Партнерский материал

Как стать частью современного искусства

Ноотропы: вечные отходы чистого разума

Многие уверены в существовании чудо-таблетки, которая дает мозгу мощь уровня Вассермана. Особо пытливых гугл приводит к группе препаратов под названием «ноотропы». Объясняем, что это такое, существуют ли вещества, которые могут дать нам сверхчеловеческие возможности к запоминанию информации, — и если нет, то чем может быть полезна фармакология для ума.

Наша память и сознание — это совокупность связей между нейронами, причем эти связи могут быть устойчивыми и неустойчивыми, постоянными и временными. Один из видов таких связей — долговременная потенциация, когда при частом стимулировании «принимающего» импульс нейрона повышается сила его отклика. На биохимическом уровне это проявляется в том, что у рецепторов сигнальных веществ (нейротрансмиттеров) на поверхности у «принимающего» нейрона повышается плотность и ионная проводимость. Однако это лишь один из немногих описанных механизмов памяти.

Механизм этот был открыт сравнительно недавно, но уже с середины ХХ века ученые пытались изобрести вещества (или схемы их приема), которые повышали бы способность людей к запоминанию.

Обычно для этого использовали производные амфетамина и другие психостимуляторы: считалось, что вслед за повышением бдительности и реакции улучшится и переход информации из кратковременной памяти в долговременную. Как выяснилось, это не совсем так: информация, выученная под психостимуляторами, задерживается в памяти лишь ненадолго.

На практике это выглядит так — студент что-то выучил, донес до экзамена и почти сразу забыл.

Fun fact: лекарства, которые препятствовали запоминанию, были известны чуть ли не с древности. Примером может служить красавка, она же Atropa belladonna, — растение, из которого впервые выделили атропин. Кроме того, первые антипсихотики (хлорпромазин) и антигистаминные (антегран), которые были известны с 1940–1950-х годов, также значительно затрудняли запоминание.

Пирацетам и появление ноотропов

Ситуация изменилась в 1960-х годах, когда румынский химик Корнелиу Джурджа изобрел пирацетам и ввел термин «ноотроп» в классификацию лекарственных препаратов.

Согласно Джурдже, ноотропный препарат должен иметь следующие особенности:

  • улучшение процессов запоминания и обучения;
  • защита от неблагоприятных факторов (электрические судороги, шок, гипоксия) и действия химических веществ (например, барбитуратов или холинолитиков вроде скополамина), которые негативно влияют на процессы запоминания;
  • усиление функций коры и подкорки головного мозга;
  • отсутствие эффектов, присущих другим группам препаратов (стимуляция, седация);
  • крайне низкая токсичность.

Как ни странно, большая часть этих свойств относится к пирацетаму. Но это не точно: согласно современным данным, пирацетам защищает только от гипоксии и при электрошоке. Вы ведь не работаете на kink.com и вас каждый день душат и бьют током? Вот именно.

«Ноотропные» свойства и способность ускорять восстановление при ишемическом (это важно) инсульте пирацетам показывает только в метаанализах клинических исследований. По сути, это очередное насилие над статистикой, когда при анализе недоступны первичные данные пациентов и данные «подгоняют» под необходимый результат.

В основном от пирацетама (особенно в таких количествах, в которых его употребляют студенты) больше вреда, чем пользы: он снижает уровни факторов свертывания крови на 3040 %.

Я не зря упомянул его гипотетическую способность улучшать течение ишемического инсульта, вызванного закупоркой сосуда. При инсульте геморрагическом, связанном с прорывом сосуда в мозге, вред пирацетама очевиден. Предупреждение об этом даже внесли в инструкцию: он клинически значимо ухудшает свертываемость крови.

То же самое относится и к его хтоническому брату дитиопирацетаму, у которого все атомы кислорода заменены на серу. В отечественной научной литературе он описан лишь в одной книге — «Основы медицинской химии» В. Г. Граника, где препарату приписывались чуть ли не космические антигипоксические свойства.

В клиническую практику он не пошел по одной простой причине: при испытаниях на мышах вещество вызывало множественные врожденные уродства. Но тут пришла Ахапкина, приделала к пирацетаму фенильный радикал, и тут всё завертелось.

Псевдостимулятор фенотропил

Все вы знаете такой «аптечный стимулятор», как фенотропил. Многие внушаемые люди даже сравнивали его эффект с классическими психостимуляторами, описывая «токою огрессию, аш зубы скрепят!», но это не совсем верно. Недавно в «Википедию» наконец-то внесли данные из давнишней статьи создательницы препарата В. И. Ахапкиной «Фенотропил как рецепторный модулятор синаптической нейропередачи», где был разжеван механизм действия этого псевдостимулятора.

Действительно, фенотропил — это ноотроп: он опосредованно повышает плотность НМДА-рецепторов и таким образом ускоряет формирование долговременной потенциации. А вот «агрессия» связана с тем, что он напрямую действует на никотиновые холинорецепторы: их активация способствует выбросу катехоламинов (главным образом норадреналина) из надпочечников в кровь.

Одно жалко: препарат сняли с производства в конце 2017-го — начале 2018 года из-за патентных споров изобретателей с компанией-производителем «Валента Фарм». Суть претензий состояла в том, что компания отказалась от разработки новых лекарственных форм фенотропила. Хотя ходят слухи, что у создателей в запасе есть несколько протестированных суперуберноотропов, которые ждут своего часа для выхода на рынок.

Препараты, имитирующие гормоны человека

Кроме фенотропила сумрачная советская фармпромышленность выпустила несколько пептидных препаратов. Отличаются они от классических «малых молекул» тем, что структурно и функционально имитируют естественные гормоны человека.

