Прекрасное

Слипстрим, технофэнтези, бизарро-фикшн, турбореализм: жанры фантастики, о которых вы не знали

Литература, спорящая с реальностью, всегда стояла на двух китах. Это научная фантастика, в которой космические корабли бороздят просторы вселенной, и фэнтези с мечами и магией, принцессами и драконами, героями и злодеями. Но два кита разделились на десятки рыбешек помельче. Направления фантастики меняются, отпочковываются, переплетаются и заключают странные союзы с реализмом. На свет вылезают все новые жанровые мутанты и поджанровые гибриды.

За появление субжанров ответственно само время. Новейшая литература не признает рамок и стирает любые границы. Холодная ирония постмодернизма соседствует с горячим былинным пафосом, а магические артефакты получают научное объяснение. И вот уже прекрасная Брунгильда, матерясь и помахивая световым мечом, летит через пространственно-временной тоннель руководить армией викингов с другой планеты. Появление набирающего обороты жанра ЛитРПГ связано с популярностью видеоигр и расцветом гик-культуры. А мелькнувший в 90-х «русский киберпанк» — с нашим справедливым желанием создать свой киберпанк с Рунетом и хакерами из студенческой общаги на улице Зайцева, которым устроить виртуальную революцию в годовщину Октябрьской — как два байта переслать.

Некоторые субжанры кормят орды плодовитых авторов, о других найдется только пара упоминаний в Сети, третьи бродят на подступах к высокой литературе, поэтому мало кому интересны, зато с ними писателю можно рассчитывать на серьезную премию. Какие останутся навсегда, а какие зачахнут в зародыше? Время же и покажет. Оно всегда так делает, а затем опять изобретает что-то новое.

Технофэнтези

В начале было Слово: «Любая продвинутая технология для постороннего наблюдателя неотличима от магии». Так сказал бог «твердой» научной фантастики Артур Кларк и благословил, сам того не зная, на появление жанра, в котором магия сосуществует с технологией, воюет с технологией или заменяет технологию. Ведьмы летают в космосе, оборотней клонируют, орки напиваются дешевой водкой и бьют лампочки в подъездах. Никаких объяснений происходящему не предлагается: такой мир, братаны, принимайте как должное. Термин «технофэнтези» возник, чтобы отделить направление от «научного фэнтези», в котором магии дается четкое псевдонаучное объяснение. Чем сильнее уходила фантастика от научно-технической, тем больше склонялась к скрещиванию бластера с мечом и волшебства с телепатией. Аниме и манга сейчас редко обходятся без технофэнтези. В последнее время жанр активно осваивают авторы фэнтезийных лавбургеров, обожающие поместить свою love story в любые декорации, которые не надо объяснять.

Читать: Роберт Хайнлайн «Магия, Инкорпорейтед», Святослав Логинов «Имперские ведьмы», Барбара Хэмбли «Кремниевый маг».

Смотреть: аниме «Ходячий замок» (2004), фильмы «Бессмертные: Война миров» (2004) и «Яркость» (2017).

Слипстрим

Диктор сообщает: женщина родила полдюжины кроликов, люди-невидимки ограбили автозаправку — в общем, ничего нового не случилось. Вы прослушали краткую сводку новостей радиостанции «Слипстрим». Вы и раньше слушали это радио, когда читали «Превращение» Кафки, где Грегор Замза в один ужасный день вдруг проснулся насекомым. Только тогда никто не использовал термин «слипстрим», предложенный современным гуру киберпанка Брюсом Стерлингом. Предложить-то он предложил, но общая мысль в его объяснении сводилась к тому, что слипстрим — это когда вам странно. Во время чтения, после и, возможно, еще долго. Жанр близок к сюрреализму в своем размывании границы между фантазией и реальностью, неверен, нелогичен и зыбок. Достоверно о нем известно лишь то, что к нему относится роман Анны Каван «Лед» и почти все происходящее в тексте больше изнутри, чем снаружи.

Читать: Келли Линк «Вляпалась!», Тони Моррисон «Возлюбленная», Марк Данилевский «Дом листьев».

Смотреть: мини-сериал «Ангелы в Америке» (2003), фильмы «Запределье» (2006) и «Дэйв сделал лабиринт» (2017).

