Существует ли наше «я»: откуда взялась идея уничтожения эго и есть ли в ней научный смысл

Новости

Шум и ярость: проект Viva Italia привезет в Москву итальянский нойз

Журналист, ведущий серии подкастов об электронной музыке, создатель лейбла Monochrome Vision Дмитрий Васильев выпустил книгу Viva Italia. Это первая попытка систематизировать сведения об индустриально-шумовой и авангардной итальянской музыке на русском языке.

Презентация пройдет 11 января в клубе «Шаги» — по такому случаю в Москву приедут герои книги. Накануне события музыканты Никола Винчигерра (участник проектов Fecalove, Splinter vs. Stalin, Terminal Erection, Taeter, Outrage) и Девис Гранциера (Teatro Satanico) дали интервью Васильеву. В полном объеме оно опубликовано на платформе Syg.ma.

«Я люблю возиться со звуком и делать его максимально грязным или, напротив, девственно чистым, всё зависит от того, чего требует концепция работы. Я думаю, что это просто форма одержимости, мастурбация для ушей», — говорит Никола Винчигерра.

Проекту Taeter, с которым приезжает Винчигерра, десять лет. Коллектив играет пауэр-электроникс, так что «тексты и вокал должны быть не менее интересными и мощными, чем звук», а концерт — «простым и прямолинейным», отмечает музыкант.

Среди групп, которые на него повлияли, он называет представителей харш-нойз сцены Америки и Японии 90-х годов: Merzbow, Pain Jerk, Incapacitants, Macronympha, Skin Crime, а также образцы пауэр-электроникс и дэт-индастриал: Whitehouse, Con-Dom, Atrax Morgue, The Sodality, Murder Corporation, Nicole 12, Intrinsic Action, Slogun.

«Что касается всего остального [кроме звука], то единственный источник вдохновения — мой член», — заявляет итальянец.

Проект Teatro Satanico создали Девис Гранциера и Альберто Мария Кундалини в 1993 году, в память об умершем тогда общем друге. Это был «озорной старичок-фрик, называвший себя Команданте Бруно».

Девис увлекался музыкой, Альберто — поэзией. «Одно из многочисленных альтер-эго, которое он [Альберто] использовал для своих памфлетов и уличных стихотворений, звучало так: Cerchio Satanico Charles Manson (сатанинский круг Чарльза Мэнсона)», — рассказывает Гранциера.

Это название подошло и для музыкального проекта. Сначала его участники заменили «круг» на «театр», потом убрали отсылку к Мэнсону. Teatro Satanico одинаково звучит на трех языках — итальянском, испанском и португальском, и понятно любому европейцу, отмечает Гранциера. Театр воплощает искусство и поэзию, а сатанинский — значит в оппозиции к массовой культуре, объясняет музыкант.

«Музыка, будь то просто ремесло или область искусства, объединяет людей, в то время как политика людей разделяет. Со времен Юлия Цезаря принцип Divide et impera является общепринятым в политике», — убежден Гранциера.

Треки Teatro Satanico включены в компиляции, посвященные России: например, «Хорошо!» — трибьют Владимиру Маяковскому и футуризму, а другая компиляция отсылает к Ивану Грозному и концепции «Москва — Третий Рим». Программа, с которой группа выступит в Москве, будет «самой обширной и длительной» за всю историю коллектива.