Праздник эгоизма: имеют ли люди моральное право заводить домашних животных

Поделиться

Домашние животные — важная часть нашей жизни. Доказано, что общение с ними делает человека спокойнее и счастливее. Но каково приходится им самим? Животные обладают сознанием и ощущают мир в целом так же, как мы. Сам собой напрашивается вопрос: имеем ли мы моральное право на домашних животных?

Признайтесь, вас совершенно не волнуют чувства ваших домашних питомцев.

Счастливы ли они в неволе? Вам все равно. Вас интересует только, что они могут дать вам. Это нормально. Мы на планете людей, в конце концов. Здесь положено ставить людские интересы выше интересов всех остальных. Ведь у всех остальных нет винтовок.

Если же вы считаете, что внутренний мир кошки для вас все-таки что-то значит, спросите себя: а что вы вообще знаете о кошачьем счастье? На основании чего вы о нем судите? Если вы честны с собой, то ответы, скорее всего, будут «ничего» и «ну, мне так кажется».

И тем не менее в одной только Европе в неволе содержится по крайней мере 100 миллионов кошек и собак плюс несколько миллионов птиц, рептилий и других экзотических тварей. Тут нелишним будет заметить, что разведение людей в неволе называется «рабство».

Конечно, мы не призываем вас отказываться от домашних животных только на том основании, что им, может быть, плохо. Как уже отмечалось выше, люди важнее. Но понять, каково реальное положение вещей, было бы полезно, это поможет избавиться от иллюзий и увидеть мир таким, каков он есть. Насколько, конечно, это возможно.

В поисках стресса

Сразу скажем, сегодня ответить на вопрос о животном счастье довольно сложно. Во-первых, никто не знает, что такое счастье вообще и как его измерять. Без расспросов даже человеческое счастье невозможно найти и взвесить. Более того, даже расспросы далеко не всегда так уж полезны, учитывая, что люди из рук вон плохо разбираются в самих себе и любят самим себе врать (см. выше).

Но отчаиваться рано. Вместо того чтобы мерить счастье, мы можем мерить стресс. Правда, вопреки культурному стереотипу, стресс — это не всегда плохо, но к этому мы еще вернемся.

Для измерения стресса есть множество способов. Можно смотреть на отклонения в поведении животного, повторяющиеся действия (например, хождение взад-вперед, как это на протяжении многих лет делает белый медведь в питерском зоопарке) или специфические знаки стресса — вроде низкой стойки у собак. Можно также напрямую измерять уровень гормонов стресса в крови.

Но просто мерить стресс — занятие довольно бестолковое. То, что животному плохо в неволе, само по себе еще ничего не значит.

Может, ему гораздо хуже в лесу — там ведь довольно плохо, не кормят, нет крыши над головой, кто-нибудь постоянно пытается тобой пообедать, хотя бы блохи или глисты. Поэтому надо сравнивать уровень стресса домашних животных с аналогичными характеристиками у их диких собратьев.

Конечно, и здесь есть множество проблем. Нельзя сравнивать абы кого, нужны родственные виды домашних и диких животных, например свиньи и кабаны, а найти такие пары не всегда просто. Еще надо как-то устроить все таким образом, чтобы измерение стресса не добавляло стресса. Иначе мы просто узнаем, что животному не понравилось, когда его поймали и взяли у него кровь.

Тем не менее ученые с помощью своей научной магии как-то решают и эти проблемы. Результаты их исследований позволяют заключить: в неволе зверям живется гораздо спокойнее. Это, правда, касается только одомашненных видов.

Лучше всего в этом отношении изучены морские свинки. Уровень гормонов стресса в их крови значительно ниже, чем у их диких собратьев — бразильских свинок. К тому же последние всегда на взводе — любой тычок ввергает их в панику. Схожие результаты получены для собак с волками и некоторых других животных. Но торжествовать рано, ибо это все вполне логично. Почему? Короткий ответ: для дикого животного содержание в неволе — настоящая пытка.