Бизарро-фикшн

Вот где настоящее запределье. Хоррор и черный юмор, гуро и порно, ад и окрестности. Те читатели, которые доживают до конца (персонажи обычно не доживают), либо плюются, либо говорят, что им никогда еще не было так плохо, но это очень хорошо. От обычного порно, кровавых слэшеров и откровенного треша произведения этого юного жанра отличает то, что в них заложен какой-то смысл, иногда даже глубокий, как утверждают авторы. В России бизарро почти неизвестен, поскольку большинство произведений жанра не переводятся на русский язык, правда, отечественные фанаты занимаются любительскими переводами и созданием аудиокниг на их основе. Пока даже на Западе публикациями бизарро-фикшн занимаются лишь специализированные издательства, заточенные подо все шокирующее с названиями вроде «Маленькие помощники Сатаны» и «Мультяшки в Лесу самоубийц».

Читать: Кэмерон Пирс «Жопогоблины из Освенцима», Карлтон Меллик III «Сатанбургер», Джефф Стрэнд «Умерщвление».

Смотреть: фильмы «Наказание» (2011), «Бивень» (2014), «Резня чуваков на братской вечеринке — 3» (2015).

ЛитРПГ

Жанр, созданный геймерами для геймеров. Фанаты ММОРПГ, для которых виртуальная реальность давно вытеснила аналоговый мир, ищут способы продолжить погружение в цифровое пространство. Вначале геймеры сочиняли фанфики по любимым играм, затем в жанре литРПГ появились лайт-новеллы или ранобэ — бесконечные фэнтезийные саги открыточного формата, иллюстрированные в стиле аниме или манги. Первой среди равных считается ранобэ южнокорейского автора Нам Хи Сона «Легендарный Лунный Скульптор», насчитывающая сейчас 51 том с заявкой на создание нового. Тренд подхватили и принялись раскручивать на бешеной скорости российские авторы. Более того, именно в России издается больше всего игровых историй о фантастических и фэнтезийных мирах, в которые можно вписать себя. Запасешься оружием и местной валютой, внимательно читаешь информационные блоки о предстоящих действиях твоего персонажа и чешешь вперед по страницам, выполняя квест. Идеальный досуг для человека, для которого жить и играть — одно и то же.

Читать: Дмитрий Рус «Играть, чтобы жить», Руслан «Дем» Михайлов «Господство клана Неспящих», Василий Маханенко «Путь Шамана».

Криптоистория

Сам термин «пошел» в народ с легкой руки писательского тандема Г.Л. Олди. В начале двухтысячных фантасты использовали его для определения жанра книги Андрея Валентинова «Печать на сердце твоем». Жанр близок к альтернативной истории, но со своими отличиями, которые автору объяснил Олег Ладыженский, половина авторского дуэта Олди:

Альтернативная история определяется тем, что автор рассматривает движение исторического процесса по пути, отличному от случившегося в реальности. Криптоистория рассматривает исторический процесс, полностью соответствующий реальному, но причины, приведшие к тому или иному результату, отличаются от известных нам по учебникам и статьям.

Иначе говоря: все было, но совсем не так, от нас что-то скрывают! Как известно, историю пишут победители. Почему бы не представить точку зрения проигравших? Все по секретным документам! Скандалы, интриги, расследования. Тайные общества, загадочные ордена и прочий «Код да Винчи». Иногда за всем стоят инопланетяне и демоны, а не масоны и тамплиеры. Бывает, что персонажи путешествуют во времени, нередки и случаи пресловутого «попаданства». У лучших авторов получается скорее философское переосмысление исторических событий, чем тривиальный детектив со слежкой за Лениным или Наполеоном. Многие российские авторы-документалисты тоже увлекаются криптоисторией, благодаря чему появляются произведения в смежном жанре «кто виноват в том, что мы плохо живем?».

Читать: Андрей Лазарчук и Михаил Успенский «Посмотри в глаза чудовищ», Елена Хаецкая «Ульфила», Андрей Валентинов «Око силы».

Смотреть: сериал «Сыщик Путилин» (2007), фильмы «Первые на Луне» (2004) и «Кредо убийцы» (2016).

