Премьера веб-сериала про подростков «Последний рейв» с Пашей Техником и Loqiemean

Как прошел тульский фестиваль «Трансформаторы: практика будущего». Репортаж «Ножа»

В конце прошлого месяца в творческом индустриальном кластере «Октава» города Тулы прошел фестиваль «Трансформаторы: практика будущего». Технологии, дизайн, звук и бизнес — мероприятие объединило представителей самых разных городских сред. О том, как оно прошло, читайте в нашем репортаже.

Город звука

На первый взгляд Тула кажется Москвой в миниатюре. За несколько лет центр города превратился из заполненного полузаброшенными промзонами конгломерата заводов в богатый джентрифицированный район с развитой средой. Лицо Тулы — это оружие, самовары и пряники. Но сегодня с расположенной за местным кремлем Казанской набережной открывается уже не классический фабричный вид, а хорошо отреставрированные фасады в амстердамском стиле: оружейный завод пестрит разноцветием и мало напоминает о суровом индустриальном быте.

В самом центре города есть еще одна важная местная доминанта: завод «Октава», выпускающий электро-акустическую продукцию: микрофоны, громкоговорители, слуховые аппараты и гарнитуры для авиации. Если вы думали, что Тула — это вооруженный пряничный домик, то ей еще есть чем вас удивить.

Стенд с историческими моделями микрофонов и аудиотехники на заводе «Октава»

Завод начинался с мастерской: радиодетали стали выпускать в 1927 году, и уже через два года производство расширилось до размеров фабрики. Первое время «Радиодеталь» производила только некоторые части радио, но за несколько лет перешла на выпуск полностью собранных радиоприемников (один такой подарили Сталину), а после 1935 года фабрика принялась за создание громкоговорителей и микрофонов.

Война поставила перед заводом новые задачи: началось массовое производство полевых телефонов и миноискателей.

В 1960-х «Октава» начинает специализироваться на микрофонах и телефонах, и в дальнейшем их продукция будет востребована крупнейшими студиями звукозаписи и звездами шоу-бизнеса. Группа Radiohead использовала микрофон «Октава» для записи своих альбомов, а Мэрилин Мэнсон пользуется топовой моделью магнитноленточного микрофона во время выступлений.

Именно в микрофон «Октавы» Гагарин сказал легендарное «Поехали!».

Внутренние части микрофонов

Начиная с 1990-х завод медленно приходит в упадок: из всего советского ассортимента предприятия рынком востребованы лишь несколько моделей студийных микрофонов. Поэтому в 2016 году на экономическом форуме территорию завода решили реструктурировать: свободные площади отдали под высшую техническую школу для повышения квалификации. Из этого решения и родился творческий индустриальный кластер «Октава».

Позитивное отличие кластера от других подобных ему в том, что здесь культурное пространство и завод дополняют друг друга: в кластере не только проводят переквалификацию, в нем находится супертехнологичный Музей станка, временные экспозиции современного искусства, студия звукозаписи, Fab Lab и многое другое. Все проекты, базирующиеся в кластере, коррелируют с непосредственной деятельностью завода и создают вокруг него живое культурное поле.

Многие внутренние детали микрофонов изготавливаются вручную

Владельцы завода заинтересованы в развитии, а это невозможно без регулярного поступления новых кадров, которых явно не хватает местным предприятиям. Возможно, поэтому организаторы фестиваля «Трансформаторы» попытались сделать из него не нудный набор умных мероприятий для местных хипстеров, а настоящую точку притяжения для всей молодежи с фильмами, рэп-концертами и актуальными мастер-классами. Но программа, на которую хочется приехать даже из столицы, на деле оказывается не такой интересной, а некоторые решения и вовсе заставляют разводить руками.

Радиоприемник, подаренный заводом Сталину

Что нам не понравилось

Вряд ли заводской кластер может быть похожим на панковский сквот, однако назвался творческим — полезай в кузов свободной атмосферы современного искусства. Здесь с жестким регламентом сталкиваешься уже на входе: специально нанятые на фестиваль недружелюбные охранники, недемократично выставленный мальчик-швейцар, строгие граффити в советском духе на одной из стен и веранда, на которой фотографируются местные невесты.

