Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Советское поле экспериментов: зачем убивали генетику в СССР

Ваш книжный минимум. Что читать, чтобы полюбить физику

Если физика для вас — скучный темный лес, но при этом вы не хотите прослыть полной деревенщиной, радуйтесь: научред Барбизон выбрал для вас самые простые и увлекательные книжки по теме.

Дэвид Боданис «Электрическая вселенная»

О чем: Электрические угри, молнии, Зевс, Франкенштейн барышни Мэри Шелли, сознание человека и айфон — электромагнитное взаимодействие, а с ним и электричество, в древности служило источником страха, сегодня же оно определяет существование человека. При всей своей важности для большинства из нас оно остается прикладным умением, которым может управлять любой, способный нажать на выключатель. Биографию одного из четырех фундаментальных природных взаимодействий, отвечающих за связь нейронов в вашей голове и транзисторов в вашем айфоне выпускник Чикагского университета Дэвид Боданис умудрился изложить почти что без единой формулы.

Зачем: Боданису, получившему премию за популяризацию науки, впору присуждать еще одну — за блестящие беллетристические навыки. История познания электричества читается живее биографии Мэрилин Монро, а с учетом того, что автор без пробелов в повествовании умудрился тактично обойти донельзя мифологизированную фигуру Николы Теслы, он и вовсе заслуживает немого восхищения. Впрочем, одна только биография изобретателя телефона Александра Белла, одного из ведущих, как сказали бы сейчас, правозащитников глухих своего времени, в изложении Боданиса заставляет пустить слезу быстрее, чем похождения Гарри Поттера.

Цитата: «Однако величайшие эффекты электричества — новую силу, получаемую от огромного числа скрытых в нем заряженных частиц, — еще предстояло выявить творениям, в ту пору даже невообразимым. Одно из таких обладавших фундаментальной новизной изобретений появилось лишь жарким летом 1875 года, и автором его оказался совершенно непритязательный молодой человек, двадцативосьмилетний учитель, открывший в Бостоне собственную школу. И человеком этим правила не алчность и не жажда власти.

Им правила любовь».

Стивен Хокинг «Мир в ореховой скорлупке»

О чем: Канье Уэст мира науки, Стивен Хокинг на неанглоязычном пространстве в одиночку отвечал за то, чтобы дети были сыты, здоровы и понимали теорию струн. Представьте, что помимо длины, ширины и высоты, пространство имеет другие измерения. Представьте, что струны, проходящие через эти не воспринимаемые вами измерения, колеблются. Представьте, что отражение этих колебаний в наших примитивных длине-ширине-высоте представляют собой элементарные частицы, из которых сконструированы атомы, молекулы, клетки, ткани и дальше — мы сами. Представили? Значит, вы морально готовы к чтению Хокинга.

Зачем: Хокинг — гениальный космолог, озвучивший собственного персонажа в мультсериале «Симпсоны» и фигурирующий в записях Pink Floyd — вписал себя в скрижали истории куда увереннее и элегантнее, чем рэпер, на счету которого лишь очередные альбомы да женитьба на армянке с гипертрофированными ягодичными мышцами.

Цитата: «Я не верю, что человеческая раса зашла так далеко лишь для того, чтобы испустить дух, когда все самое интересное еще только начинается».

Митио Каку «Физика невозможного»

О чем: Если вы никогда не мечтали иметь звезду смерти, DeLorean DMC-12 или хотя бы световой меч — у вас не было детства. А если оно у вас все-таки было, но плавно перетекло в бесперспективную карьеру пиарщика — никогда не поздно посмотреть на тех, чьи мечты сбылись — чьи посиделки в гараже у разобранного радио превратились в фундаментальный труд о физике тех вещей, которыми все мы хотели бы обладать, когда вырастем. Мы выросли, а Митио Каку — нет. Поэтому он, в отличие от нас, с детской любознательностью и энциклопедической точностью разбирает, когда мы, наконец, начнем читать мысли и путешествовать во времени (правильный ответ — и то и другое с позиций современной физики вполне осуществимо в будущем).

Зачем: Митио Каку, без преувеличения, современный Роберт Стивенсон. Его остров сокровищ — это «теория всего», которая могла бы математически объяснить, без преувеличения, все, что творится вокруг нас. Доктор Каку, конечно, не идет на подобные обобщения, но мы позволим себе резюмировать его «Физику невозможного»: все, что вы только можете себе представить, возможно. Подпитывайте мозги этой идеей и фактами, изложенными с бодростью раннего Дефо, самоуверенностью позднего Уэллса и точностью текущей «Британники».

Цитата: «Мне не единожды говорили, что в настоящей жизни приходится отказываться от невозможного и довольствоваться реальным. За свою короткую жизнь мне не раз приходилось видеть, как то, что прежде считалось невозможным, превращается в установленный научный факт».

Брайан Грин «Элегантная вселенная. Суперструны, скрытые размерности и поиски окончательной теории»

О чем: Вы когда-нибудь пытались произвести впечатление в компании? В той, которая знает, что Эйнштейн — это не новая марка лака для волос? Прочитайте Брайана Грина, и почетный платиновый орден гика всея Руси перейдет к вам вместе с необходимостью подсказывать во всех кроссвордах. Бонус — женский интерес, девушки любят эрудитов.

Зачем: Никогда не объясняли подвыпившей женщине общую теорию относительности на примере батона? Попробуйте. Ваша сексуальная жизнь непременно обогатится. Нет, вы сначала попробуйте, а благодарности можете слать потом.

Цитата: «Поистине вдохновляет то, что существа, обитающие на одной из планет, обращающейся вокруг заурядной звезды на окраине ничем не примечательной галактики, сумели путем размышлений и эксперимента выяснить и постичь ряд самых загадочных свойств физического мира. Тем не менее физики так устроены, что они никогда не будут удовлетворены до тех пор, пока не почувствуют, что достигли глубочайшего и наиболее фундаментального понимания Вселенной».

Ричард Фейнман «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман»

О чем: Дик Фейнман прописывается в Лос-Аламосе, чтобы немножечко поспособствовать разрешению знаменитого «Манхеттенского проекта». Маленький проныра еврей, не желающий вписываться ни в какие принятые на спецобъекте нормы поведения, взламывает чужие сейфы и компьютеры, выводит не физические, но психологические правила секьюрности, полностью обновляя правила безопасности на «красной кнопке». Во всех книгах о Фейнмане будет записано, как соседи восхищались еврейским мальчиком, который думал перед тем, как собрать радиоприемник. Ни в одной, кроме автобиографии, не будет упомянуто, как молодой физик, только что потерявший сгоревшую от рака жену, сидит в стриптиз-баре и зарисовывает свои мысли о происходящем.

Зачем: это не научпоп про сложные теории, объяснение которых вы забываете на третий день, и остается только козырять терминами. Это очень человеческая история в хорошем смысле — о том, как у отца Дика получилось развить в нем любознательность, без которой невозможен ученый; как ясное мышление физика противостоит социальным стереотипам и когнитивным искажениям, делая мир лучше; как любимое дело помогает пережить потерю близких и как можно не быть социопатом, будучи гением. Наконец, это просто захватывающее чтиво, написанное человеком с отличным чувством юмора.

Цитата: «Видите ли, мой отец воспитывал во мне противление любому величию и помпезности (он занимался продажей униформы, а потому знал разницу между человеком в униформе и без нее — разницы не было)».