Существует ли наше «я»: откуда взялась идея уничтожения эго и есть ли в ней научный смысл

Популярное

5 книг, которые нужно
унести с Non-Fiction

В Москве произошло великое событие для всех умных людей — открылась семнадцатая выставка интеллектуальной литературы Non-Fiction. Известный интеллектуал Александр Павлов советует обратить внимание на новые книги по философии, социологии, политической теории и культуре — одним словом, на все важные non-fiction тексты.

Дэвид Эдмондс.
Убили бы вы толстяка?
Задача о вагонетке: что такое хорошо и что такое плохо?

Пер. с англ. Дмитрия Кралечкина. М.: Издательство Института Гайдара, 2016. — 256 с.

С тех пор, как на русском языке вышла книга «Кочерга Витгенштейна», прошло более десяти лет. Те, кто ее уже прочитал, отложили текст на полки, а те, кто ее еще не читал, заходя в книжные магазины, не видят ее на развалах. Для желающих почитать что-то философское, но не имеющих сил и возможностей читать первоисточники, «Кочерга» может сослужить добрую службу. Это увлекательнейшее многостороннее журналистское расследование сложной философской темы. Теперь, прямо к Non-Fiction, ожидается новый хит, написанный одним из авторов «Кочерги». Посвящена она не Витгентштейну и не Попперу, а новейшей философской проблеме — вагонетке. Если вы вдруг смотрели довольно странный фильм «Философы: игра на выживание», то там про эту проблему даже говорят. Более того, это кино — своеобразная иллюстративная вариация проблемы вагонетки. Так что тема нешуточная, несмотря на то, что фильм не для всех.

Формулируется задача так: «Поезд без тормозов несется на пятерых человек, привязанных к рельсам. Если поезд не остановить, все пятеро погибнут. Вы стоите на железнодорожном мосту и с ужасом смотрите не происходящее. Но рядом с вами стоит незнакомый толстяк: если вы сбросите его с моста, он, конечно, погибнет, но его тело остановит поезд и спасет жизни пяти человек. Убили бы вы толстяка?». Вот вы бы убили? Не торопитесь отвечать — почитайте текст. Но при этом замечу, что проблема, она на то и проблема, что ее надо решать. Решайте вместе с автором.

В общем, «Проблема вагонетки» Дэвида Эдмондса обещает быть главной популярной философской книгой следующих двух-трех лет.

Рюдигер Сафрански.
Ницше: биография его мысли

Пер. с нем. И. Эбаноидзе. — М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2016. — 456 с.

Быть великим философом престижно. Возможно, копаться в деталях жизни и не всегда ясных мыслях великих философов (то есть заведомо обрекать себя на то, что посвящаешь свое время кому-то другому, вместо того, чтобы создать что-то значимое самому), менее престижно. Но только не в случае Рюдигера Сафрански. Сафрански доказал, что интеллектуальная биография — великий жанр. Только написана она должна быть соответствующим образом. При должном воплощении такая биография сама достойна встать в ряд с, собственно, философскими произведениями. Сложно сказать, найдется ли какой другой автор, кроме Сафрански, достойный стоять на полке вместе с Хайдеггером и Шопенгауэром и при этом не выглядеть лишним. Можно сказать больше — кое-кто, не имея возможности читать труды великих мыслителей, будет знать о мыслях философов и об их жизни лишь со слов Сафрански. Так что еще вопрос — кто более велик и кого точно запомнят. На русском уже вышли написанные Сафрански биографии Хайдеггера и Шопенгауэра. Настал черед Фридриха Ницше. Про Ницше издано немало биографий на русском языке, но такая одна.

Ричард Лахман.
Что такое историческая социология?

Пер. с англ. Максим Дондуковский; под науч. ред. Артема Смирнова. — М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2016. — 234 с.

На русском языке уже существует книга Ричарда Лахмана «Капиталисты поневоле», так что этого автора можно не представлять. Его новая книга пригодится не только социологам, но и вообще всем интересующимся гуманитарной наукой и тем, что можно было бы назвать междисциплинарными исследованиями. Это — прекрасное введение в дисциплину и написано оно простым и доступным языком. Особенно ценными главами в книге являются те, что посвящены культуре, семье, гендеру и революции. Впрочем, ценны в ней все главы. После прочтения книги можно подробнее изучить любую понравившуюся тему из исторической социологии — государство, революцию или неравенство. Лахман с изяществом рассказывает о ключевых работах — многие из которых не переведены на русский — важных для каждой темы дисциплины. И с каждой новой главой в эту тему хочется погрузиться глубже. Что-что, а интерес к исторической социологии Лахман умеет пробудить.

Надя Урбинати.
Искаженная демократия. Мнение, истина и народ

Пер. с англ. Дмитрий Кралечкин; под ред. Владислава Софронова. — М.: Издательство Института Гайдара, 2016. — 448 с.

Возможно, эта книга — наименее интересная из списка. Если быть более точным — она может заинтересовать немногих, но те, кого она заинтересует, останутся довольны. Текст посвящен различным искажениям демократии — неполитическому, популистскому и плебисцитарному. В двух словах не объяснишь — придется читать. Да и в принципе что касается интереса, это личное дело каждого. Например, я прочитал бы первым делом ее, хоть это и не простое дело. 448 страниц не пересказа других работ, но собственной плотной мысли осилить не так-то и легко. Вместе с тем, для читателя, интересующегося теориями демократии, это просто праздник какой-то. Я этот праздник все еще отмечаю. Это также и вызов для любого, кто примеряет на себя гордое звание «интеллектуала». «Ты интеллектуал?» — «Я? Да!» — «А Надю Урбинати про демократию читал?» — «Пока нет…» — «Ну и какой ты интеллектуал тогда?». Одним словом, книга окажется полезной для политического теоретика как в профессии, так и в быту. И у меня, друзья, к вам один вопрос: вы Надю Урбинати читали?

Уитни Филлипс.
Трололо. Нельзя просто так взять и выпустить
книгу про троллинг

Пер. с англ. Марины Вторниковой; под редакцией Владимира Потапова. — М.: Альпина Паблишер, 2016. — 300 с.

На фоне философии, социологии и политической теории нельзя забывать и про современную культуру. Книга про мейнстримную культуру и сетевой троллинг, написанная опять же преподавательницей университета — то, что нужно тем, кто не желает истязать себя вышеперечисленными научными исследованиями. К сожалению, перевод «Трололо» может ввести читателя в заблуждение — вдруг ему хочется узнать все про мемесы и интернет-фольклор, а не про становление и усиление загадочных животных, обитающих в сети? Между тем, ясно, что про все еще живых троллей читать гораздо интереснее, чем про давно умершие мемы. В сети вся информация про книгу есть, ищите там. Заинтересовать она может еще и потому, что на обложке текста располагаются личные рекомендации двух главных культурных критиков современности — Антона Кораблева и вашего покорного слуги. В общем, ищите на Non-Fiction.