Развернутый ответ

Во-первых, дикому животному приходится ютиться в крошечном пространстве. Для зверя крупнее мыши комфортной обычно является территория площадью больше квадратного километра, а не 48 квадратных метров какой-нибудь хрущевки.

Во-вторых, животное оказывается в одиночестве, отрезанным от своих собратьев, ему не с кем общаться, не с кем делиться эмоциями. Для любого теплокровного существа социализация — один из самых важных аспектов жизни. Только не льстите себе, вы не замените стаю своему любимцу.

В-третьих, даже если зверю посчастливилось сохранить нетронутыми свои половые органы, спариваться ему дадут не с любовью всей жизни, а с каким-нибудь уродом, которому тоже не повезло попасть к людям.

Но все это мелкие неприятности по сравнению с главной проблемой: попавшему в неволю зверю приходится общаться с человеком. Постоянно. В худшем случае — даже жить рядом с ним, днем и ночью, бок о бок. Для привыкших к скрытной жизни зверей (а почти все звери такие, кроме разве что самых крупных) это невыносимая пытка. Хуже, чем концерты тяжелого металла, которыми американцы пытали военнопленных в Ираке.

Поэтому в ходе тысяч лет одомашнивания с человеком остались только самые толстокожие представители звериного царства. Бесчувственные тупицы.

Чтобы их обидеть, им нужно хорошенько насолить. Даже у людей дети рабов значительно покорнее родителей, что уж говорить о существах, которые последний раз наслаждались свободой пять, десять, тридцать тысяч лет назад?

Не зря собаки повадками и реакциями больше напоминают людей, чем волков: их одомашнили первыми. Все те, кому хотелось вольной жизни, давно вымерли.Остались только идеальные рабы, живущие ради похвалы, боящиеся злого окрика как огня. Остались только те, кто очень нечувствителен к стрессу, но цена этого — неспособность выжить в дикой природе. Тут вы можете вспомнить про динго, но динго не аргумент: в Австралии может выжить даже коала.

Спокойствие, только спокойствие

Но, можете сказать вы, разве «спокойнее» не значит «лучше»? И уж конечно, дикие животные не могут и мечтать о качестве жизни, которой наслаждаются их домашние братья. Недаром ведь бразильские свинки такие нервные. Жизнь на воле полна стресса.

Полна, но стресс далеко не так плох, как мы привыкли думать в последнее время. Многие наши развлечения связаны с огромным стрессом — не только прыжки с парашютом, но даже соревнование «кто кого перепьет». Стресс — это приспособление, он активизирует организм, выводит его из беспамятства и заставляет действовать. Если животное справляется с задачей, выживает, то его ждет награда — счастье.

Чем больше усилий было потрачено, чем тяжелее, страшнее и больнее было до, тем лучше будет после. Да, домашним животным никогда не бывает так плохо, как их диким родственникам. Но им точно так же не бывает и настолько хорошо.

Кошки, которые живут в четырех стенах, никогда не испытывали радости убийства, а ведь именно в убийстве вся цель их жизни. Кошки такие, какие есть, именно для того, чтобы убивать, — посмотрите статистику. Только представьте себе: азарт охоты, медленное подкрадывание к жертве, стремительный рывок и трепыхание живой твари в когтях!

Но жизнь кошек по крайней мере комфортна во всем остальном. Чего не скажешь о птицах, которым обрезают крылья и принуждают ходить, а не летать.

Все равно что заключенным в тюрьме связывали бы ноги и принуждали их ползать. Но тем не менее всевозможные попугайчики в клетке не кажутся такими уж несчастными, правда? Они ценят общение с хозяином и разговаривают с отражением в зеркальце. Им ведь хорошо?

