Pushkin museum – mobile top
Pushkin museum

Люблю тебя как сигарету: как работает никотиновая зависимость и почему сложно бросить курить

Никотин — черт в бумажке. Человек, который никогда не курил, представить себе не может, почему курильщик тянется к сигарете. Он считает, что это просто потому, что некоторые любят быть проблемой. Сигаретный дым вокруг, от кашля оглохнуть можно, воняет, а курильщик счастлив. В лифте накурено, ученые зря тратят ресурсы и даже собирают робота, который курит, чтобы изучать эффект от сигареты. Давайте разберемся, зачем я это делаю.

Зависимость от чего-нибудь эдакого развивается по одной и той же схеме: эдакое влезает в мозг и начинает всё расшатывать. Раз, два, уже не могу без тебя.

Весь механизм зависимости связан с источником удовольствия, которые есть в нас самих. Некоторые вещества имитируют естественные нейромедиаторы, ответственные за передачу сигналов в мозге; другие стимулируют высвобождение естественных нейромедиаторов.

Например, кокс связывает переносчики нейромедиатора дофамина (он вызывает жажду удовольствия) так, что клетка не может «забрать» дофамин обратно. Дофамин накапливается, кокаинист тащится. Особенно много дофамина в прилежащем ядре — той же части мозга, которая радуется, когда мы кончаем, утоляем жажду или успешно выживаем. Словом, кокаин успешно использует человеческий организм, чтобы его полюбили.

Никотин — ключ к нервной системе

Нежность курильщика к сигарете работает примерно так же. Сам по себе никотин — обычный симпатичный алкалоид. Хорошо растворяется в воде. Есть в картошке. Господи, он даже легкие не разрушает! Это задача других веществ.

Всего в табачном дыме 5000 компонентов, примерно 150 из них негодяи: например, угарный газ вызывает проблемы с насыщением крови кислородом у курильщиков. Еще в сигаретном дыме есть мышьяк, ацетон, формальдегид — в общем, всё очень красиво.

На фоне этого набора никотин выглядит не очень опасным. Но он действует на рецепторы точно так же, как нейромедиатор ацетилхолин.

Ацетилхолин помогает управлять парасимпатической нервной системой — это та часть нервной системы, которая всё замедляет, в меньшей степени он участвует в управлении симпатической нервной системой. Сами мы обеими этими частями, которые вместе составляют вегетативную нервную систему, обычно командовать не можем. Нашей воли не хватает, даже чтобы сознательно вспотеть.

В мозгу ацетилхолин занимается балансом: сон и бодрствование, нервяк и тупняк. Если мы нервничаем, ацетилхолин помогает успокоиться, тормозим — разгоняет. У курильщика этот функционал ацетилхолина отдан никотину, поэтому он курит, чтобы сосредоточиться, потом курит, чтобы расслабиться. А еще, еще… курение вызывает выброс дофамина!

Никотиновая зависимость формируется не сразу: у новичка никотину удается только потревожить парасимпатическую систему — тогда его тошнит. Только спустя время он добирается до симпатической, тогда от затяжки колотится сердце.

Спустя еще какое-то время курения (для каждого организма это индивидуальный срок) никотину удается перелезть через забор между кровью и мозгом, который не дает проникнуть в мозг токсинам — гемато-энцефалический барьер. Когда никотин преодолевает его, он отправляется разыскивать принимающую сторону — ацетилхолиновые рецепторы. После этого курильщик попадается на крючок.

Как зависимость формируется в мозге

Одни из самых распространенных рецепторов в мозгу называются a4b2. Они участвуют в выбросе множества нейромедиаторов — дофамина, ГАМК, или гамма-аминомасляной кислоты, глутамата.

А еще рецепторы a4b2 в основном связаны с зависимостью от курения: они так реагируют на никотин, будто созданы специально для него.

Забавно было бы обнаружить, что человек по природе должен курить, но на самом деле связь обратная: это никотин создан специально для ацетилхолиновых рецепторов. Так табак на грядке защищается от травоядных, особенно от насекомых: если они погрызут насыщенный никотином лист, то получат сильнейшую активацию нервно-мышечных синапсов. Это заставляет жука биться в судороге, а нас просто торкает.

Зависимость от табака формируется под действием сразу двух процессов:

1. никотин включает часть ацетилхолиновых рецепторов;

2. никотин вырубает часть ацетилхолиновых рецепторов.

Эти два пункта вместе кажутся немного странными, но именно они делают никотин таким опасненьким: он действует на выделение дофамина несколькими способами сразу.

Например, через рецепторы а7, которые завязаны на глутамат, никотин стимулирует выделение дофамина. Когда эти рецепторы оклемались, никотин (уже в низкой концентрации) вырубает — десенсибилизирует — рецептор a4b2, который помогает системе ГАМК подавлять дофаминовые выделение. Дофаминовый восторг длится.

А потом пора снова курить.

Подсесть на кайф: цикл курения

Курильщик становится курильщиком не сразу. Первые несколько сигарет его тошнит, потом плющит. Если же он мужественно и упорно преодолел неприятные симптомы, то он становится зависимым.