От всего этого возникает ощущение провинциального карго-культа, хотя в целом и может быть удостоено ремарки «Хорошо, что хотя бы так».

Музей станка: мультимедийная экспозиция

Временная выставка с технологичными объектами Аристарха Чернышева и Алексея Шульгина выглядит красиво и доступно: яркие работы и возможность создания «своего совриска» привлекает и детей и взрослых. Однако экскурсоводы не торопятся рассказывать о самой важной смыслообразующей компоненте выставки: сатирическое отношение к автоматизированному созданию быстрого «искусства» заменяется на пошлое развлечение в духе Диснейленда. Музейные работники подчеркивают: детям очень нравится эта выставка.

Профанация идей художников получает здесь наиболее гротескное воплощение.

Временная выставка Аристарха Чернышева и Алексея Шульгина в электромузее кластера «Октава»

Документальный фильм об Эми Уайнхаус без предупреждения показывали на языке оригинала и без субтитров: даже на самых интеллектуально-снобских мероприятиях Москвы такое встретишь нечасто. Мастер-класс по звукорежиссуре был совершенно невнятным и скорее походил на живую библиотеку. Но самым возмутительным оказался круглый стол, посвященный теме звука в развитии городов.

Непрофессиональные высказывания в духе «Шопен сегодня никому не нужен» и «Нормальные выпускники музыкальных вузов не хотят преподавать», звучащие из уст молодого педагога, не оставили надежды на вменяемую дискуссию.

Если высказывания персоналий из малого шоу-бизнеса не предполагают глубокого понимания проблем образовательной системы, то руководителю дирекции образовательных программ при Департаменте культуры Москвы Екатерине Калачиковой стоило бы формулировать свои радикальные идеи более профессионально. Впрочем, туляки не стали терпеть невежественный дискурс и массово покидали зал.

Дискуссия «Роль „Звука“ в развитии города»

Насыщенная программа «Трансформаторов» всё же сумела предложить несколько по-настоящему интересных мероприятий. Однако разрыв в уровне и актуальности событий оставлял ощущение, что кураторы программы или не до конца выстроили концепцию фестиваля, или попросту «слепили из того, что было». Невозможно поставить в один ряд лекции ведущих деятелей современного театра режиссера Талгата Баталова и драматурга Валерия Печейкина из «Гоголь-центра» с развлекательной и старомодной «кинопоэзией» Анатолия Белого.

Ощущение случайной сборки мерцает во всем. Существует поэтическое направление под названием «видеопоэзия». Пожалуй, можно сказать, что это передний край развития поэтического искусства в сочетании с видеоартом.

Видеопоэзия: Дмитрий Данилов «Невидимый футбол», режиссер Андрей Сильвестров
Видеопоэзия: Эдуард Кулемин «Бормотень»

«Кинопоэзия» Белого к этому явлению никакого отношения не имеет: это классическая поэзия в театральном исполнении и с дизайнерскими видео на фоне.

Популярность этого продукта можно сравнить со стихами Веры Полозковой, но «практикой будущего» эти перформансы назвать нельзя.

Кинопоэзия: Александр Пушкин «Я вас любил…» в исполнении Анатолия Белого

Интересным событием стала лекция Ануш Зейналян, которая познакомила слушателей с историей Гюмрийской биеннале современного искусства, проходившей в разрушенном Спитакским землетрясением 1988 года депрессивном армянском индустриальном городе. Коллективная травма и ее преодоление через культурные механизмы — пожалуй, одна из наиболее важных на сегодняшний день дискуссий. Жаль, что подобные актуальные события были втиснуты в рамки небольших помещений: спрос на них был высок, и многие слушатели были вынуждены стоять.

Ануш Зейналян, лекция «Культурные проекты как способ преодоления травмы территории»

Фестивалю всего два года, и мощный зачин столичного размаха дает надежду на то, что в дальнейшем он станет одним из самых значительных событий в регионе. Остается пожелать, чтобы кураторы программ имели хоть какую-то внятную концепцию, а политика кластера не напоминала о цеховой дисциплине. Событиям явно не хватало драйва, а дискуссионная программа поражала некомпетентностью ее участников. Тем не менее здесь есть о чем говорить и чего пожелать, а значит, у фестиваля всё еще есть возможность реализовать амбиции и оправдать затраченные средства.

Спецпроект