Например, препарат семакс по своей структуре — это слегка модифицированный аналог адренокортикотропного гормона (АКТГ), который, в свою очередь, является естественным стимулятором метаболических процессов и процессов запоминания. На данный момент это одно из немногих веществ, которое приблизилось к идеальному ноотропу.

Сверхчеловеческой памяти семакс не даст, но от отвлекающих и мешающих нормальной работе факторов избавит. Кстати, удивительно, что о нем знает лишь маленький процент ноотропщиков и любителей разогнать мозг, — вещество довольно интересное.

Существует еще один интересный пептидный препарат — селанк. Его часто путают с семаксом, и это не случайно: он тоже является «огрызком» одного из гормонов, естественного иммуностимулятора тафтсина. Однако очевидны его положительные свойства в отношении нервной системы — вряд ли индуктор мозгового фактора роста нейронов был бы вреден.

Стоит также упомянуть мемантин — многие считают его ноотропом из-за того, что его прописывают пожилым людям в тяжелой стадии болезни Альцгеймера. Его действие на здоровый мозг ничтожно.

А если учесть тот факт, что по структуре он является «младшим братом» мидантана (и связывается с дофаминовыми рецепторами едва ли не лучше, чем с НМДА), то потребители высоких доз вместо улучшения способности к запоминанию могут получить хорошее такое поражение печени и замечательный психоз с галлюцинациями.

Незарегистрированные и запрещенные в РФ вещества

А теперь пора немного уйти от того, что доступно в аптеках, в сторону вещей, которые вы можете на свой страх и риск заказать в интернете. Предупрежу сразу: многие из веществ, которые будут описаны ниже, опробованы лишь на узкой выборке неофициальных добровольцев. Эффекты субъективны, вред неизвестен, дозировки — на глаз.

Начну с козырей — лузиндол (в РФ не зарегистрирован). Это антагонист мелатониновых рецепторов: человеку не хочется спать, его мозг просто теряет ощущение потребности во сне. Естественно, за этот период бодрствования (2–3 суток) человек может без особого вреда выучить достаточно большой объем информации. К тому же у принимающего препарат не возникнет синдрома отмены после и гиперактивности в период действия, поскольку синаптический пул нейромедиаторов в этом случае истощается гораздо медленнее, чем при использовании психостимуляторов. К негативным эффектам можно отнести отсутствие мотивации: если студент не хочет учить сопромат, то от лузиндола это желание не возникнет, будет просто двое суток тупления в ютуб.

Также в списке экспериментальных препаратов стоит упомянуть перспективную группу «гипермнестиков», а точнее, два ее представителя — PRL-8 и IDRA-21 (оба не зарегистрированы в РФ). Первый из них я бы не рекомендовал: механизм действия неизвестен, нет данных о токсичности при постоянном приеме и, что самое противное, не доказано, что он защищает способность к запоминанию от неблагоприятных факторов, то есть не убирает негативное влияние скополамина на память.

А вот IDRA-21 — «красаучик жи есть», защищает от амнезии, вызванной скополамином, имеет ясный и понятный механизм действия. Но при передозировке он превращается в нейротоксичное вещество, вызывающее смерть нейрона от нарушения гомеостаза кальция (так называемая эксайтоксичность). Похоже на то, как дверь срывает с петель от частого и резкого открывания с ноги.

Если вы еще любите выпить и вообще подвергаете свой мозг крайне широкому воздействию неблагоприятных факторов (например, метаболитов этанола или стрессов), то вам может помочь LM22A-4 (не зарегистрирован в РФ). На сегодняшний день это единственный индуктор синтеза BDNF, который защищает нервные клетки от прямого воздействия нейротоксичных веществ и чья эффективность проверена экспериментально.

А вот следующее вещество, хотя и положительно влияет на нейрогенез, запрещено в РФ и, к большому сожалению, в дозировках 0,5–3 мг губительно воздействует на психику и восприятие реальности. Речь о DOI, он же 2,5-диметокси-4-йодоамфетамин. В ходе исследований ученые выяснили, что это вещество способствует формированию так называемых дендритных шипиков — заготовок для синапса, основы связи между нейронами. К сожалению, неизвестны дозы вещества, которые увеличивали бы синаптическую пластичность и при этом не давали бы галлюциногенных эффектов.

***

В качестве заключения можно добавить, что чудо-таблетка для мозга — миф, и если человек просто дурак, то ему не поможет вся мощь современной фармакологии.

Если студент ничего не учил в течение семестра, то по мановению волшебной палочки в его голове курс сопромата, вышмата и диамата не появится, увы. Единственное, что можно предложить ленивым любителям фармакологии и поклонникам всяких интересных веществ для мозга, — попробовать пептидные препараты вроде семакса и не рисковать, заказывая brand new cognitive activators из интернета. Другого глобуса у меня для вас нет.


Редакция журнала «Нож» утверждает, что настоящая статья не является пропагандой каких-либо преимуществ в использовании отдельных наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов или прекурсоров, новых потенциально опасных психоактивных веществ, наркосодержащих растений, в том числе пропагандой использования в медицинских целях наркотических средств, психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ, наркосодержащих растений, подавляющих волю человека либо отрицательно влияющих на его психическое или физическое здоровье, а является обзором последних научных достижений в области применения этих средств в медицинских целях, а также является развенчанием мифов о чудодейственных средствах для улучшения работы мозга человека. Ведите здоровый образ жизни. Используйте свой мозг продуктивно и по назначению!
А вот что еще интересно