Что такое время? Отвечает философ времени Джакомо Андреолетти

Общество оскорбленных. Как задетые чувства становятся способом самоидентификации

Эта статья — вольная адаптация поста английского писателя и публициста Кенана Малика, специалиста в области истории науки, автора книги «В поисках морального компаса: глобальная история этики». Мысли, высказанные ученым в 2011 году, настолько отражают происходящее вокруг, что не грех их повторить еще раз.

Оскорбляются не только верующие. Оскорбляются феминистки на букеты по случаю 8 Марта. Оскорбляются на возмутительные выходки Джереми Кларксона. Оскорбляются родители, увидев фото учительницы своего ребенка в купальнике. Оскорбляются женщины, считающие недопустимым отказ клиентки от картины в исполнении потерявшей глаз художницы, и устраивают злополучной заказчице интернет-травлю.

Чувства оскорбленных могут быть разными, как и их причины, но знаете, что их объединяет? То, что для разрешения таких случаев вовсе не требуется вмешательство закона!

Если вам кажется что-то неуместным, просто скажите об этом. Если вы сталкиваетесь с провокацией, достаточно указать человеку на недопустимость подобного поведения и игнорируйте его дальнейшие высказывания. Если вас оскорбляет чей-то вид, просто не смотрите. Если вы возмущены поведением заказчицы, выразите поддержку художнику. Законодательство не обязано регулировать ваши личные чувства и причины их возникновения.

Складывается ощущение, что мир определяет себя через оскорбление. Раньше говорили: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Сегодня можно сказать: «Скажи мне, что тебя оскорбляет, и я скажу, кто ты».

Христиане, мусульмане, атеисты, либералы, феминистки — любая группа людей стремится самоопределиться через степень возмущения, которое она может испытать. Каждый хочет считать, что его чувства задеты больше, чем чувства окружающих.

Оскорбление стало разменной валютой. Но мы же на этом не останавливаемся. Мы хотим карать недопустимые мысли и высказывания; жаждем наказаний за наносимые нам оскорбления; желаем возмездия за расовую или религиозную непримиримость. С той же силой мы готовы заклевать каждого, кто попирает базовые человеческие права. И чем же в таком случае завзятый либерал отличается от радикального исламиста?