Зависимость связана с физиологией: синапсы привыкают, что их стабильно «заливают» никотином, и не парятся выработкой ацетилхолина. В результате, когда вы резко перестаете курить, выясняется, что ничто не помогает вам затормозиться или разогнаться — ацетилхолина-то мало.

По сути, это та же синаптическая пластичность, которая помогает нам выучить, где мы живем. Система поощрения, которой показали, как никотин способствует выбросу дофамина, обучает нас курить.

«Сломанная» система поощрения ведет к неожиданному эффекту: курильщика радует только курение. Как показало исследование, полосатое тело в мозге человека с никотиновой зависимостью не просто с восторгом реагирует на сигарету — оно не очень ярко реагирует на другие стимулы вроде денег и стейков.

То есть курение делает человека счастливым… и снижает ценность всего остального, а чем ниже ценность всего остального — тем выше мозг ценит никотин.

В теории это когнитивное искажение объясняет, почему срываются завязавшие курильщики: они хотят наконец-то обрадоваться. Когда годами связывал все важные моменты жизни с сигаретой в пальцах, руки кажутся пустыми.

Виноваты мама, гены, раса

Подчеркнем, что никакой прямо точно доказанной зависимости нет, но да — склонность к курению может зависеть от генетики.

Например, у курения есть статистически слабая, но таки связь с полиморфизмом в гене DRD2. У ребят с аллелью Taq I A1 гена DRD2 в полосатом теле мозга снижено количество рецепторов к дофамину. Возможно, никотин помогает им догнать дофамин до нормального уровня или, наоборот, их сильнее прет (но это не точно). Забавно, но еще Taq I A1, возможно, мешает учиться на своих ошибках.

Четче прорисована связь курения с геном CYP2A6. Он кодирует фермент, который ответственен за расщепление никотина в печени. Чем быстрее распадается никотин, тем быстрее он исчезает из организма. Если форма гена полиморфна, человек усваивает никотин… по-разному.

Биологическая этиология привычек и характеристик — довольно странное дело.

В некоторых вариантах фермент вообще неактивен, в некоторых — наоборот, очень. Тем, у кого никотин разлагается медленнее, труднее подсесть на курение: уровень никотина в организме у них сохраняется дольше, чем у людей с другими вариантами, то есть одну от другой прикуривать не нужно. Никотиновое голодание у них реже. Еще они начинают курить позже, курят реже и в 1,75 раза легче слезают.

Потенциально у курения есть даже расовые особенности. Так, в исследовании 2002 года сотня с лишним человек приняла участие в эксперименте по метаболизму никотина. 37 американцев китайского происхождения усваивали из сигареты меньше никотина, а также гораздо медленнее метаболизировали его, чем их белые и латиноамериканские коллеги-курильщики. Еще одно исследование показало, что организмы чернокожих курильщиков медленнее, чем белых, очищаются от котинина — промежуточного никотина.

В будущем ученые планируют однозначно связать все данные по генетическим факторам, связанным с курением. Тогда мы сможем индивидуально настраивать антитабачную терапию с учетом особенностей — уточнять дозировку препаратов не только в соответствии с весом пациента, но и с формой его гена.

Среда, личность и экстраверсия: что подталкивает к курению

Сами по себе генетические факторы не вполне объясняют, почему человек начинает курить. Гены сигареты в сумки не подкидывают. Поэтому курение, как любое сложное явление, подвязано на разные факторы.

Во-первых, дети скорее закурят, если курят их родители. Тут и гены, и представления о приемлемом.

Лонгитюдное исследование показало, что курение родителей в любом возрасте — даже до рождения ребенка — увеличивает вероятность того, что дети будут курить. Если и старший брат или сестра курят, вероятность закуривания увеличивается в 6,3 раза. У курильщиков рождаются курильщики.

Во-вторых, ученые, изучая влияние генетических факторов и факторов окружающей среды, пришли к логичному выводу: курению способствует и необщее влияние окружающей среды. Например, если родители сообщают, что сверстники их детей проявляют деликвентное поведение или не ориентированы на обучение в колледже, шанс, что их ребенок курит в юношестве, повышается. Но есть тут и генетическое: полагается, что одна из причин, по которым подростки выбирают себе определенное окружение, — генетика.

В-третьих, значение имеешь ты сам. Десять лет ученые убили на изучение связи личности с курением. Чтобы описать личность, они взяли пятифакторную модель личности, «большую пятерку», известную с 60-х годов, но вошедшую в обиход позже: невротизм, экстраверсия, открытость опыту, доброжелательность, самодисциплина.

Черты, связанные с курением — невротизм и, внезапно, открытость опыту. Невротизм также значительно повышал вероятность перейти от «покуриваю» до «сигареты кончились, бежим в „Пятерочку“!». А снижает шанс, что человек закурит, такое качество, как добросовестность.

По задумке исследователей, если мы поймем, как личность человека связана с тягой к сигарете, мы сможем настраивать лечение курения под индивидуальные особенности. Так, невротикам, видимо, нужно как-нибудь дополнительно подавлять тревожность, пока они бросают курить, а то так и издохнуть можно.

