Откуда берется страх общения и как перестать стесняться

Откуда берется страх общения и как перестать стесняться

Тайный враг цивилизаций: как погода возвышает одни народы и приводит к упадку другие

Наука за пределами школьных учебников — штука неоднозначная. Свою собственную историю люди документируют на ощупь, по противоречивым данным и неполным свидетельствам прошлого, а уж когда речь заходит об интерпретации этих данных, то пойди разбери, случились революции «Арабской весны» из-за Фейсбука или из-за кризиса на рынке продовольствия, вызванного неурожаем пшеницы. А почему возник Фейсбук? Из-за чего произошел неурожай? Каждый новый ответ становится источником десятка новых вопросов.

Тем интереснее следить за новыми научными достижениями в сфере летописания жизни на Земле, которые все более изощренно демонстрируют, насколько взаимосвязаны процессы в мире, в котором мы живем.

Эффект раздавленной мыши

«Раздавите ногой мышь — это будет равносильно землетрясению, которое исказит облик всей Земли», предупреждал героев рассказа Рэя Брэдбери «И грянул гром» специалист по путешествиям в прошлое. «Гибель одного пещерного человека — смерть миллиарда его потомков, задушенных во чреве. Может быть, Рим не появится на своих семи холмах. Европа навсегда останется глухим лесом, только в Азии расцветёт пышная жизнь. Наступите на мышь — и вы оставите на Вечности вмятину величиной с Великий каньон».

Люди знают, что существует круговорот воды в природе и пищевые цепи («жук ел траву, жука клевала птица, хорек пил мозг из птичьей головы») — но продолжают высокомерно считать, что это они управляют природой, а не наоборот. Тем не менее, история человечества — это история как взлетов, так и падений, мгновенного угасания одних обществ и неожиданного успеха других, и причины этого процесса преждевременно сводить к недостаткам религиозного или политического устройства.

Разгадка многих перипетий цивилизационного развития может лежать среди данных бурно развивающейся в последние годы науки палеоклиматологии.

Палеоклиматология, которая изучает историю изменения климата Земли, не так давно получила инструменты для точных исследований и начала ряд глобальных проектов. Она объединила наблюдения ученых из множества стран в единую картину представлений о том, как менялся климат прошлого. На основании таких неожиданных факторов, как толщина годичных колец старых деревьев или химический состав льда в вечной мерзлоте, палеоклиматологи делают выводы о том, отличалось ли прошлое температурными аномалиями и если да, то какие причины их вызвали.

Почему приусы не спасут планету

Все знают о существующей прямо сейчас проблеме глобального изменения климата, которую вызывает антропогенный фактор. Увеличение концентрации углекислого газа в атмосфере создает парниковый эффект, а перегрев планеты приводит к более сложному каскаду эффектов, таких, как таяние льдов, повышение уровня мирового океана, изменение океанических течений Эль Ниньо в Восточном полушарии и Гольфстрима — в Западном, каждое из которых влияет на регулирование сезонных температур в своей части планеты.

В результате этих процессов мы имеем не субтропики в Сибири или «всего лишь более теплое лето», как уверены дилетанты, а тайфуны, ураганы, резкие скачки количества осадков и прочие аномалии, уносящие тысячи жизней и причиняющие многомиллиардный ущерб.

Однако на климат влияют не только выбросы сгорания углеводородного топлива (а также побочный газ скотоводства метан, образующийся в результате пищеварения неуклонно растущего поголовья коров), но и десятки других факторов, сейчас задвинутых в аутсайдеры, но в прошлом определявших прогноз мировой погоды.

Нанеся климатические данные на географическую и хронологическую карту, исследователи обнаружили удивительные соответствия в том, как меняющаяся погода совпадала с исчезновением целых сообществ и расцветом новых цивилизаций.

Конечно, корреляция не всегда означает причинности, но некоторые совпадения заслуживают пристального внимания.

