеке, но и о самом себе — этот феномен нередко наблюдается у пожилых людей, страдающих деменцией и другими ментальными нарушениями. В этом случае неглект не носит целенаправленный характер: человек оказывается просто не в состоянии запомнить инструкцию или спрогнозировать результаты собственных действий.

— Злоупотребление психоактивными веществами. Систематическое употребление алкоголя или наркотиков заметно снижает способность к нормальному социальному взаимодействию. Химическая зависимость искажает личность: человек становится грубым, раздражительным, перестает выполнять родительские и иные обязанности. По данным исследователей, именно этот фактор — ключевая предпосылка для развития неглекта в семьях с низким доходом.

Внешние причины неглекта связаны с тремя важнейшими показателями:

  • экономическим благополучием;
  • особенностями родительского воспитания;
  • общей толерантностью социума к насилию.

— Существование за чертой бедности, когда люди вынуждены ежедневно бороться за выживание, в значительной мере способствует развитию неглекта.

Крайне трудно отвечать на эмоциональные запросы детей или обеспечивать качественный медицинский уход больной тетушке, если вы крутитесь на трех работах и все равно едва сводите концы с концами.

Более того, у постоянно недоедающих людей развиваются психопатологические симптомы: сужение интересов, нарастание раздражительности и агрессивности, эгоцентризм и т. д. — все это, безусловно, заставляет пренебрежительнее относиться к нуждам близких.

— Стиль родительского воспитания во многом определяет базовое отношение человека к себе и к миру. В семье закладываются наши представления о том, как следует взаимодействовать с окружающими, а схемы поведения наших родителей с нами мы очень часто воспроизводим уже при общении с собственными детьми. Ученые из Гарвардского университета показали, что дисфункциональная модель отношений, включающая в себя эмоциональное отвержение, «холодный» стиль воспитания, игнорирование проблем детей и т. д., с большой долей вероятности будет воспроизводиться в следующих поколениях одной и той же семьи.

Если родители игнорировали ваши нужды (или других домочадцев) в «воспитательных» целях или просто от недостатка эмоциональных ресурсов, вам потребуется много сил и времени, чтобы выработать другие, более человечные, способы взаимодействия.

— Отношение социума к насилию — еще одна значимая предпосылка для проявления его скрытых форм в отношении незащищенных членов общества. Неглект может восприниматься как норма обращения с детьми, стариками, пациентами и т. д., причем важную роль в формировании такой нормы играют социальные стереотипы. Более того, в некоторых ситуациях неглектором может выступать не один человек, а целая группа: семья, община, город или даже целое государство.

Такой социальный неглект проявляется, например, в коллективном отказе поддерживать уязвимые группы населения — от выдворения из публичных мест кормящих матерей (и последующей ожесточенной интернет-дискуссии о том, можно ли женщине с грудным ребенком выходить дальше поликлиники и детской площадки) до абсолютной недоступности городской среды для людей, передвигающихся на колясках, и равнодушного отказа в помощи: «Не положено».

Потенциальные жертвы социального неглекта — любые представители дискриминируемых групп. Результаты исследования отношения персонала дома престарелых к постояльцам показали, что чаще игнорируют нужды тех пожилых людей, которые бедны, относятся к расовым или религиозным меньшинствам, имеют инвалидность и т. д.

Перекос заметен и в гендерном отношении: с одной стороны, девочки чаще становятся жертвами родительского неглекта, а с другой — к проявлениям неглекта женщинами общество относится куда менее терпимо, чем к такому же поведению мужчин.

Однако если в западной психологии эта проблема, по крайней мере, озвучивается и изучается, то в России о ней вообще практически не говорят. К сожалению, для нашего общества насилие до сих пор воспринимается как неоспоримый атрибут любой, хоть мало-мальской, власти.

Отличная иллюстрация — знаменитый синдром вахтера, когда посетителям различных учреждений затрудняют доступ к получению услуг, отказывают в обслуживании или просто делают оскорбительные замечания сотрудники низовых позиций — охранники, клерки и т. д., — реализующие через неглект свое, пусть и сиюминутное, превосходство над другим человеком.

К сожалению, полностью избавиться от влияния социума на наши взгляды невозможно, но вполне реально со временем развить в себе навык критического восприятия традиционных привычек и перестать, например, стыдить людей за проявления слабости или обесценивать их чувства.

Как быть, если вы — неглектор?

Как быть, если вы поняли, что ваше поведение в целом или в отдельных, но регулярных мелочах похоже на неглект?

Кто бы ни был его мишенью: ребенок, родственник, пациент или вы сами, чтобы исправить ситуацию необходимо научиться новым, ненасильственным техникам взаимодействия.

Первый шаг к любым изменениям — понять причины, побуждающие вас действовать неэффективно.

Какие ваши потребности выходят на первый план в тот момент, когда вы действуете как неглектор? Почему вы забываете просьбы, высмеиваете чужие чувств, а на попытки завязать разговор всегда отвечаете: «Я занят»? В зависимости от реальной причины неглекта избавление от него может основываться на разных механизмах — от обращения к врачу для лечения физиологических проблем, влияющих на когнитивные способности, до смены профессии или пересмотра собственной роли в семейных отношениях.

В любом случае полезно будет освоить техники ненасильственного общения, направленные на прямое и недвусмысленное озвучивание собеседниками собственных чувств, потребностей и просьб.

Откровенный разговор с близким человеком или психологом может помочь прояснить «сложные» моменты и выработать бережные способы реагирования в «нересурсных» состояниях.

Например, полезно завести список необходимых бытовых рутин, в котором вы ежедневно будете отмечать выполненные дела, чтобы не сваливать на супруга утомительную обязанность ежедневно напоминать вам о вашей части домашней работы. Возможно, что привычно вырывающиеся слова «отстань, мне не до тебя» получится превратить в «прости, я чувствую себя очень усталой, давай я отдохну, а через час мы сможем поговорить».

Может оказаться и так, что профессия, в которую вы когда-то шли с горячим желанием помогать людям, уже давно не приносит удовлетворения, а от вашего затяжного выгорания страдают окружающие и на работе, и дома.

Особый случай — проявления самонеглекта, который часто живет рядом с низкой самооценкой и негативным самоотношением. Понять причины въевшейся установки «я недостоин заботы» самостоятельно бывает довольно сложно: вероятно, в этом случае хорошей поддержкой станет обращение к психотерапевту. Специалист поможет пересмотреть приоритеты, внедрить в жизнь практики систематической заботы о себе и в целом улучшить самоощущение и самовосприятие.

Сейчас мы активно пересматриваем свои взгляды на человеческое общение: насилие становится недопустимым не только в явных, но и в скрытых формах. Поиск признаков неглекта может казаться натягиванием совы на глобус, но только до тех, пор, пока вам не станет ясно, что толерантность к насилию — это проявление насилия над самим собой. Пока что мало кто из нас был полностью свободен от насилия в отношениях, но у нас есть возможность устроить свою жизнь таким образом, чтобы это стало возможным.