Турбореализм

Отечественный жанр, появившийся не как «наш ответ» чему-либо с Запада, а как продолжение традиции реалистичной социальной фантастики, заложенной братьями Стругацкими. Само значение названия до конца неясно, вероятно, это следует понимать как «турбулентный реализм». Некоторые считают, что никакого турбореализма вообще не существует, есть лишь тонкая прослойка интеллектуальных авторов, которым зазорно причислять себя к фантастам, строчащим с каждым годом все больше про доблестных космогвардейцев с бластерами наперевес, светящихся вампиров и рыжих ведьм в магических академиях. В 90-х годах в узкий круг «страшно далеки они от народа» входили писатели Виктор Пелевин, Андрей Лазарчук, Андрей Столяров и Владимир Покровский, который и придумал термин «турбореализм». Но у жанра есть и другие приметы, кроме элитарности как таковой. Теоретики фантастики выделяют в первую очередь принцип надтекста, когда автор выходит за пределы всех слоев будничной реальности, конструируя новую общечеловеческую и опережая свое время. Сиюминутные проблемы человека преображаются в законы мироздания. Волна информации, создаваемой автором, катится из прошлого через будущее в вечность. Второй принцип эпикатастрофизма показывает существование общества как перманентную катастрофу — нравственную, социальную или космологическую. Произведения жанра отличает глубинный психологизм, метафоры, символика и обилие реминисценций. Мир как текст — это турбореализм. Мир как личность — это турбореализм. Мир как проблема, не имеющая решения, — это турбореализм. Или, выражаясь словами группы «Несчастный случай»:

«Мужик, ты чё, самый умный?

И чё, те больше всех надо?»

Читать: Андрей Лазарчук «Опоздавшие к лету», Владимир Покровский «Танцы мужчин», Виктор Пелевин «Чапаев и Пустота».

Смотреть: фильмы «Искушение Б.» (1991), «Пыль» (2005), «Generation П» (2011).

Бояръ-аниме

Самый свежий с пылу с жару молодой прогрессивный, динамично развивающийся жанр. Придуман нашими авторами, которые смотрели много аниме и почерпнули оттуда систему враждующих магических кланов. В принципе бояръ-аниме может считаться разновидностью боевого фэнтези, а иногда технофэнтези, но все же жанр обладает достаточно яркими специфическими чертами. Действие разворачивается в антураже современной Российской империи с князьями, боярами и особами, приближенными к императору. Под развесистой клюквой оперирует главный герой, который в условиях патриархального общества может быть исключительно мужского пола. Няшные тян с наивными большими глазами гроздьями вешаются на доброго молодца, поэтому магические сражения и битвы стихий перемежаются путаными любовными историями. Часты явления «попаданства», когда некто нереальной крутизны оказывается в теле подростка, ученика магической школы. Дальнейшая история понятна: мальчик не только выжил, но и всем показал. В силу новизны большая часть произведений жанра пока публикуется только в Сети, но уже существуют и бумажные версии.

Читать: Николай Метельский «Маски», Владимир Ильин «Повелитель миражей», Антон Демченко «Воздушный стрелок».

Альтернативная география

Изменится ли судьба Крыма, если из полуострова он станет островом? Как будет устроен наш мир, если представить, что в нем никогда не было Америки? Что случится, если Антарктида спонтанно эмигрирует на экватор? А что, если где-то существуют затерянные острова или даже целые миры?.. На самом деле альтернативная география — один из старейших жанров в литературе. К ней можно отнести и приключения Синдбада-морехода, и путешествия Гулливера, и даже древние мифы об Атлантиде. Это всегда «наша» реальность с фантастическим допущением в виде изменившихся очертаний на глобусе, иногда совсем небольших, иногда кардинальных. Действие может развиваться в любой исторический период, важно лишь то, чтобы на события произведения прямо влияла измененная география. Серьезные авторы при таком раскладе исследуют социальные аспекты, писатели легковеснее пишут приключенческие романы. Самые радикальные делают Землю плоской и ставят ее на трех китов — посмотрим, как планета выкрутится!

Читать: Василий Аксенов «Остров Крым», Филип Фармер «Поднять паруса!», Александр Громов и Владимир Васильев «Антарктида online».

Смотреть: фильмы «Земля Санникова» (1973), «Путешествие к центру Земли» (2008), «Конг: Остров черепа» (2017).

 

Это далеко не все странные, новые, необычные, на-самом-деле-очень-старые жанры, о которых вы не слышали или слышали, просто не знали, как называется ситуация, в которой мудрый седобородый маг палит из калашникова. Фантастика готова видоизменяться, преображаться и делиться до бесконечности. Иные субжанровые порождения не кажутся жизнеспособными или убедительными, но даже самые диковинные образчики (разумеется, когда речь не идет о чистой коммерции) существуют потому, что человеческая фантазия — это штука размером с целую вселенную. И если видового многообразия, необычности и странности не будет в фантастике, то где вообще их искать?