Вулканы против византийцев, но за арабов

Последнее достижение палеоклиматологии — отмеченный на климакарте Малый ледниковый период поздней античности, длившийся примерно с середины 6 по середину 7 века нашей эры. Началось все с трех крупных извержений вулканов, случившихся практически одно за другим в 536, 540 и 547 годах. Вулканы выбрасывали в атмосферу гигантские количества пепла и пыли, в буквальном смысле «заслонившие солнце». Резкое снижение прозрачности атмосферы снизило уровень поступающей к поверхности Земли лучистой энергии; Земля остыла. «И в этом году произошло величайшее чудо: весь год солнце испускало свет как луна, без лучей, как будто оно теряло свою силу, перестав, как прежде, чисто и ярко сиять», — свидетельствует один из летописцев того времени.

Европа тогда страдала от нетипично низких температур, а значит — неурожаев и голода. Это могло послужить одной из причин хронологически совпавшего с похолоданием упадка Византийской империи.

Довершила процесс бубонная чума, первая в истории эпидемия которой вошла в анналы под именем Юстиниановой чумы. Прямая причинно-следственная связь болезни с холодом не установлена, однако можно предположить, что голодная, обнищавшая Евразия стала благодатной почвой для инфекции, бушевавшей в ее населенной части еще два века. На этом фоне обострились миграции и войны, в частности, сформировался мощный союз тюркских племен, распространивший свое влияние от Крыма до территорий нынешней Кореи. Дань Тюркскому каганату платил даже Китай.

Малый ледниковый период поздней античности сыграл на руку и арабам — на засушливом Аравийском полуострове увеличилась влажность, полились дожди. Последовавший за ними рост растительной массы обеспечил пищу и людям, и верблюдам — главному транспорту и боевой единице арабов. Результат — их многочисленные военные победы и дальнейшая экспансия.

Оттепель

Дождь не может длиться вечно. В 10 веке начался этап, который сейчас принято называть Средневековым теплым периодом, он продлился три столетия. Причин внезапного смягчения климата называют несколько — к притихшим вулканам добавился рост уровня солнечной активности; некоторые ученые ссылаются на периодические колебания температуры «европейской батареи отопления» — течения Гольфстрим, согревающего атлантический регион Евразии.

Еще одну интересную теорию предложил сербский астрофизик Милутин Миланкович, который вывел сразу несколько разных по продолжительности циклических зависимостей количества света и солнечной радиации.

Циклы Миланковича связаны с долгопериодическими колебаниями орбиты вращения Земли вокруг Солнца и длятся от 10 до 90 тысяч лет. Когда верхние точки этих циклов совпадают, усиливая эффект друг друга, температура Земли, по утверждению ученого, сильно меняется. Средневековое потепление, если верить Миланковичу — последний на ближайшие тысячелетия температурный максимум. Впрочем, умерший в 1958 году астрофизик не дожил до концепции Глобального потепления, и человек пока что влияет на климат куда драматичнее, чем степенные покачивания планеты на орбите.

Впрочем, вернемся к оттаявшей Европе.

Со средневековым потеплением связана теория о колонизации викингами Гренландии, в буквальном смысле представшей им «Зеленой землей».

В конце 10 века они основали там постоянные поселения, успешно торговавшие с Европой, однако продержаться на самом большом острове Земли северным мореплавателям удалось лишь четыре сотни лет, когда окончательно установившиеся холода (и, как утверждает Дж. Даймонд в своем «Коллапсе», эрозия почвы вследствие земледелия) изгнали викингов из Гренландии. Закрепить постоянные поселения им удалось только в Исландии. Примерно в тот же период расцвели и угасли поселения на Севере Америки. В Европе же нашим предкам-славянам удалось осуществить колонизацию потеплевшей Северо-Восточной Руси, изрядно проредив леса на этой территории.

Великий холод, Великий голод и жестокое индейское лето

А затем пришло время очередного похолодания. Малый ледниковый период современности длился с 14 по 19 век и сопровождался трагическими событиями, особенно на территории Европы. На начальном этапе замедление Гольфстрима привело к первым суровым зимам, которые сменяло дождливое, пасмурное лето. Воцарившийся на континенте Великий голод 1315-1317 годов истребил около четверти европейских горожан, вернул в экономику барщину и существенно подорвал позиции феодального хозяйства. Позже климат несколько нормализовался, но снежные зимы весь 15 век царили в Европе.