Нет, им не хорошо. Просто мы не способны это прочувствовать напрямую, без возни с измерительными приборами. По той простой причине, что птицы — совершенно чужие нам существа, у нас с ними общие предки почти на уровне лягушки, их мозг развился совершенно иным образом. Их эмоции, не говоря уже о сознании, представляют собой нечто такое, что не вписывается в наше объяснение мира. И тем не менее их вполне можно понять, если понаблюдать за другими дикими зверями, попавшими в неволю. За кем-то, кто нам очень близок, кто почти мы.

Ручная обезьянка

Наверняка многие из вас хоть раз в жизни да мечтали завести обезьянку. Не шимпанзе, орангутана или гориллу, а маленькую макаку — как у шарманщиков. Что может быть умилительнее маленького пушистого человечка? По сути дела, обезьянка — это как смесь кошки и ребенка, лучшее из обоих миров!

Но если вы копнете глубже, то вам станет не по себе. Суровая правда жизни состоит в том, что милыми эти зверьки бывают только первые год-два, пока они маленькие и во всем зависят от вас. В это время макаки обучаемы и послушны. Но потом они вырастают и превращаются в подростков.

Теперь они хотят делать то, для чего обезьяны рождены: носиться с огромной скоростью по лесу, обсуждать друг с другом что-то на своем чирикающем языке, откусывать друг другу уши, разбрасывать повсюду недоеденные фрукты и т. д. Но ничего из этого, за исключением фруктов, им делать не полагается. И это не может не менять их поведения.

Они становятся очень ранимыми. Любая мелкая обида приводит их в ярость, от которой они долго остывают.

Да, любовь к вам по-прежнему хранится в их сердце, но остальные члены семьи, не говоря уже о гостях дома, превращаются во врагов. Теперь их нельзя оставлять одних. Они изнывают от скуки и портят мебель. Они очень сильно вас ревнуют, требуют, чтобы вы проводили все время с ними. Если вы отвлечетесь на друга или смартфон, макака не раздумывая укусит вас или поцарапает. На этом этапе многие либо избавляются от обезьяны либо удаляют ей клыки. И удивляются, что это стало с «нашей милой малышкой».

Дальше начинается ад, который длится лет двадцать, если не больше, — макаки живут долго. Но мы уже сказали достаточно, чтобы некоторые из вас узнали в макаках своих менее экзотических питомцев.

Приходилось ли вам замечать у своего животного, особенно птицы, резкую смену настроений, обидчивость? Ревность? Стал ли ваш питомец «другим человеком» после полового созревания? Вы, конечно, можете сказать, что многие люди тоже резко меняются, и будете правы. Но только отчасти: причины злобы подростков во многом те же. Они доросли до того, чтобы иметь собственный дом и быть хозяевами самим себе. Природе наплевать на наши законы о совершеннолетии.

Не волнуйтесь

Сказанное, однако, не означает, что надо выпускать домашних животных на волю. Особенно тех, кого одомашнили давно, вроде свиней или собак. На воле им будет очень плохо: они уже пропащие, и лучше, чем у нас, им не будет нигде.

Это также не значит, что любая выходка питомца — следствие того, что он несчастен. Попугаи и макаки агрессивны и драчливы просто по своей натуре. К тому же природа невообразимо сложна. Если у вас дома есть попугай или макака, перечитайте этот абзац пару раз и живите как раньше.

Но если вы еще только планируете завести кого-нибудь, то задумайтесь о том, что значит обрекать живое существо на жизнь, которая вам самим была бы не по душе. Это особенно касается «диких» животных, вроде птиц, макак, ежей, шиншилл и т. п. Если же вам просто необходимо заполнить «ту самую пустоту в сердце», то лучше всего подходят специально выведенные генетические уроды — собаки. Психика собак уже настолько искорежена, что хуже не станет. Собаки будут плясать под вашу дудку, если вы их правильно воспитаете, и испытывать от этого блаженство, которого вы сами не испытывали никогда.

Читать избранные статьи на Ноже