Как правильно

Как пережить «пакет Яровой»
и другие российские новости, не повредившись умом

Открываешь новостной сайт, а там на одной странице: Россия — страна подозреваемых, интернет-компании убивают, губернатор попался с чемоданом нала и отрицает взятку, в заповедниках разрешили застройку, а выращивание ГМО, наоборот, запретили. Есть из-за чего закричать и свернуться в уголке в позе эмбриона. На случай, если эта опция вам недоступна, предлагаем другой алгоритм поведения.

Ознакомьтесь с первоисточником

Конкуренция в медиа постоянно растет, и это приводит к неизбежному пожелтению даже самых уважаемых изданий. Лайкая в ведущих СМИ страны материалы типа «Смотрите, кот почесался», репостя новости из серии «Микроблогер съехался с девушкой», любой разумный человек понимает, что журналистика уже не та, что была пять лет назад, принципы редакционной политики размываются, социальная значимость притягивается за уши, и ради клика, который приведет рекламодателя, который нас накормит, мы, журналисты, готовы на все. Да, есть редакторы, которые помнят о профессиональных стандартах и не дают совсем уж пойти вразнос, но в целом отрасль движется по пути упрощения, обобщения и раздувания.

Поэтому прежде чем забиться в истерике, изучите тот самый закон, на котором основана новость, прочитайте заявление героя в оригинале, абстрагируйтесь от позиций заинтересованных сторон, зачастую дающих волю эмоциям при комментировании инфоповода, и попробуйте сами сделать вывод, насколько страшен на этот раз намалеванный СМИ черт.

Сравните с тем, что есть где-то еще

Возможно, дела обстоят как в анекдоте: «ну ужас, но не ужас-ужас-ужас». Почему? Потому что у каждого явления есть база сравнения, и невозможно оценить значение чего-либо, не сопоставляя его с аналогами. В общественно-политической сфере стандартной базой сравнения реформы выступает либо предыдущее состояние сферы и его влияние на физическое и моральное благосостояние людей (не сажали за репосты, начали сажать, плохо), либо ситуация по данному вопросу в остальном мире (все европейские страны ратифицировали конвенцию об экономном выращивании рапса, вот наконец и мы присоединились, хорошо).

Иногда журналисты увлекаются сравнением со странами не из нашей лиги. Некорректно требовать норвежской динамики роста пенсий о страны с ВВП Суринама. Наивно мечтать об американской производительности труда, если сами вы через день опаздываете на работу и уже в два часа пятницы не можете думать ни о чем, кроме бара.

А что бы вы сделали на их месте?

Задаваться этим вопросом полезно в каждом случае, когда у вас забомбило от действий ньюсмейкера. Будь я Дональдом Трампом, у которого все есть, не стал бы я со скуки троллем мирового масштаба? На месте российского регионального депутата решился бы я класть свою жизнь на алтарь политического безумия, чтобы жить на одну зарплату в 40 тысяч рублей? Гнев человека, находящегося в нижней части пищевой цепочки, в адрес вышестоящих проверяется на праведность простым тестом: вы нашли на улице кошелек с пачкой долларов и паспортом владельца, что будете делать?

Перестаньте мыслить идеальными категориями

Всю взрослую жизнь вы смотрите фильмы, в которых менты пьют поганую водку, крутые спецагенты жалуются на маленькую зарплату, политики продаются направо и налево в самых образцовых демократиях, а лучше и интереснее всех живут мафиози, наркоторговцы, обладательницы красивых сисек и люди, способные быстро зарубить мечом других людей. Не задумывались, почему применительно к новостной повестке вы до сих пор руководствуетесь архетипами из книжек для детей до 5 лет?

Добрый король, пряничные домики, робкий лев и говорящий мышонок вместе побеждают злую колдунью, сидящую на мешках с золотом, вот это вот все. Реальный мир несовершенен, с этим можно бороться или можно смириться. Просто расстраиваться и рефлексировать по этому поводу бесполезно для дела, вредно для психики, трата времени и самообман — якобы сокрушаясь по поводу зла, вы становитесь добром. Если бы.

Что я могу изменить в этой ситуации?

Это второй вопрос, которым стоит задаться. Эффективная борьба с несовершенством мира возможна, как и успешная карьера, в случае приложения максимальных усилий к узкой области, в которой человек компетентен и которой готов постоянно отдавать массу времени, сил и других ресурсов. Если объективно он никак не может изменить конкретную неприятную ситуацию — к примеру, Ася Казанцева как эксперт имеет некоторый потенциал влияния на вопрос легализации ГМО в России, а мы с вами не имеем, — тогда остается только изменить отношение к ней. Это можно сделать двумя способами. Если вы не готовы забить, уезжайте и погружайтесь в другой контекст. Если не готовы уезжать, забейте переживать о том, на что никак не можете повлиять, а на что можете — влияйте. Всегда есть опция поддержать финансово тех, кто ведет узкоспециализированную и потому эффективную борьбу против печалящего вас явления, а также тех, кто непосредственно пострадал от инфоповода, будь то беженцы, пенсионеры, сироты или бездомные собаки. Цель этой статьи — уменьшить тревожность потребителей негативных новостей, так вот маленькое рациональное действие отлично ее уменьшает, а флэшмоб в виде великого соцсетевого вопля по всей земле русской — только увеличивает.

Как социальное стало личным

Новости, как правило, не касаются непосредственно их читателя. Почему от негативных новостей у многих портится настроение? Потому, что современное общество воспитывает в нас всеобъемлющую интеллектуальную эмпатию. Искренне сочувствовать каждому живому существу в радиусе своего восприятия сегодня невозможно. Если раньше добрый человек мог помогать сотне своих родственников и соседей по деревне (зная, что в случае чего те помогут ему), то сейчас в информационном поле слишком много людей, и всех их сложно воспринимать как братьев. Отсюда разделение на своих и чужих по самым разнообразным странным критериям, от сексуальной ориентации до фасонов одежды, войны граммар наци с незнайками, феномены троллинга и кибербуллинга, всплеск популярности национализма.

Простые люди продолжают ненавидеть и максимально отсекать от себя остальной не согласующийся с их привычками мир. Homo Sapiens с более сложной умственной организацией ищут способы примириться с существованием других обитателей глобальной деревни. Любить всей душой тысячи людей невозможнно, если ты не вырос в тибетском монастыре, поэтому эмоциональное, нутряное, «настоящее» сострадание в процессе воспитания заменяется привитой рассудочной толерантностью, безразличие объявляется дурным тоном, рефлексия о судьбах человечества становится обязанностью просвещенного современника. Очевидно, что количество репостов картинки с флагом очередной пострадавшей от теракта страны не имеет объективного позитивного влияния на скорбящих, не помогает предотвратить новые теракты, наоборот — терроризм стремится к максимальному эффекту запугивания, и растущий резонанс превращается в измеримое КПД терактов, убеждая убийц в правильности избранной тактики и приводя к новым трагедиям. Ирония в том, что даже зная это, мы не можем перестать сокрушаться, постить картинки и носить цветы к посольствам — если мы не будем так делать, то перестанем ощущать себя хорошими людьми.

Подспудная бессильная злость от того, что мир катится ко всем чертям, и мы ничего не можем изменить, ищет выход и находит его в спорах о политике, нытье, сочинении конспирологических теорий, лайках, репостах и других совершенно бесполезных вещах. А выход один: оставить разговоры в пользу бедных, которые служат средством выпускания пара, и направить этот пар туда, где он может что-то сдвинуть с места, превратив свой гнев в двигатель прогресса. У тех, кто активно делает мир лучше, не остается времени на печаль.