В это же время в Западном полушарии за 500 с лишним лет до «Киотского протокола» начал отсчет заведенный рукой человека механизм еще одного климатического эксцесса.

В 1492 году Колумб открыл Америку. Не самая очевидная завязка для климатической катастрофы, однако все началось именно так. Индейцы обоих континентов промышляли подсечно-огневым земледелием, сжигая лес под сельскохозяйственные нужды. Чумные одеяла европейцев, ставшие инкубаторами инфекций Старого Света, сделали свое дело — на порядок сократившееся коренное население покинуло территории, которые начали покрываться лесами.

Треск индейских костров сменился шумом зелени. Сокращение выброса углекислого газа было таким значительным, что климат не замедлил отреагировать.

Центральная Америка высыхает и становится территорией пыльных бурь, Гренландия окончательно превращается в территорию вечной мерзлоты, а Питер Брейгель-старший в 1565 году пишет своих «Охотников на снегу».

Тем временем, начало 17 века ознаменовалось извержением южноамериканского вулкана Уайнапутина. Добавьте пониженную активность Гольфстрима и «Маундеровские минимумы» количества солнечных пятен, которые астроном соотнес с пониженной солнечной активностью — результатом стало крупнейшее похолодание Нового времени. Замерзал Босфор, замерзали Темза и Дунай, замерзала у своих берегов даже Адриатика. Пожалуй, свидетельствовавшие о замерзавших на лету птицах бюргеры не сильно преувеличивали. С неурожаем и голодом начала 17 века в восточноевропейской части материка некоторые исследователи связывают начало Смутного времени в России. Холода продлились до самого 19 века.

А в 1815 году произошло самое большое со времен морозов поздней античности извержение вулкана. Тамбора, проснувшийся в Индонезии, был слышен за 2 500 километров от эпицентра извержения, на другие острова архипелага обрушились 4-метровые цунами, а частицы пепла, исторгнутые Тамборой, оставались в атмосфере спустя годы после катастрофы. Прогноз погоды на следующий год, остался в истории надолго. 1816 называли и Годом Без Лета, и Годом Бедности, и даже Тысяча Восемьсот Вусмерть Замерзшим, а неурожаи преследовали фермеров до самой середины 19 века.

Однако для культуры Год Без Лета оказался удивительно выгодным приобретением.

Дрянная погода как двигатель прогресса

Насыщенный мелкой взвесью воздух создавал оптические эффекты удивительной красоты. Лучшие закатные пейзажи Тернера, особенно выполненный в желтых тонах «Канал Чичестер», принадлежат «поствулканическому периоду».

Вероятно, это неуродившийся овес натолкнул немецкого изобретателя Карла Дреза на создание транспорта, не нуждающегося в гужевой силе. Появившаяся в результате «дрезина» стала предком современного велосипеда.

Семья Джозефа Смита была вынуждена из перенаселенного Норвича, штат Вермонт, перебраться в более благополучный штат Нью-Йорк. Именно это запустило цепь событий, благодаря которым мы сейчас имеем Книгу Мормонов и секту адвентистов седьмого дня.

А компании молодых повес, рассчитывавших с шиком отдохнуть на Женевском озере, было совершенно нечем заняться дождливым июнем 1816 года. Окончательно ошалев от безделья и скуки на вилле Диодато, сбежать откуда не позволяла погода, друзья решили развлечь себя конкурсом на самую страшную историю. Победила дружба: именно там Мэри Шелли написала «Франкенштейна», а Лорд Байрон — свой «Фрагмент», который вдохновил организатора провального отдыха Джона Полидори на «Вампира».

«Наступите на мышь — не будет королевы Елизаветы, Вашингтон не перейдёт Делавер. Соединенные Штаты вообще не появятся».

Экспедиция за специями изменила погоду на другом конце земного шара, ледяной остров так и останется для многих поколений потомков «Зеленой землей» на карте мира, отблеск извержения тропического вулкана навек запечатлен в сиянии английского заката на полотнах великого пейзажиста.

И пусть «после» в науке далеко не всегда означает «вследствие», окончательные ответы о причинах и следствиях главных событий нашей истории вряд ли будут менее удивительными, чем уже предложенные.