В будущем попытка бросить курить будет сопровождаться целым профилем курильщика: наследственность, гены, другие вредные привычки, круг общения, социальный статус, характер.

Смешная вещь: часть исследований утверждает, что экстраверты курят чаще интровертов. Интроверты-то, конечно, невротики, зато экстраверты, скорее, склонны разыскивать стимулы вне себя. В 1985 году полторы тысячи детей несколько раз обследовали до того, как они схватились за сигареты и когда они закурили. В конце прошлого века юные курильщики оказались нервическими экстравертами с гневом и беспокойным сном, из семей похуже, чем некурящие, с более низкими оценками по словарному запасу и интеллекту. Но сейчас исследования считают связь курения с экстраверсией спорной.

Курить бросить легко. Я сам бросал тысячу раз

Антиникотиновая терапия для желающих бросить курить — это огромная головная боль. Есть заместительная терапия вроде жвачек, никотиновых спреев и так далее. Есть медикаментозная: она снимает те или иные симптомы абстиненции. Есть вейп и системы нагревания табака.

Есть мобильные приложения, чтобы бросить курить. В основном они основаны на статистике, доказывающей какой ты молодец: вот столько денег сэкономил, вот столько угарного газа тебя покинуло. К некоторым приложениям прилагается сообщество юзеров, где можно хвастаться своей сильной волей.

И, конечно, «Легкий способ бросить курить» — книга настолько скучная, что ты отказываешься от сигарет, лишь бы не читать ее дальше.

Есть метод Джадсона Брюера, основанный на, простите, методиках буддистского избавления от жажды чувственных удовольствий. Отделяешь себя от мысли, что очень хочется покурить, обнаруживаешь, что просто хочешь снять тягу от никотина, потому что с ней больно, видишь вещи, какими они есть, шлешь вещи на хер.

Привыкаешь осознавать, отвыкаешь курить. В общем-то, посмотри на себя с интересом исследователя. Исследование 2011 года показало на не очень большой выборке, что такой способ работает, действительно, получше, чем программа Американской легочной ассоциации, которая основана на информировании. «Работает получше» здесь значит «результат почти такой же, но абстиненции меньше». А это ровно то, чего мы страстно желали.

Что происходит с телом бросающего курить

Допустим, курильщик решает бросать курить. Оставим описание этих мук для Стивена Кинга: да, ты будешь есть всё, что не приколочено, и страдать. Но что же все-таки происходит?

12 часов. ВОЗ оптимистично описывает: в течение двадцати минут снизятся пульс и артериальное давление, через 12 часов уровень окиси углерода в крови упадет до нормы.

Сутки. Через сутки в вашем теле практически не остается никотина.

Трое суток. Через трое суток он выходит полностью. Освобождения бывший курильщик чаще всего не замечает, потому что он занят: ругается, бесится, отравляет всем жизнь. Это пик абстиненции: через трое суток физически станет легче, но психологически всё еще сложно.

Неделя. Через неделю — неделю с лишним из организма выводится котинин, метаболит никотина.

Три месяца. Через месяца три анализ волос методами масс-спектрометрии и газовой хроматографии больше не выявляет, что у нас тут бывший курильщик. Вдобавок возвращается в норму синтез дофамина.

Год. К концу года свежебросивший… прирастает примерно на 8,4 % к своему весу, если он женщина, и 6,8 % — если мужчина. Тут он от ужаса снова может начать курить: очень часто возврат к курению спустя десятилетия воздержания обусловлен сильным стрессом, выбросом эмоций. Мозг вспоминает, как он был счастлив с сигаретой, и дергает бывшего курильщика за штанину: ну давай затянемся! Первый год самый опасный. Исследование показывает, что от 60 до 90 % бросающих курильщиков возвращаются к сигарете именно в этот момент. Между вторым и третьим годами воздержания возможность рецидива — от 2 до 4 %. Менее 1 % шанса закурить снова только у тех, кто удерживается… больше десяти лет.

Может, возврат к курению как-то связано с памятью. Например, виновата сумма моторной памяти, которая помнит, как держать сигарету или кататься на велосипеде, и декларативной — курить или ездить на велосипеде классно!

Влияет, конечно, социально-экономическое неравенство. Оно, кажется, уже на всё влияет. Например, ученые заметили, что люди хорошо образованные держатся дольше, прежде чем закурят снова, чем люди с базовым, обязательным уровнем образования — 99 дней против 61. Чем выше доход у семьи, тем больше воли у бросающего: люди из семей с доходом 8000 швейцарских франков и выше держатся в среднем 100 дней, те, чей семейный доход составляет 4000 швейцарских франков и ниже, — 79 дней. Вдобавок обеспеченные образованные люди успешнее бросают курить навсегда.


Это странное, странное вещество никотин, которое порабощает, — действительно работает. Я пишу этот текст в перерывах между сигаретами, а за окном сияет прекрасное весеннее солнце.

Skoltech